Охота на ведьм в Куйбышеве 1960-70гг. (V)

сейчас корочки горкома КПСС продают на авито за 500 руб.

Через неделю после куйбышевского погрома Потапенко и Черняева в «Савраске» — еще один удар. «Высоцкий поет от имени и во имя алкоголиков, штрафников, преступников, людей… неполноценных….,  в погоне за этой сомнительной славой он не останавливается перед издевкой над советскими людьми, их патриотической гордостью», — снова атакуют поклонников актера и барда из «Советской России» 9 июня. На сей раз какой-то Мушита, преподаватель консультационного пункта Государственного института культуры из Саратова.

Перестраховщики в провинциальном Куйбышеве все понимают как надо. Вопрос о молодежном клубе выносится 28 июня 1968 года на бюро Куйбышевского горкома КПСС. По справке, подготовленной инструктором горкома Орешкиной, принимается следующее постановление: «Клуб не добился целенаправленной культурно-массовой и воспитательной работы среди различных групп юношей и девушек… Нет должного сочетания в работе по идейной, политической закалке молодежи и удовлетворением к развлечениям… Некоторые члены клуба проявляют эстетическую и идейную незрелость. Только этим можно объяснить увлечение организацией концертов, не имеющих художественной ценности (концерты В. Высоцкого)»… Итог: «Бюро постановляет… считать основной задачей ГМК значительное повышение его роли в коммунистическом воспитании юношей и девушек»

Городской Молодежный Клуб превращается в «козла отпущения». В Куйбышеве становится модным трендом разносить его на всякого рода собраниях. Город же стыдливо отмалчивается: на глазах у тысяч людей, еще вчера посещавших вечера и концерты клуба, душат последнее детище местной «оттепели», а все боятся. Каждый — за себя. Это поколение «осторожных» обречено лучшие годы своей жизни запивать обиду водкой и болтать на кухнях.

Только такие отчаянные головы, как секретарь комитета ВЛКСМ политехнического института Давыдов, способны были еще бороться за клуб. «У нас дружба с ГМК тяжелая. Когда бьют ГМК, бьют и политехнический институт. Но мы будем дружить», — говорил он на V пленуме горкома ВЛКСМ 2 октября 1968 г., оставаясь в гордом одиночестве.

А мейнстрим задавали другие. «Молодежь должна быть готова к политическим боям с нашим врагом и не когда-то завтра, а уже сегодня, — мобилизовал с трибуны секретарь новокуйбышевского горкома КПСС Романов. — Наши воины находятся в Чехословакии, исполняя свой интернациональный долг… И нам очень приятно, что наши воины выполняют эту задачу».

… очень приятно…

И еще одно выступление на том же пленуме: «Молодежный клуб еще не добился целенаправленной культурно-массовой и воспитательной работы среди различных групп юношей и девушек». Это упрек в элитарности из выступления секретаря куйбышевского горкома ВЛКСМ Евгения Сидоренко.

Руки ГМК-62 уже связаны чиновниками, а его все бьют и бьют — поднимайся, служи. Попытка в середине октября 1969 г. провести городской диспут в Тольятти «Что значит быть молодым рабочим» срывается.

Группу артистов театра на Таганке, участвующих в этом широко разрекламированном диспуте, снимают с поезда по тревожной телеграмме от куйбышевских чиновников. Актеров, фактически, сняли прямо с поезда на Казанском вокзале в Москве, до города автостроителей они не доехали. Пришлось всё объяснять болезнью актеров, хотя все знали, что решение об отмене этого концерта было принято в партийных кабинетах. Как же войти в доверие рабочей молодежи, судя по заявкам с местных заводов, не равнодушной к Высоцкому. Может стаканом попробовать?

полиграфический техникум

24 ноября 1968 г. горком ВЛКСМ проводит в помещении ГМК (тогда это полиграфический техникум на Молодогвардейской) вечер, посвященный 5-летию оперативно-комсомольского отряда дружинников Куйбышева.

После торжественной части и выступления все того же секретаря горкома Евгения Сидоренко, занявших 40 минут, в помещении молодежного клуба накрываются столы с выпивкой и закуской. На 100 человек приглашенных, из них 35 девушек, только официально организаторами закуплено 85 бутылок вина (интересно по каким статьям бюджета). Плюс к этому участники вечера принесли с собой вино и водку (боялись что спиртного не хватит). В результате некоторые дружинники были предельно пьяны.

Потом, как жаловалось руководство техникума — соседа ГМК, нетрезвые участники городского слета дружинников взломали двери третьего этажа и кабинета общественных дисциплин, превратив их в «дом свиданий». Видимо 35 девушек были нарасхват — пользовались у горячих парней большой популярностью.

Бюро Куйбышевского горкома КПСС рассмотрело это «ЧП» и наказало Сидоренко, ушедшего с вечера раньше других участников, — опять власть с народом на нашла общие скрепы, зато вышел скандал, после которого дирекция полиграфического техникума потребовала выгнать молодежный клуб из его помещения. Она и раньше жаловалась журналистам «Советской России» на соседей из ГМК-62. Что любопытно — с апреля 1968 года пост секретаря обкома КПСС по идеологии занимает бывший ректор Политеха Николай Панов, а он еще недавно сам вел борьбу с пьянством на молодежных мероприятиях, после того как в его вузе после примерно  такой же пьянки в общежитии умер студент.

Вопрос о том, что делать с такой вот молодежью ставится на самом «верху» — его надо срочно решать.  В Куйбышеве, между тем, с конца 1968 по 1970 год — новые попытки ГМК «отмыться» в глазах чиновников и власть имущих.

20 декабря 1968 г. — диспут по профориентации, март 1969 г. — конкурс чтецов «Ленин, время и я», апрель 1970 г. — конкурс победителей, посвященный 100-летию Ленина.

Виктор Рягузов

Но нельзя одновременно сидеть на двух стульях.

«Клуб стал не таким, каким был три-четыре года назад. Если наборы три-четыре года назад давали солидное пополнение, то 1969 г. не удалось «завербовать» и двух десятков новичков. Народ не пошел, интерес к участию в работе клуба стал угасать», — жаловался в 1969 г. заместитель директора ГМК-62 Владимир Наганов. («Волжский комсомолец», 1969 г., 13 сентября).

Прошел только год с небольшим после образцовой порки, а молодые куйбышевцы уже разбежались из органа…

По новой начинают гонять и верующих в Куйбышеве, правда на сей раз не православных. В начале 1971 года из инженерно-строительного института изгнали баптиста Владимира Рягузова, в 1972 году из медицинского вуза его брата Виктора Рягузова и в 1973 году Татьяну Богомолову. Евангелист Пётр Пузанков успел сбежать из Куйбышева в Ташкент и там продолжил штудировать в институте медицину, а Виктора Рягузова в 1980 году избирают пресвитером куйбышевских баптистов. Государственная идеология в начале 1970 годов превращается в Левиафан, пожирающий неординарных и даже полезных людей. Что касается же православных, то у них все продолжают осваивать бывшее имущество  — в январе 1972 году в бывшем Иверском женском монастыре, превращенном в Дом науки и техники открывается выставка «Наука — производству».

А что происходит вокруг куйбышевского клуба? Сверстники «шестидесятников», сторонящиеся всего подозрительного с точки зрения чиновников, сделали уже заметные успехи на чиновном или партийном поприще. Это очень неприятно, когда горстка энтузиастов обнаруживает, что своим душевным теплом она не может растопить весь человеческий ледяной космос, окружающий ее. Она даже не вызвала цепную реакцию нарастания гражданской солидарности в рабочих кварталах. Время сомкнулось над ними.

А годы идут, и близкие устали ждать. Приходящие же в ГМК-62 новые люди не хотели бесплатно работать за идею, для них было не престижно самим мыть полы клуба, делать ремонт, стоять на контроле — проверять билеты. Они видели в клубе одну сторону — его былую популярность среди молодых девушек, но ничего не хотели знать о другой — о «черной» работе

Начинается размежевание. ГМК-62 растворяется, а исчезающие из него секции рождаются заново, но в отдельных Домах культуры или кинотеатрах, уходят на туристские тропы — кажется там им будет легче, меньше контроля. Люди разбегаются кто куда, подальше от органа.

Кто-то наверстывает упущенное в карьере. Кто-то, как Алексей Разлацкий, ставший членом жюри Грушинского фестиваля, активно интересуется политикой и уже идет к своей гулаговской Голгофе 1981 г., когда ему по политической 70-й статье дали максимальный срок — 7 лет лишения свободы и 5 лет ссылки

Все рушилось на глазах.

1974 год. «Сегодня клуб практически бездействует», — бесстрастно констатирует орган обкома комсомола «Волжский комсомолец» (1974 г., 15 января), сам к этому времени набиравший нужное число подписчиков по разнарядке, когда молодых заставляли подписываться на газету комсорги. Да, это смерть, того что было раньше и дальнейший перевоз тела клуба в 1976 г. в только что построенный Дом молодежи стал отдушиной только для групп тусовщиков из неформального комсомольского актива типа молодых Титова, Мокрого, Дуровой и т.д. Все же то, что возникало в Куйбышеве снизу в начале 1980-х (например, Клуб любителей фантастики или клуб Ракурс), сразу подпадало под прострел «мальчиков с оловянными глазами», которые могли внезапно появляться на заседаниях клубов и так же внезапно исчезать

Старый ГМК умер. Новые же поколения молодежи с начала 1970-х годов в основном ушли в рок, диско, хиповать и заниматься свободной любовью, которая для некоторых студенток куйбышевских вузов стала на некоторое время профессиональным занятием. Местная же публика из ЖД и Советского районов, атаковавшая Дом молодежи, оценила в нем, прежде всего, кафе, кино и дискотеку

Все получилось так, как будто ничего и не было: ни людей, добавивших Куйбышеву в середине 1960-х годов креатива и популярности, ни их новых идей….

One response to “Охота на ведьм в Куйбышеве 1960-70гг. (V)

  1. Уведомление: Охота на ведьм в Куйбышеве 1960-70гг. (V) — Город на реке Самара — Home·

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s