И еще про дедушку Калинина в Куйбышеве….

 

Не так давно написал про дедушку Калинина — тогда всесоюзного старосту в Куйбышеве, а потом нашел еще один источник по его пребыванию в «запасной столице» Союза. Кстати, этот источник очень здорово раскрывает цитату из разговора Михаила Ивановича про цену молока в Куйбышеве, рассказанную потом Сергеем Храповым, секретарем Куйбышевского город­ского комитета партии.

С источником помог — Евгений Варга экономист, академик АН СССР, академик Украинской АН (1879–1964 гг.). Варга родился в Венгрии, был председателем Высшего Совета Народного Хозяйства Венгерской Советский республики (1919 г.) После неудачной попытки создания Венгерской советской республики оказался в Москве. В 1927 году он стал основателем Института мирового хозяйства и мировой политики и возглавлял его до 1947 г. Работы Е.С. Варги в области проблем экономики и политики империализма получили широкую известность. Лауреат Ленинской премии (1963).

Из книги Варги «Вскрыть через 25 лет. Я умру в печали»: (была опубликована в 1989 году в соответствии с завещанием Варги)

— В тридцатые годы началось радикальное расслоение советского общества, в зависимости от окладов. Одни за другим — в соответствии с их значением для режима Сталина — выделялись привилегированные слои: сначала высшая и наивысшая партийная бюрократия, затем военные. Намного позднее, уже после войны — учёные.

Самым вопиющим образом это расслоение проявилось во время второй мировой войны. Осенью 1941 г. Академия наук находилась в Казани. Академики получали на обед жидкий суп и тарелку чечевицы. Я был тогда докладчиком по вопросам международного положения, выступал с докладами в обкоме и на заводах. Секретарь обкома наградил меня пропуском в столовую ГПУ, и однажды я пообедал в ней, там было всё: мясо, рыба, даже пиво. Было противно — больше я туда не ходил…

В декабре 1941 года я переехал в Куйбышев. Там находился дипломатический корпус, Министерство иностранных дел. Ждали, что туда переедет правительство. Поэтому там функционировала «кремлёвская столовая», которой я (с московских времён) имел право пользоваться. Никогда в Москве не было в ней такого обильного снабжения всеми продуктами для тех, «кто имел право», в то время, когда население города голодало…

Ещё ужаснее были мои впечатления в Ленинграде. В сентябре 1942 г. я добровольно (первым из Москвы) выехал в Ленинград, чтобы выступить там с докладами. Я взял с собой полбуханки хлеба. Но в Ленинграде, где сотни тысяч людей буквально умирали от голода, меня провели в столовую на Мойке. Я не знаю, была ли это столовая горкома или обкома партии. Там всё было «нормально». Было только одно ограничение: во время обеда никто не имел права есть два мясных блюда! Каждый получал пакет с продуктами, их хватало на ужин и завтрак. Там питались гражданские партийные функционеры, не военные. Когда я вернулся в гостиницу «Астория», то отдал привезённые из Москвы полбуханки хлеба горничной; она была вне себя от счастья!

……………………….Сегодня я боюсь, что сильно недооценивал размеры той части национального дохода, которую получают привилегированные слои. Например, тринадцать (!) дочерей (и сестёр) Калинина живут поныне каждая на правительственных дачах с оплачиваемым государством персоналом, получают довольствие и т. д….

 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s