Михаил Глебович, который соединял губернию… соединял нас….

1 мая 2011 года, все свои, включая Надежду Осипову и моего старшего сына

Когда вчера ветераны от меня узнавали, что ушел из жизни Михаил Глебович Федоров, аналитик в области межнациональных и межконфессиональных отношений, преподаватель, общественный деятель, в каком-то смысле легенда земли самарской, они говорили — ну вот, как самый молодой, теперь ты будешь фиксировать в блоге людские потери Самары…- внезапный уход Федорова стал настолько сильным потрясением, что люди задумались о жизни вечной.

А я не хочу фиксировать, я хочу общаться с живыми и здоровыми друзьями, советоваться, шутить, обсуждать текущие новости. Не случайно на его день рождения 3 года назад я сказал Глебычу:

Если бы жизней было несколько, я одну провел бы в беседах с вами.

Кем был для нас Михаил Глебович?

Без всякой скромности скажу, что очень многим. И в первую очередь примером для подражания.

Ведь он всегда замахивался на большое, независимо от того статуса, который имел в тот или другой момент.

Например, я твердо убежден, что межнациональный мир который создан с губернии — это дело рук его профессиональной команды, которая работала по этому направлению в Белом доме с начала 1990 годов. Именно поэтому ему очень не понравилось, когда в Самаре после 2015 года начались антимордовские пиаровские провокации. Ну, как так можно, говорил мне — ведь в руководстве самарской Митрополии РПЦ служат тоже люди мордовской национальности, нельзя раскалывать нас, волжан по этому признаку.

Еще одной его большой болью было состояние Самарского землячества  и то, что сейчас, похоже, оно никому в 63 регионе не нужно, а ведь при создании этого общественного объединения туда подтягивались такие люди! Сколько раз он пытался заинтересовать этой темой медиа, но увы…

Сейчас думаю, ну почему же я не записывал для памяти все что Глебыч рассказывал про свою жизнь, наверное потому что он всегда казался вечным, как сама мудрость, которая по определению не может быть конечной. Поэтому когда сейчас начинаешь в памяти перебирать все, что связано с ним, выхватываешь каким-то отрывками. Общее понимание величины этого человека, думаю, придет позднее.

1960 годы, студент

Итак какие корни были у Глебыча? Сам он рассказывал: дедушка — беляк, русский человек до мозга костей, а вот бабушка — дочь немецкого пивовара и гордой полячки.

Три крови: русская, польская и немецкая. Полный интернационал на Волге.

Не случайно Михаил Глебович иногда принимал на себя функции переводчика при общении с теми же поляками, как это произошло на библионочь в апреле 2014 года, в библиотеке Самары на ул. Ленинградской 7, где российские читатели общались по скайпу с польскими при его посредничестве. Тогда сразу после киевского майдана и начала конфликта на Донбассе Глебыч, как штурман провел диалог между проблемными темами, оставив в поле зрения только вопросы литературы, читательской аудитории и состояния библиотек.

А вообще роль переводчика ему и его однокурсникам из Куйбышевского Пединститута пришлось принять практически сразу по поступлении на 1 курс в 1966 году. Переводы там выполняли даже на лекциях, хотя и молодежного экстрима хватало, например, для того чтобы выпить сухое «Алиготе» в хорошей компании, в раздевалке института.

Оттуда же из педа он вынес свои рассказы про людей, затем ушедших в легенды, типа педагога Николая Магомедова, будущего социолога Ивана Беккера, поэта Александра Белоусова, затем эмигрировавшего в Израиль, он хорошо знал их.

После окончания вуза в 1970 году были годы в образовании, в том числе в учебных аудиториях Куйбышевского медицинского института, где он преподавал философию вместе с отцом главного врача детской инфекционной больницы №5 Сергея Китайчика, затем защита диссертации по философии, после чего его затащили в обком КПСС, в лекторскую группу — здесь то я с ним в 1980 годы и познакомился, когда начал наводить справки по реально работающим в Самаре церквям (не только РПЦ).

встреча с СГ ноябрь 2018 года

Именно там, в обкоме Михаил Глебович, к примеру, и понял, что тот же будущий губернатор Титов еще, когда он возглавлял производственный кооператив был настроен резко против того, что называлось в СССР атеизмом, они пересекались и общались на эту тему. Это было показателем настроений в обществе.

Но более плотно общались Федоров с Титовым уже в 1990 гг., когда Глебыч работал руководителем департамента в Белом доме, хотя в те годы были перерывы, в ходе которых он успел отметиться как сотрудник Самарской Газеты и аппарата Самарской губернской думы.

Именно в 1990 годы Глебыч и приложил усилия для создания той системы межнационального мира в губернии, которая существует и по сей день, не случайно вчера, когда стало известно о его смерти, первыми выразили свои соболезнования представители многочисленных национальных диаспор области и это при том, что он уже свыше 10 лет не занимает руководящие должности по этому направлению. Его мнение эксперта до сих пор является решающим и бесспорным.

Да, бывали и у него в БД «черные дни», я помню, когда на ковер к сердитому Титову он ходил махнув для стрессоустойчивости 50 грамм коньяка, а на следующий день губернатор, встретив его на лестнице, излучал саму любезность.

Много крови попила у департамента межнациональных отношений тема восстановления синагоги Самары. Куча конкурирующих организаций, куча конкурирующих людей, а итоге все это в 1990 годы оборачивалось неспособностью к диалогу и работе по реставрации.

Михаил Глебович ведет диалог с Польшей

Несмотря на это сам Федоров говорил тогда:

— Самарские евреи — всем евреям евреи. Во-первых, они одни из немногих, кто задолго до отмены «черты оседлости», сумели через неё просочиться.

Во-вторых, самарские евреи дали выдающихся представителей еврейского бизнеса — Чаковского и Льва Хасиса, Романа Бейгеля, Александра Хенкина, Вячеслава Аронина и т.п.

Именно с тех пор Глебыч держал под своим патронажем проблематику межнациональных отношений и иногда просил написать что-то на эту тему. Особенно, когда видел, что аппарат власти игнорирует отдельные национальные организации.

Хотя он хорошо знал не только про это, как краевед и человек, выросший на Чкаловском спуске он мог, к пример подолгу рассказывать про куйбышевских босяков и наркоманов, некогда живших там, где потом построили дома по ул. Полевой и Волжскому проспекту. Именно от него я узнал, что  массово этих людей переселили в 1960 гг. в район ул. Партизанской — Дзержинского. Еще он красочно живописал места своего детства: район на Молодогвардейской, где потом поставили Горизонт — впоследствии Газабнк:  с его слов там был курмыш, тихая улочка, на которую выходила стена лако-красочного предприятия, со стороны Чкаловской стояло здание мечети, а на том месте, где построили дом быта «Горизонт», была пивная. Вниз спускались многочисленные бараки, где жил самый разнообразный народ, в основном русский и татарский.

Еще в Белом доме он неофициально опекал журналиста Андрея Федорова, историка Эрнеста Старателева, археолога Сергея Зубова, юриста Сергея Арсентьева. У него вообще было правило — везде создавать вокруг себя сообщества людей, казавшихся ему неравнодушными и перспективными.

После администрации Самарской области, с 2006 года Глебыч поработал на местных выборах, в министерстве культуры, Доме дружбы народов, с волжскими казаками, Митрополией РПЦ, в университете Королева, где он готовил магистров.

последние слова для меня за несколько часов до смерти

Почему везде звали Михаила Глебовича? Он был абсолютно не эгоцентричен, абсолютно, при том, что жизнь иногда очень сильно испытывала этого человека — инфаркты не приходят зря. В последние месяцы жизни он сильно переживал за известного археолога Сергея Зубова и радовался его успехам в университете.

Вообще Федоров старался смотреть и предвидеть развитие ситуации в нашей стране с непредсказуемым даже прошлым. Еще в 2007 году, он задолго до известного закона об изоляции российского интернета, например, объяснял вашему покорному слуге про его электронную книгу по истории самарской торговли:

— Ну, прикроют твой Инет и что? А бумага-то останется…

Он всегда говорил то, что думал, конъюнктурности или какого-то страха в нем не было никогда. Он просто сторонился людей, которые вызывали у него отторжение.

Михаил Глебович очень хотел собрать бывших сотрудников Самарской Газеты, прямо горел этой идеей и таки собрал у себя дома 24 ноября 2018 года, в 2019 грозил повторить опыт, но еще большим составом. Не получилось… Увы…

Этот день 5 мая 2019 года, «Красную Горку» я запомню хорошо — 4 мая 2018 года ушла из жизни моя мать, теперь спустя день и год после печальной для меня даты — в 71 год покинул земную юдоль друг, советчик и наставник .

4 responses to “Михаил Глебович, который соединял губернию… соединял нас….

  1. А я его запомнил как Мишаню- однокласника по 15-ой многострадальной школе. Воистину светлый человек был и в памяти моей останется. Царствие небесное ему уготовано… Воистину Господь забирает лучших!

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s