Закаленный в «Ямах»

Анатолий Морщинин - второй слева, Аббасов - крайний справа

Сейчас в России стало модным рассказывать подросткам, что рывок в жизни можно сделать легко. И не напрягаясь А потом всю оставшуюся жизнь курить. Поглядывая, как на тебя горбатятся другие.

В СССР подход к сказкам был строже. До вступления в пионеры электорат еще мог ориентироваться на русский фольклор, а вот потом все ждали коммунизма. Общего светлого будущего. И работали на него. В общем не сидели сложа руки. А некоторые принимали боксерскую стойку.

По боксу Анатолий Иванович Морщинин «зафанател» еще подростком. В 1953 году. В Вольске, где начал работать в 15 лет. Тогда сил у него хватало и на трактор, и на походы в местное летное училище. К спортивным наставникам. А дальше все было как в советской сказке про Золушку: выиграв на чемпионате Саратовской области в 1955 году призовое тульское ружье среди боксеров в весе 60 кг, он и сам попал «на мушку». Заняв на Спартакиаде Приволжского военного округа 2-ое место по велокроссу на 100 км и показав себя в боксе. Тогда на Спартакиаде «сваты» из штаба ПриВО всего заметили 97 перспективных ребят — велосипедистов, пловцов, боксеров. Всех их и забрали в столицу округа. Когда народу пришла пора служить.

Хотя что такое для спортсмена казарма? Во время курса «молодого бойца», который Анатолий проходил в Куйбышеве на проспекте Масленникова, он бегал в самоволку тренироваться. У спортсменов в индустриально-педагогическом техникуме и театре оперы. Потом в 1956 году его мучения кончились. Он выиграл спартакиаду округа и, наконец-то, тренер округа Николай Игумнов откомандировал его тренировать пацанов в суворовское училище. А суворовцы во второй половине 50-х были самой благодатной публикой. Неизбалованные и трудолюбивые ребята, у большинства из которых отцы не вернулись с войны, они как небо от земли отличались даже от курсантов середины 60-х. Они росли в семьях фронтовиков, где не по наслышке знали, что такое нужда, а вторые были детишками генералов. И прочих старших офицеров. В училище дети фронтовиков и отъесться могли, и образование получить. А главное людьми стать.

Вот эта молодая поросль «суворовцев» Куйбышева и дала «прикурить» авторитетным боксерским школам Союза. Сначала на соревнованиях вооруженных сил в 1957 году, когда она взяла 2-ое место по СССР, а потом в 1961-м на чемпионате в Одессе. Там наша команда дала пять золотых и трех бронзовых чемпионов. И заняла первое место в командном первенстве. В 1961 году у города Куйбышева появился и свой первый чемпион Союза. В полутяжелом весе. Им стал суворовец Женя Зайцев. А за самим Морщининым с тех пор закрепилась слава тренера у учеников которого не бывает нокаутов.

сейчас рядом с залом, где раньше готовили чемпионов торгуют живой рыбой

Хотя не все гладко выходило у самого героя куйбышевского бокса. Получившего за успехи ребят грамоту от командования округа и благодарность министра. Особенно с бытом. Еще на срочной, возвращаясь на теплоходе из командировки, Толя Морщинин познакомился с будущей женой Любой и со свадьбой после дембеля в 1958-м тянуть не стал. В 1960 году в семье появился сын, а вот с жильем были напряги. Молодым приходилось снимать угол в частном доме в «Ямах», рядом с городским кладбищем. Там же боксер тренировался, бегая каждое утро по грязным улицам возле памятника Шорсу и гоняя «ямскую» шпану. Недоумевавшую с утреннего похмелья, куда это мужик бегает.

Одновременно с «суворовцами» Морщинин после «дембеля» тренировал и в Куйбышевском авиационном институте, школяры которого тоже не хотели отстать от спортивной моды 60-х годов. Эта тяга у студентов была настолько сильной, что их даже не смущало время тренировок в театре оперы — после 22.00. Хотя потом работа в КуАИ выручила тренера: начавшееся в 1960-м году «хрущевское» сокращение армии докатилось и до Куйбышева. Сначала к нам перебросили кадетское училище из Оренбурга, а в 1964 году куйбышевских «суворовцев» перевели в Казань. Здание же училища перешло военфаку Мединститута.

Так, что после 1964-го жизнь Анатолия Ивановича оказалась повязанной с подготовкой ребят гражданских. От которых в 60-х не было отбоя. Например, в 1965-м к нему записалось 200 мальцов. Среди которых были и будущие звезды куйбышевского бокса:  Александр Старостин, Зульфигар Аббасов. Вспоминая их, тогда еще пацанов Морщинин потом считал, что тот набор был самым бойцовским. В целом. То есть работать на ринге могли не только отдельные ребята, как сейчас, бойцами были все. Причем не только с хорошими волевыми и физическими данными, но способными думать и не подставляться лишний раз. Под удар. С тех пор за Куйбышевом и закрепилась слава. Города где разбиваются чужие спортивные авторитеты. Своим воспитанникам Анатолий Иванович отдавался весь. В конце 1960-х его семья наконец-то получила свой первый угол — 14 метровую комнату на Куйбышева 122, главным преимуществом которого были сараи во дворе. Там в одном из сараев пацаны сделали топчаны и если кто-то из них после тренировок уже не мог ползти домой, то он ночевал прямо здесь (о  жизни в летних сарайчиках Куйбышева рассказывал здесь) На одном диване вместе с сыном Толей долгое время жил у Морщининых и Саша Аббасов, дядю которого перевели в Саратов. А ехать ему в интернат на Красную Глинку после тренировок было физически невозможно.

С конца 60-х эта плеяда ребят, пришедшая в бокс в 1965 году, резко пошла наверх, беря медали на клубных, российских и всесоюзных чемпионатах. Было благожелательным и само отношение общества к спортсменам. У «Спартака», например, имелись две базы за Волгой, размещавшиеся на прибуксированных стареньких пароходах, на «Зеленой Роще» а проблем у ребят не существовало ни с питанием, ни с оплатой дороги. В любой уголок СССР. Хотя иногда тренер шел и на прямой конфликт с власть предержащими. Так, в конце 60-х много шума наделала его газетная статья о спортзале в театре оперы, который по мнению Анатолия Ивановича был слишком убогим, а еще там в будке хранили портреты членов Политбюро ЦК КПСС. Которые таскали на демонстрации. Потом в середине 1970-х, когда из зала выехал горспорткомитет Морщинин все-таки сделал как планировал. Расширив спортзал поздней ночью.

У него было на это право. К тому времени изменился сам статус Анатолия Ивановича. Первого заслуженного тренера России по боксу в Куйбышеве. С 1968 года он стал старшим тренером по боксу российского «Спартака», а потом 21 год тренировал сборную России. Причем не только учил ребят технике боя, но и овладел лечебной авитаминизацией и массажем. Побывал со сборной России в Африке. В конце 1980-х. Где тренер кормил ребят кашами, колбасой и тушенкой с родины. Иначе прожить все сборы на 240 баксов было невозможно. Зато прародину Мохаммеда Али наши боксеры поразили. Техникой бокса.

в 1990-ые резко обнищала вся страна. Спортсмены исключением не были. И если раньше за неучастие в выездных соревнованиях тренеров руководство спортклубов по голове не гладило, то теперь всем все «по барабану». Это — чужие проблемы. А вот политики о помощи больше говорили. Например, в 1999-м еще до объявления выборов в госдуму Организация ветеранов самарского бокса вместе с главным тренером области Морщининым к Александру Белоусову за помощью обратилась. Мол, сейчас местный бокс по-прежнему является сильнейшим в России, только за счет работы тренеров и ветеранов с юношами. Но вот труд многих наставников, известных чемпионов и самих спортсменов сегодня незаслуженно забыт. К сожалению. Только на учете в организации состоит 10 инвалидов. Подобное невнимание к проблемам самарского бокса сказывается на его состоянии: из-за отсутствия средств многие всероссийские турниры проходят без участия спортсменов из нашей области.

Боксеры просили Белоусова  помочь ветеранам бокса, а еще подросткам, занимающимся боксом, поучаствовать во всероссийских турнирах. Как же, эту просьбу заволокитили в его канцеляриях. А потом депутат на турнире имени Василия Шишова, как ни в чем не бывало к Анатолию Ивановичу подошел. О чем-то говорить пытался. Ему политику было не понять о чем думают те люди, которые не на словах, а всей своей жизнью доказали что такое быть первыми. И воспитали сотни ребят.

3 responses to “Закаленный в «Ямах»

  1. Спасибо за статью. Я сам занимался у Анатолия Ивановича, а потом и у Саши Аббасова. Был одноклассником и другом Толи Морщинина. С гордостью считаю своими приятелями Толю Хайрулина и Сашу Грызункова, которые сегодня продолжают традиции Самарского спартаковкского бокса. То, что сегодня склонны забывать старых заслуженных тренеров тренеров — просто позор.

  2. ВЕЛИКИЙ ЧЕЛОВЕК , НАС ВПЕРВЫЕ АНАТОЛИЙ ИВАНЫЧ НАБРАЛ МАЛОЛЕТОК ТРЕНИРОВАТЬ , ЭТО БЫЛО В ДАЛЕКОМ 1995 ГОДУ …ДАЙ БОГ ЕМУ ДОЛГИХ ЛЕТ ЖИЗНИ, ВОСПИТЫВАЛ ЛЮДЕЙ И БОЙЦОВ САМЫХ НАСТОЯЩИХ , Я ЕГО ФИРМЕННАЯ ПШЕНИЦА ДО СИХ ПОР ПЕРЕД ГЛАЗАМИ !

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s