Охота на ведьм в Куйбышеве 1960-70гг. (XV)

Виктор Давыдов (слева) стал индикатором для молодого КГУ

Отступление в самом начале: по мере того как этот текст обрастает все новыми подробностями недавней истории нашего края, не знаю почему но у меня порой создается такое ощущение, что после того как Владимир Орлов в 1960 годы нашпиговал Куйбышевскую область дорогостоящими инвестиционными проектами (ВАЗ, Россия, Большая химия) контора сознательно выдавливала отсюда серьезного первого секретаря обкома КПСС, готовя ему на смену более покладистого и менее авторитетного управленца. С приходом которого сложная система упрощалась и даже примитивизировалась.

Вообще у куйбышевско-самарской истории очень длинные ноги и если большинство местных писак из околовластной тусовки любит валить вину за кончину Самарского (Куйбышевского) Государственного Университета на приезжего Николая Меркушкина, то ваш покорный слуга еще тогда, когда этот процесс развивался предлагал копать глубже. А именно смотреть на то, с чего собственно говоря начался процесс поглощения бывшего КГУ бывшим КуАИ – именно так все выглядит на самом деле, если называть вещи своими именами.

Здесь же дело обстояло так: профессура Куйбышевского авиационного института с самого начала не любила гос – молодой вуз через Москву пробил новые учебные корпуса, обком помог с жильем для иногородних сотрудников в престижном Октябрьском районе. Гос, а особенно исторический факультет, был местом сбора детей советской региональной номенклатуры. Даже поступление в аспирантуру по общественным дисциплинам КГУ требовало ни много, ни мало – рекомендации обкома КПСС. А, между тем, в закрытом Куйбышеве – вуз, работавший на оборону, КуАИ всегда считал себя самым главным и элитным. Несмотря ни на что.

Это, так сказать, внешняя сторона поглощения государственного университета, а внутренняя заключалась в том, что в 2014-2015 годах гуманитарная тусовка универа сначала своими письмами и доносами в Москву сожрала с потрохами Игоря Носкова не утвердив его выдвижение на второй срок на место ректора, а потом вполне заслуженно получила в ректорате команду Ивана Андроничева, которая и повела гос к финалу.

сначала они закопали Игоря Носкова, потом универ

роль Виталия Асабина из команды Андроничева — слева от Меркушкина в финале СГУ еще недооценена

Так что за что боролись, на то и напоролись. Сами копали.

Что любопытно, когда беседовал с попавшим 50 лет назад под каток политических репрессий бывшим студентом КГУ, хипарем, а потом правозащитником Виктором Рыжовым (Давыдовым) он рассказывал буквально в лицах практически про тех же самых людей, которые уже в десятые «закопали» сначала ректора Носкова, а потом и всю alma-mater.

Дело было еще в 1976 году, когда при новом руководстве областного управления КГБ начались уже более серьезные точечные репрессии против бунтующих хипарей (прежде всего студентов). После первоапрельского хеппиненга в Пушкинском сквере областного центра. Именно тогда вопреки первоначальному желанию первого секретаря обкома Владимира Орлова не раздувать громкое политическое дело, которое несло Куйбышевской области серьезные имиджевые потери в ЦК КПСС маховик репрессий со скрипом завертелся — видимо уже тогда ведомство Андропова шло своим курсом иногда вопреки желанию управленцев Брежнева.

В 1976-м сначала собрание по осуждению Давыдова проходило среди историков КГУ и вот здесь случилось самое интересное.

Конечно на собрании присутствовали такие маститые историки — мэтры как Храмков, Козлов, Кабытов и молодой аспирант Мачнев.

Тогда-то в адрес Давыдова и прозвучала фраза: пусть теперь жизнь его бьет и колотит…

Кинул ее человек, никакой другой жизни кроме домашней вместе с мамой и теплыми тапочками не знавший.

Но как ни удивительно были на этом собрании и те, кто пытался защитить Виктора. Например, студент Сергей Ключников, (после окончания вуза всю жизнь, проработавший в местной социологической лаборатории) он говорил, что сам он раньше работал на заводе и если кто-то думает, что, отправив туда Давыдова этим можно чего-то достичь, то это ничему не поможет.

забрали Ключникова в социологию

Подвел черту под собранием 41-летний доктор исторических наук Ленар Васильевич Храмков, сообщивший собравшимся студентам-историкам, что слушать Давыдова – это слушать врага народа, а на то какие здесь собрались комсомольцы он сам посмотрит после того как начнется сессия.

Видимо пошутил он так.

В 1970-е годы Храмков был секретарем партийной организации КГУ, а когда политическая конъюнктура кардинально изменилась спустя 20 лет стал одним из создателей «Книги памяти» Самарской области (34 тома) и «Белой книги» (17 томов), посвящённой жертвам политического террора времен Сталина. Более того, он же с распростёртыми объятиями встречал в университете и приехавшего из США недоучившегося на историка хипаря Виктора Давыдова.

Самарская интеллигенция всегда умела переобуваться в прыжке.

В 1976 году собрание историков не принимало никакой резолюции, оно было просто первым пристрелочным мероприятием, а исключили Виктора из КГУ уже на общем собрании гуманитарного факультета, где присутствовали люди из ведомства Василия Гузика.

Позже Давыдов рассказывал: Исключили за «профессиональную непригодность», ибо советский историк не быть марксистом не может, а тот, кто читает Солженицына, точно не марксист.

В процедуре исключения была одна ставшая позднее анекдотической деталь. Одним из самых активных обвинителей на собрании был нынешний завкафедрой российской истории СамГУ Петр Кабытов. Где-то лет 10 назад Кабытов стал редактором сборника «Солженицын в Самаре». Хороший сборник, там все замечательно, но только нет одного факта — ничего не говорится о том, как редактор этого сборника исключил в свое время студента только за то, что тот был первым человеком в Самаре, прочитавшим «Архипелаг ГУЛАГ».

Отголоски 1976 года прилетели и в июнь 2015 года, когда в момент объединения гуманитарии СГУ поняли, что они не очень-то нужны в новом универе. Им денег не дают и детей своих чиновники к ним уже не отправляют.

Молевич в 1970 годы не осуждал врагов народа, а в 2015 году отстаивал свою точку зрения до конца

Особенно тогда 6 лет назад перед собранием Ученого Совета Самарского Государственного Университета поразил профессор Петр Кабытов, который отозвав меня в угол зачем-то начал рассказывать про дедушку и отца Молевича, забыв как несколько лет назад экс-ректор Игорь Носков рекомендовал ему меня как бывшего сотрудника кафедры Евгения Фомича… Из чего я сделал вывод, что память историков — штука коварная.

 

4 responses to “Охота на ведьм в Куйбышеве 1960-70гг. (XV)

  1. Оказывается, какой плохой Кабытов! Почему-то не решился, выступая перед чекистами, сказать слово в защиту политдиссидента. Назвать П.С. конъюнктурщиком язык у меня не поворачивается: членом партии не был, Солженицын и по сей день гонимая фигура (прочтете 200 лет вместе сразу поймете кем и за что), тема чехословацкого легиона тоже явно проигрышная — люди просто не понимают, что это было меньшее из зол, ну и т.д. Сейчас П.С. уже в преклонном возрасте, он прошел серьезный путь, и этого человека есть есть за что уважать.

    • вы пропустили предыдущие части, он был секретарем партбюро гуманитарного факультета и сам не скрывает это, а кто спорит что его есть за что уважать? но только не за это, кстати Молевич, как то между струями даже в то время прошел

  2. Ну и моя любимая тема вдогонку — в бывшем КГУ сейчас наукой не занимаются — у них вакцинационный шабаш. В группе ВК Сам.универа что ни новость,то вперед на укол, шоб не болели (Е. Синюков подтвердит как хорошо укольчики работают). Никакой комсомольское, простите, бл-дство рядом не стояло.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s