Слава Украине! над Самарой (часть 9)

Демидов — Завальный, начало 1990-х годов

Тут меня недавно мемуары уроженца Самары, историка Андрея Демидова несколько удивили — оказывается в начале 1990 годов краевед Александр Завальный общался в кругу неких личностей, вынашивавших идею создания Русской республики (со своим парламентом) со столицей то ли в Самаре, то ли в Екатеринбурге.

Да, тут точно ничего не добавишь — ребята на нашу задницу активно приключений ищут… И именно на нашу, а не свою — мало им развала Союза, надо еще и Россию было добить.
Кстати, я еще раз «гражданский подвиг» Александра Завального по увековечиванию чешских карателей в Самаре оценил… Думаю, это примерно тоже самое, как если бы кто-то, но с фамилией Иванов (Петров, Сидоров) в конце XXI века предложил бы во Львове поставить монументы посвященные Моторолле, Гиви и другим героям Донбасса.

Было бы потом интересно посмотреть — сколько после такого предложения этот человек жить будет  и насколько отличается свободолюбивый «Пьемонт Украины» — Галитчина от «отсталой и тоталитарной России», где на подобные глупости рядовые жители и даже сотрудники «кровавого КГБ» внимания не обращают.

сепаратюги мечтали обрезать Россию в начале 1990 годов

Ну, а я снова изучаю — первоисточник — книгу Александра Завального, выпущенную в 1997 году:

— В марте .1919 года на земли красной России двинулся грозный  противник  адмирал  А.В.Колчак.   Расправившись   с эвакуировавшимися на восток членами Комуча и своими уральскими и сибирскими эсерами, адмирал провозгласил себя Верховным правителем России.

Сформированная им армия представляла серьезную опасность для кремлевских правителей (ну, конечно — ведь каратели Колчака вешали только правителей, а не простых обывателей — ИК).

куйбышев и фрунзе 1919 год

Находящийся в Самаре командующий 4-й армия Восточного фронта М.В.Фрунзе в марте назначается командующим Южной группой армий, в июле — Восточным фронтом и руководит операциями по отражению колчаковского наступ­ления и разгрому главных сил Верховного правителя. Восточ­ные уезды губернии превратились в поля сражений между красными и белыми.

В надежде на скорое освобождение от коммунистической власти поднимается доведенное до отчаяния комиссарским произволом крестьянство нескольких уездов Самарской и Симбирской губерний. Упования крестьян на то, что вихри гражданской войны пронесутся мимо и все обойдется, не оправдались. Бесконечные поборы и реквизиции, бесчинства продовольственных отрядов, насильственная мобилизация вы­звали мощное крестьянское восстание, получившее название «Чапанная война» (чапан — крестьянский кафтан), в котором участвовало около 150 тысяч человек. С вилами, кольями, цепами, баграми шли крестьяне защищать свою правду, «против диктатуры засилья коммунистов» (во дела — по губернии 150 тысячная орда с вилами прошла, а следов ее почему-то не осталось — ИК).

16    марта    вспыхнуло    восстание    в    слободе    Кинель Черкассы, населенной    украинцами и русскими. Дважды за несколько месяцев испытав набеги коммунистических отрядов сопровождавшиеся пьянством, насилием и грабежами, кинель черкасцы не выдержали, когда в слободу нагрянул продотряд и стал сгонять крестьянскую скотину.  На следующий день толпа крестьян  пришла к скотобойне  и  освободила  своих «кормильцев». Затем крестьяне направились в другой конец слободы, где продотрядовцы держали скотину, реквизированную накануне на украинско-русском хуторе Кожемякине. В это время в Кинель-Черкассах проходила партийная конференция. Узнав об освобождении арестованных коров (так коров сам Завальный аттестовал — ИК), делегаты бросили Самарский рабочий полк и бугурусланский коммунисти­ческий отряд, вооруженные пулеметами. Против такой силы почти безоружным крестьянам идти было бессмысленно, и кинель-черкасцы практически не  оказали  сопротивления.

знакомьтесь — арестованная корова

Заняв слободу, каратели начали массовый террор против населения. Созданный ими трибунал заработал на полную мощность. «У нас содержалось до ста человек арестованных повстанцев, — вспоминал один из членов трибунала Ефремов. -Следствие вели мы все, члены ревтрибунала и те, кто мало-мальски мог вести следствие». Комиссар Быков за взятки обещал содействовать арестованным, но ревтрибунальцы раз­облачили его и стали еще суровее. «Должен сказать, — при­знавался Ефремов, что жертв было немало. Кулачье за свое однодневное царствование поплатилось дорого». От продол­жения кровавой расправы кинель-черкасцев спасло известие о приближении наступавших колчаковских войск. Как сообразили члены ревтрибунала, воевать с колчаковцами трудней чем расстреливать безоружных мужиков, и поспешили ретироваться.

Справедливости ради стоит заметить, что победа колчаковской диктатуры сулила мало хорошего представителя низших сословий. Борьба двух режимов неизбежно должна была закончиться торжеством одного из них со всеми вытекающими отсюда зловещими последствиями. Ожесточившиеся солдаты обеих воющих армий несли крестьянству страдания разорение. Осознавшие это эсеры пытались еще раз определить свое место на крутых зигзагах русской революции. Колчак показался им большим злом. Большевики, по крайне мер не отказывались от дорогих для эсеров революционных лозунгов…

А на самарской земле в те весенние дни 1919 года, когда разыгрывался последний акт гражданской войны в Среднем Поволжье, на сцену неожиданно вышли украинцы. И это со­бытие получило большой резонанс по обе стороны фронта. На сей раз героями выступили казаки колчаковского куреня име­ни Тараса Шевченко (ну, а куда ж без него — ИК). Готовясь к наступлению и привлекая на свою сторону различные слои населения, «Верховный» пошел на создание украинских национальных частей. В результате на свет появился и упомянутый курень. Воинские звания и фор­ма несли в себе изрядную долю национального колорита. Ря­довые солдаты назывались казаками, унтер-офицеры — уряд­никами, фельдфебели — бунчужными. Были сотники, и конеч­но, куренной атаман — командир полка. Обращения соответствовали званиям — «пан бунчужный», «пан урядник». Погоны — желтые с синей окантовкой — отражали национальные украинские цвета (короче батальон «Азов» у Колчака — ИК).

Гитлер и Маннергейм

В период дислокации куреня в Челябинске в него вступила группа большевиков, рассчитывая создать подпольную ор­ганизацию и поднять восстание. Им это удалось, и, надо думать, почва для большевистской пропаганды была благодат­ная. Украинцы уже успели познать неприглядную реальность колчаковского «рая», а лозунги земли, воли, социального ра­венства, которые, как им казалось, получили полное воплоще­ние в большевистской России, звучали заманчиво и находили отклик в простых крестьянских сердцах. Коммунистическая власть уже провозгласила создание на Украине советской социалистической республики, а намерения Колчака вряд простирались до возрождения украинской государственности! Во всяком случае, когда в трудные для Колчака дни регент Финляндской республики барон К.Г.Маннергейм предложил двинуть на Петроград стотысячную финскую армию, прося лишь признать независимость фактически независимой Фин­ляндии, «Верховный» отказался и резко ответил, что никогда не поступится идеей великой и неделимой России (Колчак выходит порядочнее Гитлера оказался, который от помощи этого фина во время II Мировой войны не отказался — ИК).

В общем, используя довольно убедительно звучавшие ар­гументы, большевики перетянули украинцев на свою сторону Вспоминает один из активистов подпольной группы Д.Е.Лебе­динский:   «Прибыли на станцию  Сарай-Гир.   Ночевка здесь. Узнаем: белые уже за Бугурусланом, приближаются к Самаре.? Узнаем также, что слева, к югу от железной дороги, находится близко фронт. Завтра, наверное, и нас погонят на красных Узнали и название села, в которое нас пошлют — Кузьминовское». Орловский75 объявил: «Ревком решил, что если вблизи будут красные войска, завтра же поднять в Кузьминовском восстание, не дожидаясь, пока поведут в бой».

форма куреня шевченко

их кокарды

На следующий день, — это было 1 мая 1919 года, — курень вошел в село. При входе казаки «взяли ногу» и дружно под­хватили старинную запорожскую песню «Ой, на гори та й ясенци жнуть».77 В селе находился колчаковский полк. Не­смотря на это, восстание все же началось. По условному сиг­налу (три одиночных выстрела) казаки бросились на сотников и офицеров. Солдаты расквартированного полка, увидев та­кую картину, стали срывать с себя погоны. Еще в одном, со­седнем, полку началась паника. Пронесся слух, что прорва­лись красные. Часть колчаковцев побежала, другие сдались украинцам. На их сторону перешла артиллерийская батарея. Вечером восставшие части двинулись на соединение с крас­ными в село Бакирово. Там на общем собрании было едино­душно решено переименовать курень имени Шевченко в полк имени Ленина. Для воспитания в коммунистическом духе полк направили в Бугуруслан, привезли целый воз агитационной литературы и «укрепили» личный состав коммунистами, кото­рые проводили громкие читки и беседы по текущему моменту. Бывший курень побывал в Самаре, где его встречали предста­вители советских и коммунистических организаций. В июне 1919 года полк перебросили в село Каменный Брод около Сызранского моста, затем он воевал против уральских казаков в составе ударной группы, которой командовал В.И.Чапаев.

Продолжение следует

Реклама

4 responses to “Слава Украине! над Самарой (часть 9)

    • будет, будет — сам узнаю много, когда в тему влез, позиция Сталина в 1917 году вообще у меня шок вообще вызвала. когда узнал, что он тогда большим демократом чем тн Центральная Рада был, предлагая проводить референдумы, ведь после Версальского мира 1918 года в Европе именно на референдумах определялись новые границы Европы после 1 мировой войны

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s