Да, Игорь, я Виктор Давыдов

друг мой Витька

Уже рассказывал, как исключительно при поддержке этого блога нашлись дальние родные по отцовской линии, которые помогли восстановить наше генеалогическое древо до Пскова 14 века – это было по-настоящему  приключенческим сюжетом, поглотившим меня летом 2020 года. Писал и о том, как на нас вышли родные по линии матери, восстановив через инет связи, которые оборвались в конце 19 века – как выяснилось они провели генеалогические раскопки до середины 18 века и искали нас в сети. Как сослуживцы отца, проходившие во время войны «учебку» в печально знаменитом лагере Суслонгер, дописывали здесь, на блоге историю этого «острова смерти» в бескрайних марийских лесах.

А недавно в «Одноклассниках», гляжу появились маяки внимания от не числившегося к тому времени в моих друзьях Виктора Давыдова – и спросил – Вить, это не ты? Услышал – Да, Игорь, я Виктор Давыдов, — и еще раз  вспомнил историю своего раннего детства. Еще один выпавший пазл на свое место встал.

Мои родители, когда я пошел в первый класс, специально продали телевизор, чтобы он не отвлекал меня от школы.

Мол, читай книги, тогда тоже борьба с гаджетами шла.

Но сама продажа не значила, что мы напрочь отлетели от телеэфира – по вечерам семьей ходили в гости на топовые просмотры к соседям, с которыми дружили родители… Первый сериал «Угрюм – река» там увидел, со своего места под высоким столом покрытым скатертью… А днем сразу после занятий я дневал и ночевал у Витьки Давыдова, моего одноклассника из первого подъезда. И лучшего друга у меня в младших классах не было, Витька еще был выше меня почти на голову и в обиду не давал… У него «Волшебника изумрудного города» впервые кукольного увидел.

Сам же Витька до сих пор с теплотой вспоминает мою бабушку Елену Яковлевну – правда он забыл, чем же таким клевым она нас угощала – не домашними пирожками? Начали восстанавливать картину и выяснилось, что она нам на улицу намазывала кусок свежего хлеба, отрезанный от буханки, вареньем, особенно мы с Витькой любили черносмородиновое.

Так мы и бродили у себя в районе на Мориса Тореза с бутерами, сопровождаемые завистливыми взглядами ровесников, а бродить было где — рядом остатки Черновских садов с озерами находились, а там плоты из старых дверей ребята гоняли.

Потом семья Витьки получила квартиру в другом районе, и они уехали, хотя память о том дворе осталась на всю жизнь – он признался, что и по сию пору иногда заезжает в район, где рос до 10 лет.

Ностальгия.

А у меня начались потрясения – сначала строительном вагончике под Москвой в 10 лет чуть не умер от острого приступа бронхиальной астмы (спасли врачи Скорой прямым уколом адреналина в сердце), потом по рекомендациям врачей родители четыре года подряд вывозили меня на три летних месяца в Кисловодск. Попал в этот город больным ребенком, а вышел в 14 лет мужчиной. Вернулся в сентябре 1974 года после терренкуров Кисловодска от своей 25 летней Лейлы к одноклассникам с мозгами человека, вкусившего запретный плод, смотрел на одноклассников – и думал, ну что за дети… Ей богу…

таким я зашел в Кисловодск в 11 лет

а таким вышел оттуда в 14 — слева Лейла

а такими пацанами увидел дома друзей

Правда прошло несколько месяцев на Волге и в привычном кругу снова стал подростком – как на качелях катался – вверх – вниз, пролетело еще время и опять среди моих друзей оказались молодые женщины старше меня на пять – восемь лет, ровесницы мне казались какими-то переигрывавшими. После Лейлы, которая несколько лет в письмах настойчиво звала меня к себе в гости в Баку мне трудно было общаться с ровесницами. При этом сам палец о палец не ударял для подобных знакомств в Куйбышеве – просто так в жизни складывалось, да еще взгляды хипарей на отношения в широкие массы пошли.

То ли пестуньи, то ли старшие сестры. Мнение окружающих считалось самой важной вещью, но моим подругам нравилось зажигать рядом с пацаном: днем на французское  кино в «Треугольник» или «Волну» сходить, а потом в зрачки друг друга близко-близко посмотреть.

Да, люди тогда были другими – Виктор Давыдов до сих пор хорошо помнит фамилии не только ребят с нашего двора, но и одноклассников, с кем учился до 4 -го в 1971 году.

Короче старая детская мужская дружба не ржавеет даже спустя полвека, ребята находят друг друга, а вот те самые женщины из моей ранней молодости пропали — их нет в виртуале. Но я все равно их помню. Теми самыми которых увидел глазами подростка: отважными и дерзкими. Такими же как мы с Витькой в 10 лет на Мориса Тореза. Видимо эти черты характера у послевоенных поколений в Союзе автоматом вырабатывались.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s