Константин Титов о том, как подбирать падающую власть 1

Как известно экспертному сообществу в последнее время предпринимались некие усилия для того, чтобы переправить фонды Самарского художественного музея из здания на площади Куйбышева (правое крыло театра оперы и балета) в известное отреставрированное здание с Атлантами на ул. Венцека.

Специалисты говорят, что трогать фонды, особенно в такое время как наше – шутка опасная. Мало того, что Венцека пока не приспособлена для хранения, тут еще одна фишка есть, а ну если кто по пути тиснет художественные ценности, они понадежней валюты в наши времена будут.

Вот с разговора об аудите действий по фондам в последние дни старой уходящей власти мы и начали разговор с экс-губернатором Самарской области Константином Титовым.

Константин Алексеевич, после того как КПСС перестала быть властью был ли сделан какой-то аудит фондов областного художественного музея, другой серьезной собственности на территории региона? Крах прежней власти по времени был разорванный процесс, это произошло не одномоментно – эти активы могли и выводить…

— Нет, в 1991 – 1992 мы не проверяли.

— А когда?

— Где-то с 1994 года. А вообще мы придерживались схемы, что там есть ответственные за это люди.

— А другие материальные ценности, имеющие такую же ценность как музейные в области имелись?

— Нет, мы не дергались. Программ особых не было. Тогда надо было думать о пенсиях, зарплатах учителям, врачам, работникам социальной сферы, голова в основном была этим забита. А расчет делался на работу органов власти, где те же музеи находилось, правоохранительные органы.

— А государственное имущество на «запасные аэродромы» для лиц аффилированных руководству КПСС в Куйбышеве до ГКЧП выводилось?  

— Какое имущество?

— Помещения, техника…

— Это было все определено законом «О приватизации», работал комитет по управлению имуществом. Этим Владимир Мамигонов занимался.

— Константин Алексеевич, по тому, что было после 1992 года вопросов нет, а вот то что ушло в частные руки еще при Советской власти?

— До меня было совершенно другое. Это все вопросы к Виктору Тархову или Валентину Романову. Никому до этого тогда не было дела, но ОБЭП следила и докладывала. А так, до 31 августа 1991 года я был не в курсе – поскольку возглавлял городской совет, через нас ничего подобного не проходило.

А вот уже потом Олег Николаевич Сысуев организовал команду «Солнечный город» и туда все слил. Там работал Сидоренко, и он потом повесился от того, что они там натворили. Но нам удалось это дело пресечь, а вообще в области Валерий Махарадзе (начальник контрольного управления АП в то время – ИК) нам помог, он даже приезжал сюда.

Кроме того, были такие позиции в конце Советов – если просили помещения, то, во-первых, должны были предоставлять план, во-вторых, это люди получали в аренду. Как это было с салоном Гаруса на Ленинградской, но тогда нам дали половину от того, что мы просили. Ни с каким горкомом партии это не согласовывалось…..

Продолжение разговора следует…

Уже после интервью с Титовым посмотрел информацию начала 1990 гг. – в те годы городской депутат Владимир Ненашев поднимал шум по поводу того, почему часть имущества бывшей КПСС (29 автомобилей) в большинстве своем «Волги» «продолжают использоваться в соответствии с ранее заключенными договорами в различных организациях, учреждениях, предприятиях, обществах, ассоциациях г. Самары и области».

Нашел информацию и по «запасным аэродромам КПСС».                                   

Кооператив «Базис» учредителем которого выступал Куйбышевский горком КПСС был зарегистрирован в Октябрьском райисполкоме еще 1 ноября 1988 года. На улице Академика Павлова 1, в здании госуниверситета. Затем 7 февраля 1990 года горком по адресу Московское шоссе 120 учреждает кооператив «Блок». Этот кооператив под руководством директора Анатолия Черника должен был заниматься различными строительными работами.

Гораздо активнее КПСС в бизнес правда вливались структуры ВЛКСМ.

В апреле 1991 года самарский обком ВЛКСМ вместе с «Молодежным центром молодежи» и Театром студией «Самарская площадь» на базе Дома молодежи учредил ТОО «Самарский молодежный центр Юность» с совсем неслабым по тем временам уставным фондом 50 тысяч рублей. Также обком вместе с Молодежным центром «Диалог» учредил 20 марта 1991 года на Ленина 15 малое предприятие «Хеджер» во главе с Владимиром Осмоловским. Еще одной коммерческой фирмой комсомольцев стал «Р-Куб», созданный 5 декабря 1990 на Митирева 3 хозрасчетным объединением ОК ВЛКСМ «Энергия» (у обкома даже свой хозрасчетный центр к тому времени существовал).

Не отставали от обкома и райкомы ВЛКСМ Самары. В авторанспортной конторе на Мориса Тореза 67, 21 февраля 1990 года был зарегистрирован «Центр научно — технического творчества Озон», созданный Железнодорожным РК ВЛКСМ. Свое же предприятие, созданное 24 мая 1991 года Ленинский РК ВЛКСМ гордо назвал «Содружество».

В чем прав Константин Титов – в случае с обкомом КПСС, и в случае в обкомом комсомола в бизнес их топы вливали не госудрственные средства, а то, что принадлежало общественным организациям. И как бы формально не имело отношение к общенародной собственности. А частные компании в те годы создавали и оппозиционные активисты, например, Маркс Солонин в ноябре 1990 г. открыл свое малое предприятие «Блок» поблизости от Ленинского мемориала . 

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s