Самара. Какая разница между пугачевским бургомистром Халевиным и Константином Титовым?

кому повезло с царем, кому не очень

Очень в странном информационном поле мы живем – какую-нибудь ерунду, которую спускает сверху официальная пропаганда, люди готовы обсуждать до хрипоты, а вот задуматься о чем-то давно известном, оценить это свежим взглядом люди не в состоянии.

Попалась мне тут в руки краеведческий роман Владимира Буртового «Над Самарой звонят колокола» начал читать и понял, что по поводу Емельяна Пугачева и его восстания очень много вопросов встает. С точки зрения  современного человека.

Поскольку в той же Самаре к бунту примкнули люди далеко не самые бедные. Казацкая верхушка, бургомистр Иван Халевин, купеческий староста Бундов, депутаты Уложенной комиссии Хопренинов и Рукавкин, депутаты по-современному говоря Учредительного собрания, созванного Екатериной II для принятия законов и т.д. Средний класс, как бы их назвали сегодня. Причем очень обиженный тем, что  богатейшие ресурсы региона Екатерина II незадолго до этого передала в пользование «кооператива Озеро» из своего окружения — Орловым.

Писатель Буртовой, как и положено советскому писателю, объясняет такое бунташное настроение романтической историей. Мол, один купеческий сын влюбился на Яике в казачку, а ее Пугачев своей императрицей сделал. После чего детине деваться было некуда кроме, как и самому к повстанцам примкнуть, и других подтолкнуть.

 Книга была написана в 1984-1988 годах и другого варианта в т.н. перипетиях классовой борьбы не предусматривала.

Октябрьский переворот 1917 года с его небольшой прослойкой стойких ленинцев, которые не участвовали лично в грабеже, был далеко позади, а того как могут разворачиваться другие события в ходе революции или народного восстания правящая идеология не рассматривала, хотя историки прекрасно знали, что та же Французская революция привела к крупнейшему имущественному переделу и появлению буржуазии из числа бывших мародеров и торговцев наворованным.

Происходило нечто подобное во время восстания Пугачева и на территории современной Самарской губернии, но как правило эти знания оттеснялись на периферию исторического знания и не были в основном тренде.

Так в книге Михаила Толкача «У горы Светелки», рассказывающей про историю Шигонского района, рассказывалось, что, когда этими местами шли пугачевцы, потерпев­шие поражение под Казанью, местные помещики Кротковы заблаговременно укрылись в лесистой лощине. Пугачевцы остановились на гумнах и огородах деревни Ишеевки. По пятам повстанцев двигались гусары. Крадучись лесами и буераками, передовые дозоры царских войск незаметно накрыли редкие сторо­жевые посты пугачевцев.

-Отходи, — кричали атаманы и старшины. Вольница кинулась в бега. Бросали имущество артельное и личное.

Тогда Кротковы погнали дворовых и своих стражни­ков собирать трофеи. Набрали несколько возов драгоценных тканей, золотых и серебряных изде­лий, дорогих мехов и украшений, азиатских ков­ров — трудно было даже оценить нежданный до­быток… Кротковы в малый срок пустили в дело ка­питал — возвели шесть суконных мануфактур!

Тогда-то они и купили у графа Орлова село Шигоны: земли, леса, луга, рыбные ловли, все промыслы с крепостными. Здесь они возвели крупные красильни, ткацкие цеха, сушильни, склады. Помещики использовали до предела физические возможности крепостных: лето и зиму — в рабо­те. С 1836 года в Шигонах стал распоряжаться хозяйством Павел Дмитриевич Кротков, за самую малую вину «очень строго и делал жестокое обра­щение и побойство и взыскивал», — показывали в суде работники суконной фабрики.

Что это?

Можно оценивать данный случай как конкретный криминал – помещики обогатились за счет свалившихся на них пугачевских трофеев, но точно также происходило и в время гражданской войны 1917-1922 годов и во время ельцинских реформ после 1992 года, с началом т.н. приватизации.

И чем спрашивается отличался перешедший на сторону царя Петра III бургомистр Самары Иван Халевин от председателя горсовета Самары Константина Титова, после победы над ГКЧП, заявившего о поддержке «царя Бориса»?

Только тем, что судьба было более благосклонна к нему — Титов после победы Ельцина стал губернатором, а Халевин вместе с депутатом Рукавкиным был высечен  плетьми, но зато остался жив. Не казнен.

Более того, весь разгул криминала который Россия получила в 1990 годы, наверняка имел бы место в Российской империи в случае повсеместной победы государя «Петра III» и так многие эксперты считают, что именно ужасы пугачевщины, а не гуманизм и человеколюбие подвигли декабристов на вооруженное выступление за ограничение абсолютной власти царей. Наиболее грамотная часть дворянства помнила ужасы кровавой «революции Пугачева» и предпочитала сделать что-то чтобы предотвратить их сверху, а не дожидаться, когда придут полубандиты – полуповстанцы.

Которые как выяснилось уже в XXI веке особенно то и управлять тем что открутили не умеют.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s