Карма карающего. Мой родственник — следователь по делу декабристов….

Левашов

Когда первый раз отписался по этой теме прошлым летом, думал, что делаю это по большей части для родных разбросанных в разных уголках Европы, собираю забытую картину для нескольких десятков человек. Сейчас в феврале 2021 года, когда некоторую часть российского общества (наиболее привилегированную и состоятельную) захватил раж охранительства, а они готовы избивать, судить и сажать и ссылать несогласных с властью — снова выставляю для людей этот текст. Про своих дальних родных, относящихся вместе с нами к одному старинному боярскому роду.

Самое главное в этом тексте одно — напоминание о карме. Человек, о котором идет речь получил все самые невероятные блага от власти, императора Николая I за участие в преследовании офицеров — декабристов: звания, почести, деньги, Но спустя столетие колесо кармы тяжело проехало по его потомкам, раздавив некоторых из них. Все любят деньги и власть, но причиняя за них боль и страдания другим людям, вы возможно обрекаете своих внуков — правнуков на мучения. Не забывайте об этом даже, когда деньги и власть погружают вас в эйфорию. Через этот выбор прошли многие люди в этом мире.

_____________________________________________________________________________________________________

Уже рассказывал в блоге, но повторю — по матери отца мы относимся к тверскому роду Левашовых, хотя и носили фамилию Авачевых (Ивачевых). Когда-то давно все права по имуществу в роду переходили старшим сыновьям (это не просто фигура речи из сказки про кота в сапогах), а младшим в наследство не доставалось даже родовой фамилии.

Некогда боярин Ивач Левашов положил начало новой фамилии Ивачевых, а потом в конце XIX века царские чиновники, секвестрируя число дворян в Российской империи изменили все старинные великорусские дворянские фамилии, принадлежавшие однодворцам, приехавшим в Бузулукский уезд в 1808 год из Рязани, так Ивачевы стали Авачевыми.

Тем не менее факт остается фактом — Левашовы — наша дальняя родня, у нас один общий предок, правда в XVII веке после Смутного времени, вымолив у Романовых амнистию, снимавшую опалу Ивана Грозного, Левашовы сломя голову двинули в столицу, оставив в Рязанской украине всю ближайшую родню, попавшую из-за них в ссылку.

Сейчас когда ситуация с нашим родом и родственниками стала прозрачной начал смотреть, что понаделали во славу России старшие в нашем роду Левашовы, которые смогли в отличие от Ивачевых вырваться в XVII веке в центр России.

Да, среди них были разные фигуры — воеводы, министры, губернаторы, генералы, градоначальники, жандармы.

Но особенно выделяется фигура генерала Василия Левашова — незаконного сына действительного статского советника и некогда близкого друга Екатерины II Василия Левашова.

Василий Васильевич в составе полевой армии с честью прошел через войну с Наполеоном, участвовал в сражениях при Бородино, под Смоленском, Тарутино, Красным. Малоярославцем, Дрезденом, Лейпцигом, его портрет кисти Джорджа Доу украшает пантеон героев той войны (правда историк Владислав Глинка — главный хранитель отдела истории русской культуры Эрмитажа считал, что эти портреты писали русские подмастерья английского художника).

Однако настоящие почести, а также графский титул к Василию Левашову пришли только после его личного участия как в подавлении восстания декабристов, так и в работе Следственной комиссии по их делу — фигура усатого Левашова хорошо заметна в художественном фильме «Звезда пленительного счастья, он сопровождает Николая I на Дворцовой площади во время событий и кричит на задержанных повстанцев во время допросов, если они оскорбляют присутствовавшего на допросах царя (хотя документы говорят, что иногда он допрашивал декабристов один).

Уже 1 января 1826 года спустя несколько дней после подавления выступления он был произведен в генерал-лейтенанты

рисунок 19 века, работа Следственной комиссии, Левашова можно узнать по усикам

Особенно беспощаден по отношению к генералу — следователю Левашову был великий русский поэт Александр Пушкин. Владислав Глинка писал:

— Юный лицеист Пушкин, несомненно, не раз видел генерал-майора Василия Васильевича Левашова, который с 1815 года командовал лейб-гвардии гусарским полком, квартировавшим в Царском Селе и Павловске. А во время пребывания поэта в последнем классе Лицея произошло и более близкое знакомство. По приказу Александра I лицеистам, многие из которых собирались в военную службу, начали преподавать фортификацию, артиллерию и тактику, а также обучать их верховой езде. Один из товарищей Пушкина пишет:

«Мы ходили два раза в неделю в гусарский манеж, где на лошадях запасного эскадрона учились у полковника Кнабенау, под главным руководством генерала Левашова, который и прежде того, видя нас часто в галерее манежа, во время верховой езды своих гусар, обращался к нам с приветом и вопросом: когда мы начнем учиться ездить? Он даже попал по этому случаю в куплеты нашей лицейской песни. Вот ее куплет:

Bonjour, monsieur! Потише,

Поводьем не играй —

Вот я тебя потешу!..

A quand t’equitation?[6]».

В этой не очень складной строфе, сочиненной насмешливыми и наблюдательными юношами, верно запечатлелся образ внешне лощеного, но по существу грубого человека. Французское приветствие, обращенное к лицеистам, прерывается угрожающим окриком по адресу обучаемых езде гусар, после чего, как ни в чем не бывало, генерал возвращается к любезным французским фразам.

Даже для того жестокого времени насаждаемой Александром I «фрунтомании» Левашов был редкостным истязателем солдат и беззастенчиво их обворовывал. Один из служивших под его командой офицеров пишет в своих воспоминаниях: «Он был своекорыстен и вытягивал из полка всевозможные доходы, в особенности от обмундирования и фуража. Левашов был очень жесток с нижними чинами: многих гусар и унтер-офицеров вогнал в чахотку, беспощадно наказывая фухтелями.

Другой современник рассказывает, как по приказу Левашова гусар наказывали в его квартире. Сидя в соседней комнате и преспокойно завтракая, командир полка покрикивал между глотком вина и куском жаркого: «Громче! Удара не слышу! Крепче бей!»

Очень вероятно, что этот отвратительный образ генерала-живодера, характеристику которого поэт должен был знать от своих приятелей – гусарских офицеров, а может быть, и личные впечатления от какой-нибудь жестокой расправы Левашова с солдатами Пушкин имел в виду, когда в стихотворении «Орлову» писал:

О ты, который, с каждым днем

Вставая на военну муку,

Усталым усачам верхом

Преподаешь царей науку;

Но не бесславишь сгоряча

То есть шомполами.

Свою воинственную руку

Презренной палкой палача…

Возможно, все увиденное в гусарском манеже, сама личность Левашова и другие впечатления от военной службы александровского времени сыграли свою роль в отказе Пушкина от избрания военной карьеры, к которой он так стремился в юношеские годы и для которой, по мнению некоторых современников, был как бы предназначен: он всегда живо интересовался военными науками и не раз проявлял редкую храбрость.

По свидетельству сослуживцев, Левашов был невеждой в области тактики, плохо знал управление строем полка в полевой обстановке, но тем яростнее допекал всех чинов своей части мелочными придирками. В то же время он мнил себя великим стратегом и даже у себя за столом не переставал нудно поучать приглашенных, выставляя свою военную «мудрость». Подчиненные не любили и не уважали Левашова, который и во время Отечественной войны ничем не отличился. Пушкин знал все это от своих приятелей-офицеров лейб-гусарского полка – Чаадаева, Каверина, Раевского и других.

Александр I неизменно благоволил к Левашову, а при Николае I он особенно быстро пошел в гору. Отправной точкой блестящей карьеры Левашова стало 14 декабря 1825 года, когда командир лейб-гусар безотлучно находился при царе на Сенатской площади, за что был награжден чином генерал-лейтенанта. В следующие дни в залах Эрмитажа Левашов вел первые допросы декабристов, содержавшихся на дворцовой гауптвахте. Здесь побывали многие друзья и знакомые Пушкина: Рылеев, А. Бестужев, Пущин, Якубович и др. Допрашивал декабристов Левашов и в Петропавловской крепости, был членом суда над ними, и петербургская молва называла его имя в числе лиц, «умолявших» царя не смягчать участи осужденных.

Спальня в усадебном доме Левашовых в Осиновой роще. Фотография 1885 г. Государственный Эрмитаж.

В 1832 году Левашов был назначен на важный пост киевского, подольского и волынского генерал-губернатора, а через год получил графский титул.

В Киеве он прославился бестактными и грубыми выходками по адресу 70-летнего фельдмаршала Сакена, командовавшего 1-й армией, штаб которой находился в том же городе, а также вандализмом по отношению к киевской старине. «Наводя порядки», генерал-губернатор срывал древние Киевские валы, рубил старые тополевые аллеи и т. д.

В 1838 году Левашов стал членом Государственного совета. Позже назначался членом различных комитетов и комиссий, вершивших судьбы империи, и вплоть до смерти оставался одним из наиболее приближенных и доверенных слуг Николая I.

Кто-то скажет — ну подумаешь Пушкин! Мало ли чего мог сказать великий поэт, зато генерал, он же следователь был обласкан императором, произведен в графы!

Да, а спустя 89 лет после подавления восстания декабристов правнук Василия Левашова, князь Борис Вяземский 25 августа 1917 года был зверски убит толпой солдат и крестьян в Тамбовской губернии, при этом князь был ученый, филантроп и аграрий передовых взглядов. Его смерть тогда буквально потрясла своей неоправданной жестокостью поэтессу Марину Цветаеву, хотя заметьте все это было задолго до большевистского переворота, а значит нет никакой возможности свалить всю вину на Советы, евреев или латышских стрелков.

Вяземского забили

Потом в конце XX века события вокруг убийства стали сюжетом изданного во Франции романа «Горстка людей», получившего Большую премию Французской академии и престижную Премия Ренодо.

Правда о тяжелой карме Левашовых, связанных с работой в Следственной комиссии Николая I с казнью шестерых декабристов из причитавших о смерти князя никто почему-то не вспомнил — жизнь в в начале XX века не была настолько прозрачной, как сегодня. А, между тем, работа следователя она такая, не проходит бесследно для его потомков. Хотя сам Василий Левашов видел во время следствия многое — например. декабристов дававших подробные показания на других членов тайного общества. Но все эти люди казенные и убитые картечью на площади, отправленные на сибирскую каторгу или солдатами на кавказскую войну выступали против рабства в России, а он нет. Хотя его род, его предки хлебнули от самовластья того же Ивана Грозного может быть побольше других..

Еще полагаю — ни один из следователей, работавших на машину террора, не мог трудится с полной выкладкой, если бы знал, что его деятельность в будущем будет детально разобрана исследователями, а карма безжалостно проедет по его потомкам.

Еще о допросах декабристов

Диссертация о работе следствия

 

One response to “Карма карающего. Мой родственник — следователь по делу декабристов….

  1. В Шигонском районе между сёлами Маза и Климовка есть село Левашовка (выселки Мазы), в 18 веке оно принадлежало братьям Левашовым.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s