Этих предприятий нет на аллее Славы Самары

Работница швейной фабрики № 2 «Красная Звезда» Климашина. 1959 г. фото Елены Караваевой 

Для начала справка как жила-поживала Самарская — Куйбышевская фабрика Красная Звезда, открытая в 1922 году?

С 1922 по 1975 г. Куйбышевская швейная фабрика «Красная звезда» относилась к Куйбышевскому швейному тресту Министерства легкой промышленности РСФСР

В 1975 – 1988 гг. это уже Куйбышевское производственное швейное объединение «Красная звезда» I–го Российского швейного производственного объединения Министерства легкой промышленности РСФСР

Короткий период 1989 – 1990 гг. это Куйбышевское производственное швейное объединение 1–го Росшвейпрома Министерства легкой промышленности РСФСР

Предсмертная агония Самара 1991 – июнь 2002 гг. ЗАО Самарская промышленно – торговая швейная фирма «Красная Звезда».

Была у фабрики другая героическая жизнь. Она умерла вместе с «Красной Звездой», но в тех книгах, которые еще не сданы на утиль о ней немного рассказано. Это когда швейницы соревновались с другим убитым в нулевые годы предприятием – Станкозаводом за то, кто больше окажет помощи героической Красной  Армии….

СОРЕВНОВАНИЕ

В центре города Куйбышева, почти на самом берегу Волга, расположились два вроде бы ничего общего не име­ющие между собой предприятия — швейная фабрика «Красная звезда» и Средневолжский станкостроительный завод. В самом деле, что может быть общего между ними? Завод—старинное, с дореволюционной историей предприя­тие, основанное ещё в прошлом веке; фабрика, ровесница Октября, начинала свою историю с маленьких мастерских, где шили первые красногвардейские гимнастерки…

Но так уж случилось, что именно эти два предприятия еще с двадцатых годов объединились крепкой рабочей дружбой. Они соревновались между собой, и весь город знал, кто победил в том или ином месяце, квартале. Благо, узнать, кто впереди, было несложно: над фасадом предпри­ятия— победителя соревнования зажигалась красная звез­да. В честь этого и название свое получила швейная фабри­ка—часто, видимо, зажигался над ней знак трудовой по­беды.

И вот—война… Как ни тяжело было мужчинам, а жен­щинам труднее. На фабрике работали они по двенадцати, а то и по пятнадцати часов. Опытных рабочих заменили молодые необученные девчонки, а план постоянно увели­чивался. Но ведь еще нужно на свои да орсовские огоро­ды, на лесозаготовки, на хлебоуборку, а зимой улицы рас­чищать, чтобы трамваи ходили. Кто же, если не женщина, в госпиталях подежурит, посылки на фронт соберет… И все это помимо дел домашних: надо придумать, чем детей накормить, во что их одеть-обуть…

Но ни словом, ни видом не выдавали они, как им труд­но. 3 июля сорок первого года на общефабричном митинге мастер Екатерина Петровна Глазунова сказала:

— Мужчины пошли на фронт. Нам, женщинам, не при­стало ждать, что победа придет сама. В тылу мы должны заменить мужчин и обеспечить фронт всем необходимым. Нам надо собрать урожаи до каждого колоска. Предлагаю послать на фронт как можно больше людей, а те, кто ос­танутся, выполнят нормы и за себя и за них.….

У станкостроителей были свои заботы. Через месяц пос­ле начала войны завод получил задание, не уменьшая выпуска серийных станков, в кратчайший срок освоить производство специальных изделий для оборонной про­мышленности. И еще одно непременное веление времени: экономить металл, резко сократить его расход…

И металл экономить, и станки давать… Тяжелая задача. Да к тому же лучшие специалисты ушли на фронт — всем заводом проводили Имуранова, Воробьева, Катаева и мно­гих, многих других…….

Шли письма с фронта, шли письма на фронт. Порой пи­сать их приходилось в самых неподходящих условиях. А одно из них было написано на лесозаготовках, в студе­ную зиму сорок второго…

Перед станкостроителями встал вопрос, как использо­вать то небольшое количество угля, которое отпущено за­воду,—то ли получше отапливать цехи, то ли прибавить огонька в литейке. И единодушно отдали предпочтение ли­тейному цеху… А сами работали в пальто, телогрейках, старых потрепанных кожушках…

Швейницы заготавливали себе дрова сами: без тепла им нельзя — машинки застынут, тогда и плана не выпол­нишь…

…Машину швыряло по лесной взмокшей дороге, опроки­дывало то на одну сторону, то на другую. А когда по оск­лизлой грязи она съезжала в ямину, десятки иззябших, за­холодевших рук упирались в борта, и машина, натужно хрипя, выползала из грязи и снова вихляла сквозь строй промокших до самого нутра черных деревьев. А сверху лил и лил из серой мути холодный вязкий дождь.

Делянку для швейниц выделили недалеко от деревни, и на ночь можно будет добраться до настоящего ночлега. Договорились с хозяевами — каждая принесет по поленцу, и ночуй в тепле, суши около печки обувку-одежку.

Переговариваются-договариваются, кто с кем будет пи­лить, кто сучья рубить, кто складывать штабельки. Подко­выривают друг друга, бодрятся. Чем не лесорубы?

Расхристанный автомобильчик в последний раз под­прыгнул на корнях и остановился у вырубки. Взвизгнула дверца. Из кабины выскочила женщина-шофер в треухе, в кирзовых сапогах и распахнутой телогрейке. Стукнула нос­ком сапога по колесу, простуженным голосом крикнула:

-Слазь, гражданочки, приехали!

-Ну, ты и везла, подруга! — с трудом выговорила Та­тьяна Ивановна Вавилова, мастер закройного цеха. — Аж все нутро повышибла.

-Говори! — вспыхнула шоферица. —Я вас везла, как в колыбели. Настоящих-то дорог вы и не нюхали. А здесь не дорога — скатерть.

-Чего там! Спасибо! — крикнула мастер Нина Иванов­на Афиногенова. — Айда сюда, девочки, смотрите — брига­да Ольги Донсковой пять штабелей выложила. Видали?

А что на бревне нацарапали? «Посмотрим, как вы!»

Работницы швейной фабрики № 2 «Красная Звезда» Тамара Анистратова, Лидия Щербакова и Лидия Ляпина. 07.03.1959 г.

-А чего тут? — оборвала Тоня Коробкова, — они пять, а мы шесть напилим-нарубим. Татьяна, давай быст­рее!

Лесник с жалостью поглядывал на обступивших его заготовителей дров, растолковывал безнадежным тенор­ком, где и какие деревья надо пилить, как следует обру­бать сучья, как резать стволы на двухметровки, как укла­дывать штабеля. Откашлялся, махнул рукой, сказал:

-Удивляюсь я вам, бабы. В чем только душа держится, а лезете на мужицкую работу.

-А мы десятижильные, — отрезала Тоня Коробкова, — все бы понял, если бы попробовал по двенадцати часов в полупотемках шинели шить. А тут что? Лесной дух хме­лем бьет. Нинка, пошли в пару!

Сначала работа шла вроде бы бойко, потом все прито­мились, посшибали руки, приумолкли. Слышался глухой шумок дождя, глухое тюканье топоров, шуршанье пил, над­садный треск падающей сосны или осины. К полудню и со­всем было приуныли. Но тут послышалось дребезжание, гудение, и к штабелям подковылял «зисок».

-Девчата! Обед прибыл! — крикнула Нина Афиноге­нова. — А ну давай, навались!

После обеда работа пошла веселее. И не заметили, как сумерки стали гуще. Заторопил резкий фальцет шоферицы:

-Долго мне вас ждать? Одна фара у меня только уце­лела!

На этот раз знакомая дорога не казалась такой ухабис­той и длинной. Даже удивились, что быстро увидели под­слеповатые огоньки в избах деревеньки. Свет давали керо­синовые лампы.

А сон не шел… Одолевали невеселые, тревожные мысли.

-Девчонки, давайте-ка письмо на фронт напишем. Скоро двадцать четвертая годовщина Красной Армии, вот и успеем к празднику…….

С фронта приходили всякие письма. Были в них и теп­ло, и солдатское спасибо, и горькие вести…

Одна из таких горьких вестей пришла на станкозавод вместе с вырезкой из фронтовой солдатской газеты..

Статью из фронтовой газеты читали во всех цехах стан­костроительного, ее передали и швейницам — многие де­вушки знали этого скромного, вроде ничем не приметного парня, ставшего в военный час Героем Советского Союза.

В самые трудные месяцы войны, когда враг стоял на по­роге столицы нашей Родины—Москвы, родился замеча­тельный патриотический почин рабочего класса, колхозно­го крестьянства, трудовой интеллигенции — своими личными средствами помогать Родине в строительстве боевых самолетов и танков. В ноябрьские дни сорок первого поя­вилось письмо рабочих-станкостроителей. Вот оно.

«Дорогие товарищи! ….

Для быстрейшего и окончательного разгрома врага нам нужно выпускать больше танков, самолетов, пушек, вин­товок, пулеметов. Мы, рабочие, служащие и инженерно- технические работники станкозавода, считаем своим свя­щенным долгом сделать все, чтобы обеспечить нашу армию достаточным количеством современного вооружения и све­сти к нулю превосходство немцев в танках. Каждый из нас горит желанием отдать все силы на благо любимой Роди­ны, каждый готов к любым жертвам во имя победы. Мы еще более повысим производительность труда, будем да­вать все больше продукции. Днем и ночью мы будем неус­танно ковать победу над врагом. Но мы считаем это недо­статочным.

В целях быстрейшего выполнения указания об увеличе­нии в несколько раз производства танков в нашей стране мы предлагаем создать танковую колонну имени Валериана Владимировича Куйбышева. Мы предлагаем собрать сред­ства, необходимые для постройки всех танков колонны, среди трудящихся Куйбышевской области. Мы отчисляем однодневный заработок на создание танковой колонны и обращаемся ко всем трудящимся области с призывом по­следовать нашему примеру.

Товарищи рабочие и работницы, колхозники и колхоз­ницы, все трудящиеся нашей области! Самоотверженным трудом крепите военную мощь нашей страны1 По-стаха­новски работая на своем посту, организуйте сбор средств на строительство танковой колонны имени В. В. Куйбыше­ва! Создадим мощную колонну танков, пусть она несет смерть врагам нашей страны….

Не отставали от станкостроителей и швейницы. Они приняли активное участие в строительстве танковой ко­лонны им. В. В. Куйбышева. Здесь же, на митинге, коллек­тив фабрики взял шефство над одной из палат госпиталя. Женщины носили раненым бойцам гостинцы, книги, газеты, дежурили по вечерам, устраивали концерты. Тепло и ласка помогали выздоровлению фронтовиков.

На протяжении всей войны женщины вели самое широ­кое социалистическое соревнование за выполнение заданий на 200 процентов. И это тогда, когда не хватало электри­чества, пара, ниток, иголок, ножниц, наперстков.

Доставали, берегли инвентарь, модернизировали маши­ны. В цехах царил суровый закон: «Иголка и нитка — на­родное достояние». Малюсенький инструмент — иголка, а без него куда же? Не сочтешь нитку драгоценностью, а каждый метр дороже золота. Вот почему на фабрике воз­никло движение: «На производстве нет мелочей».

Многие тысячи шинелей, ватников и другого обмундиро­вания отправлены были с фабрики на поля войны.

Ушедшие на фронт товарищи по работе не порывали связи с фабрикой. Они интересовались делами подруг, ободряли их, с честью выполняли наказ — мужественно за­щищать Советскую Отчизну. ….Шли письма с фронта от совсем незнакомых воинов. … Надолго запомнилось такое письмо:

«Девушки! Наши замечательные труженицы! Когда вы прочитаете наше письмо, расскажите нам, как вы работае­те, как живете. Мы хотим знать все о тех, кто шил нам шинели. Приятно надеть вот эту шинель, которую шили на вашей фабрике. Она согревает сердце, заставляет идти впе­ред—за Родину, за счастье всего нашего народа, за наших матерей и сестер, за наших девушек, отдающих все свои силы на работе там, в тылу.…….

Изучаешь документы военных лет—и словно стано­вишься свидетелем того великого неповторимого соревно­вания, которое непрерывно шло между станкозаводом и «Красной звездой». Это было соревнование… борцов за нашу победу.

1943 год… Разгромлены фашистские войска под Сталин­градом. Советская Армия неудержимо движется вперед… И в эти дни куйбышевские женщины — работницы швей­ной фабрики «Красная звезда» заявляют о своем желании ехать в Сталинград на восстановительные работы. В фаб­ричной газете «Голос швейницы» появилось следующее сообщение:

«Сталинград! Кто в нашей стране не знает этого города на Волге, подвига и доблесть которого известны всему ци­вилизованному миру.…….

Три наши фабричные девушки: мотористка третьего цеха Маруся Порецкая, мотористка второго цеха Маруся Нечепаева и механик четвертого цеха Маруся Осипова изъявили желание добровольно поехать на восстановитель­ные работы в героический Сталинград.

В связи с этим они обратились в дирекцию фабрики с заявлением об отпуске их с предприятия по этой причине. Их желание удовлетворено. На днях на волжском пароходе они выехали в Сталинград.……. Счастливого вам пути, девушки!»

Как боевая перекличка звучит другая корреспонденция, напечатанная в августе сорок третьего в газете «Волжская коммуна».

«Вчера вечером на Куйбышевском станкозаводе состо­ялся митинг, посвященный … ока­занию помощи в восстановлении … Смо­ленской области. Директор завода т. Воробьев сообщил, что передовые люди завода внесли предложение сделать в неурочное время десять станков для восстанавливаемых машинно-тракторных станций в освобожденных от немец­ких захватчиков районах Смоленской области. Стахановцы предложили также досрочно выполнить план выпуска запасных частей для комбайнов и тракторов, значительная часть которых будет отправлена в освобожденные районы.….

До конца войны шло это… соревнование двух совсем не похожих друг на друга предприятий. Стан­костроители радовались каждому успеху швейниц. Как свою собственную победу восприняли швейницы весть о том, что Куйбышевский станкостроительный награжден орденом Трудового Красного Знамени…….

Куйбышев, 1975 г., Валентин Беспалов, Семен Табачников, участники Великой Отечественной войны, члены Союза писателей СССР

2 responses to “Этих предприятий нет на аллее Славы Самары

  1. Родная сестра моего деда по отцу долгое время работала на этой фабрике и даже была парторгом. А я участвовал как конструктор в переустройстве здания этой фабрики в ТЦ «Европа»… Вот такой парадокс

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s