Лучшая царица Самары – Анна Иоанновна

 

Ученые — экономисты (Николай Кульбак, Stephen Broadberry, Elena Korchmina) установили, что в XVIII веке в бывшей Московии, а со времен Петра I Российской империи, самыми зажиточными неожиданно оказались годы правления Анны Иоанновны 1730-1741, а на век Екатерины II пришлось катастрофическое падение ВВП, почти на 40% по сравнению с Анной Иоанновной – давали знать о себе многочисленные войны и фаворитизм, когда любвеобильная царица массово раздаривала крестьян своим молодым альфа-самцам.

Вот тебе и ненавистный герцог Бирон, а также иностранцы тесно обступившие императорский престол Анны…, оказывается по большому счету время Екатерины II, которую к власти привели русские дворяне, служившие в гвардии, было особенно разорительно для простого народа и именно эти обстоятельства привели к масштабному пугачевскому бунту, в котором приняли участие как казаки, так и недавно присоединенные инородческие народы, а также начали втягиваться коренные русские губернии.

ВВП России 18 века

Вспомнил, что уже писал год назад – осознанным присоединением к бунту Самара была обязана тому факту, что императрица отдала богатые рыбные места на Волге братьям Орловым, получившим Усолье. А до этого там на реке кормились казаки и прочие черные люди, занимавшиеся промышленным рыболовством.

Посмотрел по историческим документам и понял, во время Пугачева губерния еще не была той хлебной житницей, которой стала уже в XIX веке, хлеб во многом сюда привозили на продажу, а народ питался рыбой, дичью ими же и торговал. Отобрав у населения рыбу, императрица лишила население основных доходов.  Вот тебе и «Век золотой Екатерины» — как пел Игорь Тальков.

Однолюбка Анна Иоанновна обходилась дешевле, да я рассказывал, как ее Бирон выбивал деньги из своих крестьян в Усолье (бедное село после XVI века всегда было под гнетом идиотов – собственников) на строительство дворцов за границей – в Курляндии, но все равно для большинства жителей нашего края его время не было такой катастрофой какой стала Екатерина II.

Что еще увидел в документах Анны Иоанновны по Самаре.

В наш край пришли и расселились на выделенных для них землях Старополья калмыки. Да, калмыцкая княжна просила у царицы русских крестьян – рабов из православных, но получила болт, а посему земледелия в ее уделах не было.

Самара по время Анны притягивала беглых со всей России. Не зря в 1733 году здесь начала работать Сенатская экспедиция по беглым, дабы возвращать их на прежнее место жительства, у нее были заставы и разъезды, но поди выковори людей, которые оседали в лесочках вдоль Самарки и в 1742 году Сенат разрешил не выселять беглых из селений вдоль Самарской крепостной линии – какая-никакая помощь крепостицам (всего 21 крепость и форпост), туда государство даже переселяло не помнящих родства.

Что до других переселенцев, то переселявшаяся в эти края мордва и чуваши не были изначально ни крепостными, ни православными, а составляли они вместе с татарами, калмыками и башкирами больше половины 100 тысячного многонационального населения края.

Пограничная территория жила промыслами, торговлей и тарифами. Не случайно в начале 1737 г. Иван Кириллов приглашал сюда специально обученных людей для составления таможенных тарифов для азиатских товаров, а в конце того же года Василий Татищев рапортовал что в Самару  охотно приезжают купцы из разных городов и построены купеческие лавки, своего товарного производства в крепости на Волге тогда не было, здесь всему были рады, тем более что Самара являлась перевалочным пунктом для хлеба на Яик, в Яицкое казачье войско.

Что же касается рыбного промысла то надо полгать, что он был одним из главных стержней экономики региона – не зря же в 1739  тот же Татищев послал в Главную соляную контору донесение с требованием поставки илецкой соли в Самару и это при том, что еще в XVI столетии соляные промыслы поблизости в Усолье были одними из ведущих в Московии (управляющие Бирона столетия спустя не смогли поднять их на тот серьезный уровень, как это было во времена Смуты).

Надо полагать, что к просьбе Татищева во времена Анны Иоанновны располагал масштаб промышленного рыболовства на Волге в районе Самарской Луки. И это было действительно золотым веком для населения Среднего Поволжья, не считая несчастных крепостных рабов герцога Бирона в Усолье.

Ну а потом в 1768 году любвеобильная Екатерина подарила сначала многострадальное Усолье (всего 36 селений) Орловым, а потом и рыбные места на Волге. Свободному бизнесу в нашем крае пришел конец, рыболовство отдали на откуп рабовладельцам и олигархам, а простому народу в лице казаков элементарно стало нечем зарабатывать. И через 5 лет церковные колокола Самары радостно приветствовали повстанцев Пугачева – достала волжан царица со своими олигархами, а в памяти народе еще не стерлась память о хороших правителях, таких как племянница Петра Великого – Анна Иоанновна.

 

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s