В производство Тольятти входят специалисты мирового класса

Екатерина Ноздрина

Тема трудовой миграции в Российской Федерации – это то, что волнует сейчас не только специалистов по статистике. Не случайно эти вопросы обсуждаются на встречах с Президентом. Миграция – это качество занятых, налоги, социальная сфера и многое другое, а между тем, общеизвестный факт, что из провинции в столичные регионы в наши дни выезжает много образованной молодежи. Хотя миграция процесс взаимообразный.

Притекают люди и к нам в Самарскую область.

Кто они?

Если по тем, кто перебирается в 63 регион вообще известно не много, нет даже статистики по тому, кто из них инвестирует средства в свое жилье, а кто живет в съемном, то по тем специалистам, которых привлекают в Самарскую область крупные корпорации ситуация более прозрачная. И она честно говоря обнадеживает, потому что та же компания Форесия, работающая в Тольятти приглашает сюда лучших из лучших. Причем не только в своей профессии, но и вообще состоявшихся людей, которые не просто приходят на производство, а становятся лидерами трудовых коллективов.

Сегодня, когда некоторые молодые люди не заканчивают вузы и с головой уходят в доставку продуктов, не требующую высокой квалификации, когда второкурсники за время дистанционного обучения, даже по признанию педагогов, получили слишком мало практик, это дорогого стоит.

Маяки нужны всегда, но особенно цена их поднимается в периоды кризисов, связанных с такими вещами как глобальная пандемия. К сожалению постоянным спутником человечества в непростых периодах его развития выступает депрессия, которая может проходить как через конкретного человека, так и через социальное самочувствие всего региона.

Люди — маячки с их четкой системой жизненных приоритетов, трудовой мотивации помогают другим выбирать правильные ориентиры, потому что, как правило, они занимают свои места в иерархии компании только благодаря своим знаниям и умениям – это лучший пример того как работает социальный лифт в компании.

Сейчас на предприятия Форесии в Тольятти вышло на работу или готовится выйти несколько новых сотрудников в том числе – Екатерина Ноздрина, возглавившая отдел по работе с персоналом на заводе

Мы знакомы с Екатериной с 2015 года, когда она работала в компании Schneider Electric на самарском заводе Электрощит и поэтому ступени ее профессионального роста всегда оставались в поле моего зрения.

— Екатерина, сколько лет вы уже работаете на производстве?

— Практически с 2013 года, 8 лет

— Вы еще при этом и кандидат социологических наук, у вас есть научные публикации, они были связаны с производством

— Последний год по объективным обстоятельствам публикаций не было, а до этого, да и они разбирали вопросы корпоративной культуры в компаниях, мотивация вовлеченности на производственных площадках.

— Форесия — ваше третье место работы?

— Да, третье, если не считать, что первоначально в Schneider Electric я работала в офисе, потом пришла на завод Электрощит, который в тот момент интегрировался в SE, перед Форесией работала на Ново-Липецком металлургическом комбинате.

— Первоначально, когда молодой девушке предложили перейти из мира офиса на производственную площадку у вас сомнения были?

— У меня сомнений нет, было интересно, сомневались мои родственники, они работали на Тяжмаше.

— Может это произошло от того, что они работали на советских-российских компаниях, а сразу начали получать опыт в западных корпорациях?

— Да, корпоративная культура там другая и поэтому у многих людей интерес был огромный, было непривычно.

— Что такого в производственных компаниях вы увидели такого, о чем изначально не предполагали?

— Неожиданным и новым было все. Одно дело, когда тебе рассказывают о производстве и даже ты посещаешь его на экскурсиях, а другое, когда уже работаешь – поражают масштабы территории, оборудование, люди, их количество. Изначально это ты ожидаешь, знаешь цифры и все равно знакомство происходит неожиданно. На практике впервые все было внове: процессы которые мы строили в корпоративных отношениях, во внутренних коммуникациях, хотя в теории все это я знала.

— Ново-Липецкий металлургический комбинат после Самары, что добавил в вашу копилку производственного опыта?

— Это масштаб предприятия, я даже не слышала о таких, когда начинала в ГК Электрощит у нас было 12 тыс. человек – для меня это были колоссальные цифры, люди жили в одних процессах, в НЛМК – это 27 тысяч, само предприятие и 45 тысяч Группа Компаний, а я работала именно с ГК.

Вот эти объемы и масштабы – были гигантскими, даже территория предприятия 40 кв. км. с автобусами, транспортом, названиями улиц – все это настоящий город. И надо было всю эту команду из 45 тысяч объединить, внедрить инструменты, нематериальные мотивации, при том, что люди жили в разных городах — это было сложно, но принесло мне умения. Ранее такой работы у меня не было. Хотя тот опыт, который я приобрела на Электрощите мне очень помог, некоторые аспекты вербальной работы я уже имела, поэтому мне было проще, я знала инструменты.

— Ново-Липецк задавался целью выстраивать корпоративные отношения по современным западным лекалам?

— У каждое предприятия свои ценности и цели, да база всегда единая, а вот видение руководства и инструменты всегда разные.

— НЛМК похож на государство в государстве, у вас наверное появился громадный опыт взаимодействия с органами власти в этом регионе?

— Комбинат градообразующее предприятие, там занято большая часть трудоспособного населения поэтому любое мероприятие мы проводили не только для себя, но и для города, у нас очень плотные связи были с администрацией

— Когда поступило предложение перейти в Форесию  и переехать в Тольятти  вы долго думали?

— У меня не было много времени на раздумья, но решение было непростым. Почему я приняла предложение? Во-первых, это функционал, в Липецке у меня были большие объемы, но сама сфера деятельности намного уже,  чем у меня сейчас. Там я была начальником отдела корпоративной культуры, хотя это предполагало ряд направлений – нематериальные мотивации, корпоративные мероприятия, социологические исследования, но даже все вместе это было гораздо уже, чем то, с чем я работаю в Форесии. Сейчас я начальник отдела по работе с персоналом на заводе по выпуску выхлопных систем компании Форесия в Тольятти и у меня гораздо больше направлений, чем была на НЛМК. В моем введении все, что касается персонала, все что я раньше видела со стороны, поддерживала, теперь я это делаю сама и для меня это большой, просто неимоверный рост. Это было главное что меня мотивировало. Во-вторых, если честно, то мне очень нравилось работать на НЛМК, я адаптировалась там, было понятно, как двигаться дальше в перспективе 3-5 лет, но Форесия – иностранная компания и это открывает горизонты и иностранные практики, это гораздо шире и интереснее в плане опыта. И третий фактор – возвращение в родной регион.

— У вас высокая мобильность, сначала из Сызрани в Самару, потом в Ново-Липецк, затем в Тольяттти, вы в автограде будете жить? Как близкие относятся к переездам?

— Да в Тольятти. Родные немного в шоке, но они привыкли. На НЛМК было сложнее перебираться, в Тольятти мы перебирались по уже отработанному сценарию, уложились в две недели, вплоть до того, что за это время нашли и детский садик.

— Учитывая такой опыт, чтобы вы первым взяли на пожаре в доме?

— Это может будет странный ответ, но первыми бы я взяла альбомы с семейными фотографиями. Ежегодно я создаю альбом года и вкладываю туда много души. Наша память стирается, у нас растут дети и они должны знать историю семьи, а в этих альбомах моя жизнь.

— Сейчас после НЛМК ваше отношение к вопросам экологии как-то изменилось?

— Когда переезжала в Липецк одним из главных аспектов была экология, все-таки металлургическое предприятие… Но мне очень понравился город – очень чистый, во-вторых, на предприятии внутри есть озеро и там круглогодично живут птицы. У них есть домики, есть те, кто смотрят за ними. Самое удивительное, что вода в озере – это очищенная вода с производства, она настолько чистая. Это одно из предприятий в России, где есть нечто подобное, для меня это был серьезный показатель, что на НЛМК заботятся об окружающей среде.

Хотя сама пыль в Липецке была везде – и на работе, и дома, и в машине, она ощущалась, и она была видна, сейчас я живу в Тольятти – у меня за окном лес, воздух прекрасный. У мужа в Липецке началась аллергия, в Тольятти ее нет.

— Что поразило в Форесии?

— Скорость и динамика, я была в шоке от того насколько быстро в компании принимают решения и поняла, что мне еще надо развиваться до подобного уровня. Процессы принятия решений мне знакомы, очень похожи со Schneider Electric, но происходят намного быстрее.

— Связи по социологии в регионе будете восстанавливать?

— Да, планирую найти и начать работать со своим научным руководителем – доктором социологических наук Людмилой Орловой в университете им. Королева.

А с тольятинскими учебными заведениями работать планируете?

— Уже работаем по практике студентов с ТГУ и Тольяттинским машиностроительным колледжем.

 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s