Почему в Самаре не помнят азербайджанцев – нефтяников -1?

 

Когда на прошлой неделе рассказал, что в Баку фонд Гейдара Алиева снял документальный фильм, в котором рассказал в том числе о том, что нефтяная промышленность Куйбышевской области в годы войны возникла благодаря эвакуации из Баку на Среднюю Волгу новейшего оборудования и тысяч специалистов — нефтяников получил интереснейшие отклики: кто-то начал рассказывать о том, что об этом рассказывается в виртуальных музеях Самары (а вот об участии жителей Воронежа в создании Безымянки у нас только с утюгов не вещали…) и о том, что кто-то не прочь снять фильм на эту тему.

Интересные ответы, хотя частично в них можно получить ответ на интересующий меня вопрос – почему азербайджанцев в военном Куйбышеве в упор не замечают?

Причина этого не армянское лобби в жизни Самары, которое легко снимает и назначает министров и губернаторов, а в том, что про нефтянку в меркантильной столице 63 ру говорят, пишут, исследуют, снимают только за деньги. Иначе никак. Обычного интереса – ноль.

А еще причина в том, что азербайджанцы работали и создавали чаще не в самом Куйбышеве, а на периферии области – в Сызрани, Похвистнево, Кинельском и Ставропольском районах, у нас же на Средней Волге привыкли отождествлять история края с историей ее областной столицы, раз в Куйбышеве не было рабочих – азербайджанцев, как и рабочих – туркмен, трудившихся в химии Чапаевска, а были заводчане – воронежцы, туляки и москвичи, значит – последние – главные люди, а кавказцев можно не замечать и не рассказывать про них.

У нас про бывшего главного архитектора Самары Каркарьяна больше рассказано, чем про тысячи азербайджанских работяг, поменявших свой теплый край на заснеженное неуютное Поволжье.

А про азербайджанцев в Куйбышеве я все же информацию нашел – в специализированной литературе Самаранефтегаза, ну не могли сами нефтяники промолчать про тех коллег с южного Кавказа, которые в тяжелейшие военные годы создавали условия для рывка  нефтяной отрасли Среднего Поволжья.

Книга эта называется «Самаранефтегаз 70» и издана она в 2006 г.

— В Куйбышевскую область во время войны было перебазировано полностью или частично оборудование более ста предприятий, в том числе восьмидесяти крупных заводов и фаб­рик. В эти годы в области создаются новые oтрасли промышленности нефтедобывающая, подшипниковая, автомобильная, газовая, авиационная. Особую известность получил авиазавод, инженеры и работники которого в кратчайшие сроки наладили выпуск легендарных штурмовиков Ил — 2

Достоин исторической памяти и трудовой под­виг самарских нефтяников, Война возложила на них особое правительственное задание — всемерно форсировать добычу нефти. И они его с честью выполнили,

Необходимо подчеркнуть, что это задание было продиктовано колоссальными потерями, которые понесла наша страна уже в первые месяцы войны В 1941 году они составили 40 процентов промышленного потенциала страны В том же 1941-м и в следующем, 1942 году ощутимый урон был нанесен нефтяной промышленности. Немцы захватили Краснодарский край (Майкоп), где еще до их прихода было ликвидировано более тысячи действующих нефтяных скважин Фашисты рвались на Северный Кавказ бои шли на подступах к Грозному, где также пришлось ликвидировать, часть основного фонда нефтяных скважин Врагу нельзя было оставлять ни капли нефти

Прекратили свое существование нефтеперерабатывающие заводы  в городах Одесса, Бердянск, Туапсе и Краснодар. Все они были демонтированы и вывезены на восток.  К этому следует добавить, что и Азербайджанская ССР на долю которой приходилось более 70 процентов довоенного уровня добы­чи нефти по стране, хотя не утратила своего значения как основная сырьевая база, но ее потенциал значительно уменьшился. Это было связано с тем, что пути бакинской нефти и неф­тепродуктов через Северный Кавказ и по Волге были перерезаны врагом. В центральные промышленные районы они стали доставлять­ся по Каспийскому морю на Красноводск и да­лее через Среднюю Азию. Кроме того, значи­тельная часть бакинских предприятий была пе­ребазирована на восток.

В этих условиях Государственный Комитет Обороны (ГКО) принимает решение восполнить потери нефтересурсов за счет форсирования нефтедобычи в районах Волго-Уральской нефтя­ной провинции — в Башкирской ACCР Пермской, Оренбургской и Куйбышевской областях. По расчетам ГКО именно Куйбышевская область должна была значительно нарастить добычу и стать основным и стабильным поставщиком неф­ти и нефтепродуктов, в которых остро нуждались и фронт, и тыл.

К примеру, в соседней Башкирии уже в дово­енном 1940 году было добыто около полутора миллионов тонн нефти. А вот по Куйбышевской области, где расчетные запасы нефти были значительными, в том же 1940 м было до 220 тысяч тонн нефти, что составляло 0,7 процента от общесоюзной добычи Однако расчеты Государственного Комитета Обороны полностью оправдались. Куйбышевская область оказалась одним из немногих регионов, сумевших в тяжелейших условиях военного лихолетья обеспечить не только стабильную добычу нефти, но и ее многократный рост. Если в Башкирии добыча нефти в годы войны сократилась (1 млн 338 тысяч тонн в 1945 год то в Куйбышевской области за этот же период возросла в 5 раз и составила в 1945 году 1 млн. 33 тысячи тонн. Всего за годы войны в Куйбышевской области было добыто 3,4 миллиона тонн, нефти, или почти в 8 раз больше, чем за весь до­военный период. Некоторое увеличение добычи нефти произошло в Пермской области, но ее объ­емы были не столь значительны (185 тысяч тонн в 1945 году). Почти в 10 раз увеличилась добыча нефти в Оренбургской области, но ее объем в конце войны составил чуть больше четверти того, что добывалось в Куйбышевской области.

Выход Куйбышевской области на передовую линию нефтедобычи потребовал целого ряда организационных мер. Приняты они были неза­медлительно.

9 апреля 1942 года в области был создан Куйбышевский нефтяной комбинат. Его образо­вание имело целью собрать в единый кулак все нефтяные предприятия Куйбышевской области и к этому времени довольно многочисленные, но разрозненные.

Кроме треста «Сызраньнефть», нефтяную отрасль области представляли Ставропольский укрупненный нефтепромысел (организован на базе Ставропольской нефтеразведки в 1941 году), трест «Бугурусланнефть» (организован в 1938 году), строящийся Сызранский нефтепере­рабатывающий завод. Средневолжский геолого­разведочный трест, Куйбышевская контора Главтехснабнефти, контора «Востокнефтепроекта» и некоторые другие организации. Все они и вошли в состав Куйбышевского нефтекомбината. Его директором был назначен В. А. Каламкаров, главным геологом Г. М. Рыжов, которого вскоре сменил А. Н. Мустафинов.

Организационные меры затронули и от­дельные предприятия. Так, Средневолжский ге­ологоразведочный трест, зона деятельности кото­рого охватывала несколько областей, был преоб­разован в трест «Куйбышевнефтеразведка» с ог­раничением территории нефтеразведки только Куйбышевской областью. Его управляющим был утвержден А. А. Васильев, главным геологом Л. П. Задов. Назревала необходимость организа­ционной перестройки треста «Бугурусланнефть». Он занимался разработкой Бугурусланского и Новостепановского месторождений нефти на терри­тории Оренбургской области и Калиновского месторождения на территории Похвистневского района Куйбышевской области. От 70 до 80 про­центов объема добычи по этому тресту приходи­лось на Калиновский промысел. Исходя из этого. Куйбышевский обком ВКП(б) дважды (в январе и июле 1942 года) поднимал вопрос о включении Бугурусланского района в состав Куйбышевской области. Положительного решения не последо­вало, и тогда по указанию обкома партии Куйбы­шевский нефтекомбинат начал готовить матери­ально-техническую базу для самостоятельного треста «Кинельнефть», который был образован в марте 1943 года и тоже вошел в состав нефте­комбината.

Программа основной деятельности комби­ната определялась возложенными на него зада­чами по обеспечению фронта и тыла топливом и нефтепродуктами. Таковыми являлись: мак­симальное увеличение добычи нефти на дей­ствующих нефтепромыслах Куйбышевской и Оренбургской областей, ускоренная разведка и ввод в разработку новых нефтяных месторож­дений, ускоренный ввод производственных мощностей Сызранского нефтеперерабатыва­ющего завода, строительство нефтепроводов и газопроводов и другие. Все эти задачи были не только трудными и сложными, но и в высшей мере ответственными, поскольку исходили не­посредственно от Государственного Комитета Обороны, Совнаркома, Наркомата нефтяной промышленности СССР. Во время войны зада­ния по добыче нефти поступали из центра не только в разрезе областей, комбинатов, трес­тов, но и отдельных промыслов. И это неудиви­тельно: если на учете в ГКО, по свидетельству современников, была каждая тонна нефти, то что же говорить о промыслах? Их добыча нахо­дилась под неослабным и жестким контролем. И даже отдельные особо перспективные сква­жины привлекали внимание центра.

Однако выполнение всех этих ответственных задач было немыслимо и даже невозможно без решения постоянно возникавших неотложных проблем Одной из них была проблема кадров

В связи с мобилизацией опытных нефтяников в армию личный состав промыслов и буровых предприятий поредел, и надо было его не только восстановить, но и умножить. Решение этой проблемы имело свою специфику.

В частности, перед нефтекомбинатом не стоял вопрос, кем заменить мобилизованных нефтя­ников. В те несколько месяцев, которые предше­ствовали образованию комбината, на этот воп­рос война уже дала ответ Согласно Указу Прези­диума Верховного Совета СССР мобилизация на­чалась 23 июня 1941 года, а уже на четвертый день войны, 26 июня, сызранская городская га­зета «Красный Октябрь» опубликовала письмо жен работников треста «Сызраньнефть», обра­тившихся с призывом ко всем женщинам города заменить на производстве ушедших в армию мужчин. На призыв откликнулись сотни матерей, жен и сестер фронтовиков.

Много их пришло и в трест «Сызраньнефть». Они стали работать операторами по добыче нефти, замерщицами дебитов скважин, рабочими на буровых, кочегарами, землекопами, шоферами, плотниками, и даже молотобойцами.

Пройдет время и Родина высоко оценит их самоотверженный труд. В 1946 году медалью «За доблестный труд в Великой отечественной войне 1941-1945 гг.» были отмечены 286 работниц треста «Сызраньнефть»….   

На промыслы и буровые вернулись вышед­шие на пенсию работники, приходили подрос­тки — вчерашние школьники, учащиеся школ ФЗО (фабрично-заводского образования) и ре­месленных училищ.

В первые же месяцы войны в Куйбышевскую область были репатриированы немцы По­волжья, крымские татары. Из западных областей страны эвакуировался ряд предприятий вместе с работниками и их семьями. Только Сызрань при­няла свыше 60 тысяч эвакуированных.

Осенью 1942 года по постановлению Государ­ственного Комитета Обороны в Куйбышевскую область начал прибывать большой отряд — пять тысяч нефтяников из Баку и Грозного.

Проблема кадров, следовательно, заключа­лась не в отсутствии людских ресурсов. Она состояла в том, чтобы принять, разместить, на­кормить тысячи измученных людей, которые вливались в промыслы. Да и одевать их приш­лось: у большинства прибывших не было зимних шапок, не говоря уже о валенках и шубах.

В тот период это была задача на грани воз­можного. Руководство Куйбышевского нефтекомбината и всех его подразделений совместно с местными советскими и партийными властями размещало людей в клубах, школах, админис­тративных зданиях, расквартировывало в поряд­ке уплотнения в домах местных жителей.

В Похвистневе, например, куда прибыла большая часть южан, их разместили в клубе же­лезнодорожников, домах местных жителей и в окрестных селах в радиусе до 10 километров.

Конечно, это не решало всей проблемы. Нужно было срочно строить жилье. Но где взять цемент, лес, кирпич? И тогда принялись за сооружение землянок, бараков, изготовление саманного кир­пича, из которого строили двухэтажные дома. Се­рию таких домов построили в Похвистневе на но­вой улице, которую назвали Бакинской. Из этого же материала сооружались дома в деревнях Калиновке, Яблоновке, Сосновке, Муханове Похвистневского и Кинель-Черкасского районов.

Одновременно строили бани, прачечные; от­крывали медпункты и амбулатории; работники и семьи фронтовиков снабжались дровами, керо­сином, продуктами и т.д.

Примерно такое же положение складывалось и в Сызрани.

Произошло смещение акцентов и в организа­ции подготовки и обучения кадров Нужно было уже не только проинструктировать новичков на рабочих местах, обучить их азам профессии на краткосрочных курсах и в кружках техминимума, но и помочь овладеть приемами труда и немалым опытом работы передовиков производства.

С этой целью организуются вечерние стаха­новские школы, в которых изучались методы скоростной проводки скважин, безаварийной и безопасной работы, опыт работы фронтовых бригад и т.д. в тресте «Сызраньнефть» через эти школы прошло более 300 человек.

В годы войны появились новые производ­ственные участки, промыслы, буровые пред­приятия, их организационно-производствен­ная структура усложнялась. В связи с нехваткой дипломированных специалистов многие штатные вакантные должности инженерно-тех­нических работников среднего звена замеща­лись практиками из числа рабочих, успешно освоившими все технологические процессы на своих участках. Руководство нефтекомбината уделяло должное внимание вопросам учебы и переподготовки этой категории работников. Опытных работников посылали на курсы повы­шения квалификации в Куйбышев, другие го­рода и даже в Москву.

Первостепенными были и вопросы матери­ально-технического оснащения нефтяной промышленности, которая, как известно, не только чрезвычайно энергоемкая, но и матери­алозатратная.

Продолжение следует

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s