Охота на ведьм в Куйбышеве 1960-70гг. (VIII)

хиппи Куйбышева, среди них в центре Константин Лукин, фото взято

Почему власти официально гоняли хипарей только из числа учащихся и студентов Куйбышева? Видимо они считались самыми зависимыми от чиновников, хотя в начале 1970-х гг. элементы контркультуры хиппи были модными и в среде рабочей, послеармейской молодежи. Они массово были такими же лохматыми, также любили Битлов, носили клеши по 35 см и тусовались в Струкачах, правда «в клетке». Причем хипующие рабочие часто в отличие от студентов — хипарей знали, что такое «шмаль», у них были на это деньги.

Мой дядя, брат матери вернулся в Куйбышев после армии в 1972 году, практически сразу же купил по знакомству магнитофон «Дайна» и мотался за катушками с записями к универмагу Юность (там в отделе пластинок стояли фарцовщики), его волосы и усы не знали ножниц больше года.

Работал он в тресте Продмонтаж и первые фирменные джинсы купил после калыма на монтаже ново-буянского спиртзавода. А кассеты приобретались на карточные выигрыши в буру и петуха во дворе. Хиповым был и образ жизни Юры — вместе с двумя друзьями они за тысячу купили вскладчину моторную лодку и снимали с него женскую публику со всех городских пляжей. Рок-н-ролл, вино, свобода. Невыносимая легкость бытия. Летом он дома не жил ни одного дня.

Одновременно с работой он учился в вечерней школе (нынешняя №66 на Гагарина) и вместе с ним, к примеру, ходил в класс администратор ресторана Центральный, тоже хиповый товарищ. Волосы Юра постриг только после того как сел на дорогостоящие сварные работы, решение постричься принял сам, а до этого, по поводу них к нему никто не приставал ни на работе, ни в вечерней школе (хотя меня пацана отправляли тогда же стричься прямо со школьных уроков).

за волосы прилетало и мне

Что забавно — это особая ненависть куйбышевских чиновников к длинным волосам, дело в том, что  почти за 120 лет до этого, когда Самарский уезд еще входил в Симбирскую губернию начальник Штаба Корпуса жандармов Дубельт 27 марта 1849 писал докладную записку в царскую канцелярию: «Генерал-майор Львов доносит, что в Симбирской губернии многие молодые люди, из дворян, отпустили бороды; что для собрания об этом сведения он посылал в Симбирск старшего адъютанта Нейкова, который удостоверился, что действительно носят бороды дворяне: Языков, Татаринов, Бекетов, Бестужев, Жаркевич, Черинков, Топорин, вольнопрактикующие медики Егоров и Сталевский, и некоторые другие; что большая часть из них носит бороды из подражания иностранцам, а Языков и Татаринов, как полагают, для того, что это не нравится правительству». Почти месяц шло следствие, Дубельт послал тайных агентов в другие города узнать, как обстоит дело с бунтовщиками-бородачами. Идут ответы – да, начали бунтовать – носит бороды дворянская молодёжь. Кипучая деятельность внутри охранки и других силовых ведомств. Наконец, сверху Дубельту спускают резолюцию – запретить дворянам носить бороды. «23 апреля 1849 года. Секретно. Возвратить, с соизволения Его Сиятельства господина министра, собственноручную записку господина генерал-адъютанта графа Орлова, по предмету объявления Высочайшего повеления, воспрещающего дворянам носить бороды. Донести губернским предводителям дворянства, что Его Величество почитает недостойным русскому дворянину увлекаться слепым подражаниям всем западным затеям так называемой моды

 

1974 год, выпускники вечерней школы, один админ ресторана, другой стал работать сварным и постригся

Хипующих молодых рабочих власти Куйбышева поначалу явно трогать боялись, а вот верующих студентов — баптистов, отличавшихся редкой дисциплинированностью, прилежанием и скромным внешним видом, выгнали из медицинского института имени Дмитрия Ульянова в 1973 г. после экзаменов по историческому материализму — там были заранее расставлены вопросы ловушки для верующих. Затем в 1974 г. в Куйбышеве взялись за вузовских хипарей — их объявили врагами и за них системно, раз за разом «бомбили» два куйбышевских вуза — кроме  госуниверситета, о котором рассказывал, еще и Политехнический институт.

Идеал любого чиновника — это унификация. Обидно, почему в Северной Корее все носят одинаковые штаны со значками, а у нас нет? Ожесточенная информационная война с «хипарями» велась в политехническом институте через прессу, выпуски ее многотиражной газеты читаются как хроника боевых действий. Оно и понятно: в вузах в это время усиливалась роль общественных дисциплин, происходил переход к непрерывному идеологическому образованию на протяжении всех лет учебы в вузе, чиновники требовали ужесточения по пропаганде среди молодежи. В результате в Политехническом институте падала успеваемость даже на престижных факультетах, а газета писала о своем «больном» для нее вопросе:

— Наиболее отрицательное воздействие буржуазной пропаганды и ее последствия можно проследить на группе молодежи, в которую входили В. Малов, 1952 г. рождения. М. Шишков, 1950 г. рождения, учится в театре-студии драмтеатра, В. Зайкин, 1950 года рождения, студент политехнического института и их многочисленные знакомые…

Выдавая себя за сторонников «хиппи», М. Шишков и В. Зайкин пропагандировали среди молодежи… идеи западных «хиппи», призывали к изоляции и протесту против «несовершенств» нашего общества, имели намерение организовать шествие молодежи по улицам Куйбышева в одежде с лозунгами «хиппи»… М. Шишков… у него мечты построить дом вдали от людей, жить «натуральным хозяйством» в уединении от общества. Он уже строит планы о создании в г. Куйбышеве «Клуба свободной любви» или «Общества свободы и любви», изобретает лозунги «Свобода сексу», «Делай любовь, а не войну». Итог статьи: «…и Шишков, и В. Зайкин имели отношение к самодеятельному театру-студии политехнического института. Что это, стечение обстоятельств? Как могло пройти мимо взглядов своих подопечных, не заметить их буржуазных идей руководство институтской самодеятельности?» («Молодой инженер», 1974, 18 мая).

Уловили главную мысль статьи — многочисленные знакомые студентов хиппи, организация демонстрации! Чиновники явно в замешательстве, поветрие молодежной контркультуры из академических вузов пошло гулять по городу? Чем это кончится?

Дольский что натворил в Куйбышеве

Потом у куйбышевских чиновников в голове все «просветляется» — во всем виновата «бит-музыка. Уродливая западная кабацкая музыка… привела третьекурсника Константина Лукина к деятельности, несовместимой со званием советского студента». Рок, да еще непонятно как оказавшийся в этом ряду Александр Дольский, привели к «падению» студентов С. Аксенова, С. Краснова, В. Зайкина, К. Лукина («Молодой инженер», 1974, 7 июня).

Изобличение идет полным ходом. Театр-студия Политехнического института, который критиковали, под присмотром комсомольского лидера В. Кутько даже принимает «Открытое письмо», в котором осуждает «мировоззрение некоторых местных доморощенных «хиппи» (правда позже в эту студию, славящуюся креативом и свободомыслием, придет и Вячеслав Бебко — там так и не навели драконовских порядков).

Бред доходит до того, что Константин Лукин на одном из выездных рабочих совещаний сотрудников КГБ в каком-то ДК работает в качестве звукорежиссера и слушает официальный доклад про самого себя. Кстати, хипующий Лукин вышел из все того же заклейменного в 1968 году Городского Молодежного Клуба -62 (его джазовой секции).

В Куйбышевском авиационном институте выявлена и обезврежена кандидат исторических наук В. Д. Скворцова, в своих лекциях она «главное внимание сосредоточивала на негативном освещении пути, пройденного партией и советским народом»…. В режимном авиационном в отличие от политеха скручивали очень быстро.

И все же что-то нарушено в этой цепочке, в ней какой-то внутренний изъян, если «студенты политехнического института являются завсегдатаями пивных киосков, ресторанов в том же самом 1974 г. Любят рестораны «Чайка» и «Север» и терпеть не могут нравоучений.

На встречу с работниками КГБ, рассказывающими о диверсиях иностранных агентов в общежитии № 4 собирается 15 человек, послушать воспоминания бывшего первого секретаря обкома ВЛКСМ сталинского периода Каткова собираются всего лишь 25 студентов. Аншлага нет. Ветеран партии и комсомола, которого молодежь проигнорировала, разгневан и пишет письмо в газету: «Эти факты свидетельствуют о распущенности. Кого мы готовим, что за люди будут»?

Да, это еще та школа — Катков был секретарем обкома в 1938 году — именно в этом году в Куйбышевской парторганизации из партии были исключены 2000 членов. Сам нарком Лазарь Каганович тогда после проверки докладывал в ЦК, что в Куйбышеве не умеют отличать друзей от врагов: согласно справке инструктора обкома А. Кузьмина, к февралю 1938 г. из городского совета депутатов г. Куйбышева было выведено 83 чел., из них 30 чел., арестовали. Часть из них занимали руководящие посты в хозяйственных, социальных организациях, учреждениях образования. За «связь с врагами народа и пособничество» депутатского статуса в Куйбышевском горсовете были лишены бывший бывший ректор Индустриального института С.М. Калмыков, бывший директор молокозавода М.П. Родионов, бывший главврач психбольницы М.И. Скобелева.

В 1930-х психиатров сажали еще самих, спустя 30 лет сажать будут к ним.

Но гончие 1970-х тоже неплохи, не теряют следа, они преследуют и загоняют «хипарей», согласно своей дремучей провинциальной логике. В 1975 г.: «Нашей молодежи должны быть чужды увлечения поп-музыкой. Подобная «артподготовка» с Запада… способна проложить путь чуждой нам буржуазной идеологии… Тем возмутительнее концертная программа, преподнесенная на декабрьском фестивале в политехническом институте одной из поп-групп. Участники ансамбля во главе со студентом 3-го курса В. Курочкиным… взялись пропагандировать на сцене растлевающую молодежь ультрасовременную музыку Запада… Подобные нравы чужды нам, действия же музыкантов В. Курочкина, С. Лунина, Ю. Арикайнена, В. Лобачева… заслуживают самого сурового осуждения. («Молодой инженер», 1975 г., 7 января).

Крови! Крови! — требует газета, но мудрая администрация факультета, на котором учатся «виновники», ехидно вопрошает — а списки участников фестиваля с нами согласовывали? Нет? До свиданья. («Молодой инженер», 1975 г., 7 марта).

Администраторов вуза понять можно — у них  государственный план по выпуску специалистов народного хозяйства, а к ним идеологические ищейки со своими глупостями пристают, не зря в технических вузах так не любили кафедры общественных наук….

Хотя иногда сами хипари уставали от роли гонимых и вставали на зыбкий путь экстремизма — один из двух подрывников памятника Устинова — Иван Извеков, поступивший в 1975 году на нефтяной факультет политеха, а затем бросивший учебу, тоже хиповал, увлекаясь роком, фарцой, девушками. В лагеря он пошел на 8 лет за антисоветскую деятельность после взрыва, который прозвучал в центре Куйбышева 4 ноября 1978 года. Что любопытно — факт принадлежности одного из террористов к неформальному движению хипарей пропагандой не поднимался — у идеологов обкома или в конторе хватило ума сообразить, что дальнейшая политизация модной среди молодежи субкультуры им не нужна и принесет только вред.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s