Охота на ведьм в Куйбышеве 1960-70гг. (XIII)

мединститут 1970 годы, А. К. Повелихин, А. Ф. Краснов, Г. П. Котельников, С. Н. Измалков, взято здесь

Да, это непреложный факт, что в 1960-1980 годы больше других от идеологических надсмотрщиков доставалось Куйбышевскому политехническому институту и Куйбышевскому Государственному университету, но били по пяткам и другим вузам.

Вообще крамольников в учебных заведениях было изводить проще всего…. Вот партийные органы и прорабатывали не только вузы, но даже вечерние техникумы, работавшие при крупнейших заводах «запасной столицы»: 9 ГПЗ, Металлисте, Строммашине, КРС, Заводе аэродромного оборудования.

Сентябрь 1969 года на общеинститутском собрании в актовом зале вновь поступившим студентам Куйбышевского медицинского института им. Дмитрия Ульянова рассказывают жуткие вещи:

— один из студентов вуза Дмитрий Кранов, наслушавшись разных там «Голосов….» вытирал ноги о флаг СССР, исключен из института…

Тогда на слух приняли всерьез эту историю даже молодые баптисты, сами не состоявшие в комсомоле,  и проживавшие в частном секторе Советского района на ул. Ялтинской, на своем личном опыте знавшие про обязанность владельцев частных домов Куйбышева вывешивать флаги в праздничные дни. Они еще не сталкивались с выборочными персональными репрессиями.

На самом деле в меде произошло вот что: после оккупации летом 1968 года странами Варшавского Договора Чехословакии в студенческих группах мединститута прошли собрания, на которых ребята как под копирку единодушно одобряли политику КПСС и Союза, однако комсорг 4 курса представил резолюцию, которая, напротив, осуждала ввод войск… Внизу стояли подписи.

Он как бы не понял кого надо осуждать и осудил тех, кто зашел… Мать его была, кстати, адвокатом и это тоже давало некоторую защиту парню.

Фамилия комсорга была Кранов и он был будущим педиатром. Потом этот факультет, образовавшийся в 1969 году, почему-то давал наибольшее количество оппозиционно мыслящих молодых людей.

Вначале Кранова жестко пожурили и приставили к нему стукачей. Вот один из них (этот человек после 1991 г. резко поверил в бога, стал записным патриотом и служил при церкви в пресс-службе) и увидел в сенях частного домика, где жил студент, а это был курмыш в овраге Подпольщиков, скомканный красный флаг. Его вешали на флагшток на праздник, потом сняли и забыли убрать.

Он поинтересовался у Кранова – что это флаг тут делает, а тот решил разыграть и ответил, что ноги о него вытирает…

«Товарищ майор» шутку не понял…. Тем более, что институт с 1967 г. возглавлял молодой ректор Краснов, от которого руководство области ждало рвения во всем, а еще в августе 1969 года Куйбышев проинспектировал сам новый председатель КГБ Юрий Андропов. Не удивительно, что исключенным из комсомола и вуза Крановым пугали весь коллектив медицинского института…

А через несколько лет вуз уже пугали исключенными в 1972 году из мединститута молодыми баптистами, которых подловили на сдаче экзамена по историческому материализму (зав. кафедрой философии Яков Калабин, работал в институте еще в 1930 годы).

В догматы истмата студентам полагалось верить, а не просто знать их на зубок, верующие баптисты естественно в материализм не верили — на этом и сгорели. При этом часть исключенных медиков поехала в Ташкент и там спокойно доучилась (в столице Узбекистана таких зверств не было), а часть недоучившихся медиков с головой ушла в религию и выросла до общесоюзного уровня.

Следующим ярким представителем студентов – медиков и педиатров стал – Владимир Фунтиков автор идеи проведения знаменитой куйбышевской монстрации 1 апреля 1976 года и ее маршрутизации от площади Славы до Пушкинского сквера.

Да, решение об акции хипари принимали коллективно после бурного обсуждения. Вообще она задумывалась изначально не как антисоветская. Обсуждались и разные даты выступления, например, 1 июня — международный день защиты детей. И хотя потом с чьей-то легкой руки в народе гуляла информация, что среди бунтующих советских хиппи был сын первого секретаря обкома Владимира Орлова, на самом деле его в их рядах не стояло. Дети же секретаря обкома КПСС по идеологии Панова увлекались вполне безопасным туризмом.

Михаил Богомолов, наши дни фото взято

Хотя часть хипарей по происхождению явно относились к касте советской номенклатуры. Пусть и ее не самой высшей части. Отец хипаря Михаила Богомолова – студента библиотечного факультета  института культуры служил в штабе ПРИВО, после того как его — полковника проработали органы за «ошибки в идейно-политическом воспитании сына», ветеран – фронтовик бросился под поезд. Ему угрожали выгнать из армии без пенсии и лишить семью квартиры. Похороны отца проходили под контролем органов, но сына после такого ЧП из вуза не исключили в отличие от других «монстрантов», ему дали доучиться.

Отцы хипарей верили в социализм, а вот те, кто потом наблюдали за Богомоловым – младшим там, где он работал после института культуры, верили скорее в УПА Степана Бандеры, чем в учение Ленина – Маркса, но контора сотрудничала и с ними.

Фронтовиком был и отец хипаря Виктора Рыжова, в начале 1970 гг. — декан Всесоюзного заочного юридического института в Куйбышеве, очень блатной кузницы кадров по подготовке силовиков региона – потом его сына допрашивали следователи из числа студентов отца. Рыжов вообще входил в ту часть молодой элиты областного центра, которой полагалось впоследствии передать бразды правления – он дружил с дочерью председателя горисполкома Куйбышева Татьяной Росовской и был вхож в их небольшую по метражу квартиру в доме на углу ул. Вилоновской — Молодогвардейской.

2014 год

Но они бунтовали, потому что имели потребность бунтовать и тоже, как и последователи Алексея Разлацкого начинали с левого фланга, разыскивая любую литературу про «новых левых» Запада. Их движении, кумирах и лозунгах.

Беба вообще в той теории, которую он исповедовал в 1970 годы, был не просто сторонником свободной любви, но и ярым противником нуклеарной патриархальной семьи, которую, как и Фридрих Энгельс в XIX веке, считал главным виновником возникновения частной собственности и неравенства.

Беба

Хипари Куйбышева изначально были стихийным бунтом слева против режима КПСС. Как бы калькой от западных хиппи, но очень местными, со всеми отечественными родимыми пятнами.

Правда в отличие от битников 1960-х группировавшихся вокруг многочисленных секций ГМК-62, они действительно были протестом. Более бескомпромиссным. Мне рассказывали такой эпизод – в 1970 годы один из бывших геэмковцев, сначала исчезнувший, а потом, как оказалось, перешедший на работу в разведку по направлению Латинской Америки и Африки привез знакомым ребятам в Куйбышев известные западные порно-журналы, достал их из дипломата и предложил: фотографируйте, я знаю, вам интересно.

Его приятели журналы изучили, но переснимать отказались. Сказали, что им это не надо, а про себя думали, что это явная подстава и провокация… Они могли в компании вспоминать ушедшие годы, но доверия не было.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s