Охота на ведьм в Куйбышеве 1960-70гг. (XXII)

такой видел Болгарию в 1965 году Николай Сергеев

Летом 1965 года преподаватель исторического факультета Куйбышевского педагогического института и будущий зав. кафедрой научного коммунизма в институте культуры Николай Сергеев случайно попал в Болгарии на «шведский пляж» и с изумлением разглядывал там голых шведов, констатируя сколько тут худых седовласых старушек, сколько красивых юных девушек-юношей и сколько солидных мужчин с большими животами. Люди, которых он наблюдал, рассказывали друг другу анекдоты и даже весело смеялись.

Волжский педагог сначала выяснил у другого русского, что это за люди, из какой страны, а потом вернулся к своей группе туристов и тут же довел эту новость до остальных земляков, женщины, сделали вид, что ему не поверили, а потом пошушукались и осторожно, по одиночке пошли лично убедиться в том, о чем им только что рассказали.

Вечером того же дня Сергеев насмеялся до колик в боках, наблюдая современные танцы у одного отеля, которые, по его мнению, проходили забавно: с ужимками и трюками  (видимо рок-н-ролл).

Сергеев – художник – любитель, но тот день в Европе произвел на 52- летнего мужчину сильное впечатление.  Уже потом в нулевых годах он подробно рассказал о нем в своих мемуарах – в ту пору еще казалось, что бумага способна долго хранить память о человеке.

Патриархальные нравы советских граждан, вчерашних крепостных крестьян, в те годы не были чем-то особенным – примерно также реагировали на нудистов и французские жандармы в кинофильме, где полицейского комиссара играл Луи Де Фенюс, но во Франции подобные вещи переживались весело и входили эпизодами в коммерчески успешные кинокомедии, а в СССР было все запредельно серьезно.

Особенно в заповедной части СССР под названием РСФСР. В Куйбышеве все, например, развивалось по следующему сценарию – обком КПСС и областное управление КГБ, которым тогда руководил генерал Иван Кинаров относились к таким вещам с пониманием и либерально, а вот горком партии заходился в истериках по полной.

Именно на его пленумах чаще всего звучали сенсационные разоблачения обнаженки на фотовыставках, проводимых ГМК -62: там голых баб вешают.

Мало того, периодически к Владимиру Емцу, который руководил фотосекцией в клубе, подкатывали мутные товарищи в том числе из родного строительного института, с предложением переснять какой-нибудь западный порно-журнал. Владимир знал статью УК, которую ему подгоняют «доброжелатели» и всегда объяснял, что у него нет необходимой для таких вещей фототехники. Проходило время, и новые активисты опять делали ему «выгодные» предложения, что-то перефотографировать.

в Куйбышеве таких красавиц охраняли комсомольцы

А еще добавляли драйва бойцы оперативно-комсомольских отрядов, которые появляясь на клубных фотовыставках с тематикой «фотопортрет», где была обнаженка, гвоздями или отвертками писали матерное слово из трех букв на подобных выставочных образцах. Это было не только их личное экспертное заключение, но и тех товарищей в высоких кабинетах, которые их отправляли в подобные рейды. Горкомовский Талибан знал что делает, он охранял скрепы…

Оперативники также ежедневно охраняли женские отделения городских общественных бань, где на улицах сначала ловили молодых пацанов, подсматривающих за купальщицами, а потом уже на законных основаниях сами наблюдали в окнах за картинами в стиле Кустодиева.

Геловани

Между тем, фотостудию ГМК-62 воодушевлял и поддерживал самый легендарный эротический фотохудожник Куйбышева – главный режиссер театра опера и балета 40-летний Георгий   Геловани, отец которого – Михаил сначала Сталина в кино играл, а потом после розыгрыша Михаила Чиаурели попал в опалу и был отстранен от этой роли.

Жена Геловани – младшего – работала балериной в театре оперы и была главным предметом, который он снимал, это было его хобби, вся творческая молодежь Куйбышева была в диком восторге от подобного отношения маэстро к предмету своего обожания. Вообще настоящий фотохудожник не просто из под лодки вытаскивал своих девушек.

Еще  в Куйбышевском театре оперы и балета Геловани поставил редкую по жанру – сатирическую – оперу Юрия Левитина по пьесе Сергея Михалкова «Памятник себе». Злободневная и смелая драматургия нашла в изобретательной режиссуре Геловани остроумное и яркое сценическое решение, правда в 1970 году его в нашем провинциальном городе уже не было, он к тому времени работал в ташкентском Государственном академическом Большом театре имени Навои, звезды обычно не долго светят над Куйбышевом – Самарой.

Михалков знал толк в непослушании

Между прочим, когда в ноябре этого года Геловани в Лондоне ушел из жизни в возрасте 97 лет, то об этом сообщили многие провинциальные и республиканские медиа, где он работал в театрах, Самара, как водится, промолчала.

Также в Куйбышевском инженерно-строительном институте на архитектурном факультете на первых курсах студенты на занятиях по художественной практике рисовали с натурщиц, это всегда была вполне официальная работа у девушек.

Между тем, средневековое варварство которое тиражировали городские партийные идеологические чиновники Куйбышева заключалась в том, что «ню» в 1967 году печаталось на обложках таких официальных журналов как советский «Журналист» и чешское «Фоторевью». Тогда же «дикие пляжи» для нудистов полуофициально уже существовали в Прибалтике, а еще у литовцев в Вильнюсе, в городе Каунас на алее Свободы работало варьете – стриптиз, куда пускали только при соблюдении определенного с дресс-кода: галстуки у мужчин, юбки у женщин. Молодые жители Куйбышева попавшие в те места очень долго приводили себя в порядок, но не жалели о потраченном времени – даже посетив стриптиз в середине 1970 годов на парижском Пляс Пигаль они с восторгом вспоминали симпатичных литовских прибалтийских девушек, которые выглядели совершенными красавицами по сравнению со страшненькими сотрудницами французского стриптиза.

Каунас — аллея свободы

Вообще нападки на различных партийных сходках Куйбышевского горкома КПСС на мероприятия, где выставлялись фото в стиле «ню» особенно массировано пошли после оккупации Чехословакии странами Варшавского договора в 1968 г., тогда в пропаганде возобладала сусловская точка зрения, предлагавшая давить все непонятное и чуждое. Голых людей идеологи КПСС не понимали и одно время даже эпизод в бане фильма А зори здесь тихие, про девушек зенитчиц вырезался.

Особенно распалялись партийные чиновники и пропагандисты официальных медиа, когда уже в 1970 годах описывали куйбышевских хиппи, их образ жизни и проповедуемую ими «свободную любовь» (она была особым пунктом в программе Вячеслава Бебко, считавшегося одним из лидеров волжских хипарей).

Беба

Почему это происходило понять сложно, особенно с учетом того факта, что с начала 1980 годов в Куйбышеве функционировали закрытые бани, где каких-то высокопоставленных старичков обслуживали одетые в фартучки молодые девушки, подобранные специальными рекрутерами-студентами.

Также я сам был свидетелем, когда смотритель «красного уголка» Куйбышевского треста Облпрокатразнобыт в подвале на ул. Галактионовской сдавал его, в начале 1980 годов не за деньги, а исключительно по бартеру в обмен на сексуальные услуги, которые ему окажут женщины.

тут был красный уголок при Советах

Уголок был шикарно обставлен по тем временам — бильярдная, комната для банкетов, уголок для отдыха, дефицитные в ту пору ковры, хрусталь, цветомузыка. Как здесь отдыхало руководство треста не знаю, но партийная пропаганда не выводила его на чистую воду.

«Красный уголок» для встреч с женщинами и разного рода празднеств был при Муравьеве и у обкома КПСС – он располагался с обратной стороны дома на ул. Полевой, в котором находился Салон для новобрачных.

Этот уголок понятно тоже в «Волжской Коммуне» пропагандисты не разбирали, они занимались более фундаментальными вещами, особенно когда на демонстрации по видику легкой эротики (фильма Греческая смоковница) попался сын бывшего представителя СССР в Юнеско Владимира Карякина — Александр. Вот он пошел топтать зону уже после начала т.н. перестройки.

 

Владимир Шикунов

Самое смешное, что советская номенклатура по инерции возбуждалась и после краха ГКЧП даже на совершенно не эротические контенты. Так, 43 летний Виктор Тархов, на посту председателя областного совета осенью 1991 года устроил разнос редактору «Самарских Известий» Владимиру Шикунову за объявление в его газете, в котором два любителя парилки хотели познакомится с двумя любительницами русской бани.

Видимо у депутата – нефтяника при прочтении резко взорвалось воображение, ох уж эта привычка начальников советского образца все домысливать за других!

Правда в этой ситуации Владимира Петровича выручило его ироническое отношение к окружающей действительности — в редакции никто не пострадал…

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s