Революция в самарском селе: разграбить и поделить

Алексей Галактионов

Алексей Галактионов

Если судить по книге «История Междуречья», подготовленной кинельскими краеведами Кривобоковым и Кудряшовой, большой разницы между самарским селом в 1917 и в 1918 годах не было. До появления вооруженных чехов все продолжалось по сценарию накатанной стихийной пугачевщины — забрать и поделить, если сопротивляются переделу — можно и убить. Причем делят уже не только помещичье, но и кулацкое и даже соседское хуторское. Это была не социализация, не большевизм, а анархия, подогреваемая страхом голода, хотя о каком голоде можно говорить, когда даже на жд станции Кинель одна корова на 2,5 человека? Это страх, подогреваемый деревенскими спекулянтами и доносительством.

И снова в центре внимания — мигранты, беженцы, теперь во время мирных переговоров в Брест-Литовске они в губернии становятся настоящими заложниками ситуации.

Главное внимание — железной дороге.

1918 год

1 января. Из отчета Алексеевского волостного продовольственного комитета: «…на всю волость сталось 1 пуд сахара…

4 января. Прошли волостные сходы крестьян. Были установлены общие правила рыбной ловли…. Было образовано шесть урочищ: два по реке Кинель и четыре — по реке Самара. Лов рыбы в чужих урочищах без разрешения Совета запрещен. Длина невода не должна превышать по­ловину ширины реки, бредень не более 10 метров. Рыба должна продаваться местному населению со скидкой 25%. Рыбу размером меньше ладони ловить запрещалось.

14 января принят «Декрет о власти в губернии». Были распущены органы городского и земского са­моуправления, в селах упразднены земские управы и создавались Советы. А.П. Галактионов был избран губернским комиссаром. Общее собрание служащих ст. Кинель приняло резолюцию о полной поддержке Советов и одобрило декрет о роспуске Учредительного Собрания.

21 января. Создана губернская ЧК. При станции Кинель образован транспортный отдел ЧК.

23 января. В Самаре разогнан губернский крестьянский съезд.

24 января. В селах нашего района началась реквизиция хлеба у зажиточных крестьян. В Домашке у братьев Зубаревых конфисковано 6595 пудов и роздано беднякам. Под конфискацию хлеба попали кре­стьяне села: Шишкин, Ишин, Ковыршин, Стоценкова, Кананыхин, Чемарев и др. В с. Сырейка реквизи­рованы три кузницы: Аксенова, Авдеева и Малкина, и шесть мельниц у крестьян Саушкина, Баленкова, Несредова, Зюзина, Рузянова и братьев Смолиных. Б с. Богдановка конфискованы мельницы у Ионова, Борисова, Карташова.

3-й съезд Советов

3-й съезд Советов был против мирного соглашения с Германией

В Алексеевке на р. Падовка конфискована мельница у И. Курга­нова. Им оказано сопротивление, его и жену арестовали. На следу­ющий день мельница была разграблена крестьянами села Сырейка. Вывезено шесть подвод муки и всё имущество. При разграблении убита 17-летняя дочь мельника Мария. Мельницу сожгли.

25 января вернулись из Петрограда: И. Попова из М. Малышевки, Антонов из Домашки, Загороднев из Тростянки и С. Терехин из Сколково, которые участвовали в работе 3-го Всероссийского съезда Советов. На съезде был принят закон «О социализации земли».

27января, ст. Кинель, телеграмма:«… отсутствие угля на желез­ной дороге грозит остановить движение, в связи с демобилизацией армии вызовет анархию и холод. Всем совдепам организовать заготовку дров вдоль железной дороги от ст. «Кинель» до Бузулука и Бугуруслана. При за­готовке дров применять принудительные меры вплоть до расстрела…».

21 февраля. Алексеевский волостной совет постановил организовать дружину.

27  февраля.   Организован   Бобровский   волостной   совет.   Высказался   против   заключения мира с Германией (Брестский мир). Совет призвал «прекратить партийные разборы и объеди­ниться вокруг Советской власти для защиты Родины  от «добровольческой народной армии». За это решение проголосовало 22 человека, за мир с немцами — 12 человек.

3 марта. После подписания Брестского мира с немцами приказом по железной дороге постановлено, не выпускать за пределы губернии беженцев. На ст. «Кинель» сделан отстойник для пойманных.

27 марта прекращена выдача пайков для беженцев.

Между Германией и Украинским правительством после Брест -Литовского мира было подписано отдельное соглашение

Между Германией и Центральной Рады Украины в Брест -Литовске было подписано отдельное соглашение — а беженцы с Украины стали своего рода заложниками в России

28 марта на ст. «Кинель» арестован комиссар революционной дружины Н. Гаврилов, которого обвинили в изъятии из Богдановского волостного Совета серебра и других ценностей из имения Чарыкова. На выручку ему пришли дружинники, и после короткой перестрелки его отбили у караульных ЧК. Выяснилось, что экспроприацией ценностей занимался другой отряд красногвардейцев с комиссаром Асаниным из самой Богдановки.

30 марта в Алексеевке при заготовке мяса для нужд Красной Армии были избиты заготовители. В село выехала комиссия с ревтрибуналом.

3 апреля, с. Домашка. Крестьяне самовольно начали занимать помещичью, казенную и церковную землю. Вспыхнула ненависть к лицам, живущим на хуторах и отрубах в достатке. На сельском сходе стали требовать переселить их обратно в село и пользоваться землей на коммунистических началах.

8 апреля в селе Кривая Лука комиссар Филатов с членами Богдановского революционного суда реквизировали хлеб для бедняков у зажиточных крестьян М. Старостина, С. Стожарова, В. Кузнецова, В. Зезина, Ст. Зезина, П. Коротина, И. Фокеева, И. Филатова, Н. Зезина, Н. Стожарова и Г. Лазарева. Под угрозой ареста крестьяне отдали семенную пшеницу.

14 апреля, 4-й Бузулукский уездный съезд по предложению Маломалышевской волости вынес реше­ние: «Конфискованную землю оставить у тех, кто может ее обрабатывать. Вдовам, сиротам, инвалидам -обрабатывать всем селом. Граждан, получивших землю и не засеявших ее, привлекать к ревтрибуналу!..».      

21 апреля в с. Парфеновка крестьяне распахали земли кулаков братьев Зубаревых и разобрали по своим дворам племенных лошадей с их конезавода.

1 мая, ст. Кинель. Население — 2417 человек, в селе имелось 13 бакалейных лавок, 4 мясных, 1 обу­вная и 3 буфета. У населения было 1275 лошадей и 1078 коров.

22 мая во всех селах объявлен декрет «Об изъятии излишков хлеба…». В нем, в частности, говорилось: «За недельный срок сдать излишки хлеба. Призвать всех неимущих крестьян к беспощадной борьбе с кулаками. Объявить всех имеющих излишки хлеба и не отдающих его «врагами народа». Пре­давать их революционному суду и заключать сроком на 10 лет с конфискацией имущества. Половину стоимость отобранного хлеба отдавать тем,… кто укажет на лиц, скрывающих излишки…».

Кинельская ЧК постановила: «На станции Кинель организовать летучий постоянный отряд по борь­бе с мешочниками и спекулянтами на поездах и станциях. Конфисковывать у всех лиц продовольствие, то имеет боже 0,5 пуда (8 кг) муки или хлеба, 800 грамм масла и 1кг 200 грамм мяса. В случае сопротив­ления расстрел на месте...».

30 мая. Домашкинский Волостной совет отказал в уплате жалования своему председателю №.Г. Воронину, пока он не выйдет из партии эсеров.

Advertisements

One response to “Революция в самарском селе: разграбить и поделить

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s