Когда психически больной не может лечится дома

Михаил Шейфер

(продолжение)

В последние недели медиа региона подняли серьезную волну о том, что ковидный госпиталь открывается или уже открылся в специализированной больнице на Нагорной.

О том, что на самом деле происходит в этом сегменте здравоохранения, рассказал в «Ренесансе» на площадке «Инклюзия» Общероссийского гражданского форума Михаил Шейфер главный врач Самарской областной психиатрической больницы. Он довел до сведения собравшихся, что дипломированных психологов в регионе больше всего в его службе и она организовала линию психологической поддержки, которая работает с 8.00 до 20.00. Звонков не много, но они есть, звонят для консультаций люди, потерявшие близких, иногда их просто выслушивают, иногда приглашают в диспансер — некоторые тревожные граждане нуждаются и в медикаментозной помощи, некоторым инъекции делаются и на дому (у службы свой транспорт).

Ну а кроме того, люди с психическими расстройствами оказались в крайне тяжелой ситуации, они не следуют клиническим правилам, не носят масок, не моют руки. Было не понятно, что делать с людьми, заболевающими в ПНИ (психо-неврологических интернатах) — когда они попадали в ковидные госпитали, они полностью декомпенсировались – это создавало проблемы и пациентам, и госпиталям. Психический больной также не может и дома лечится. Однако психиатрические больницы имеют инфекционные отделения — в Самаре решили, что они то и могут стать базой для ковидных госпиталей, вопрос правда в персонале и препаратах, а еще местное инфекционное отделение находится в деревянном корпусе, построенном век назад. Самарский минздрав пошел впереди многих других регионов поэтому поддержал такую практику. Шейфер надеется, что 10 декабря этот госпиталь на 110 мест заработает, приказ по минздраву подписан, идет набор сотрудников, хотя есть проблема подводки кислорода.

О чем говорили другие участники форума:

Елизавета Олескина БФ «Старость в радость» вышла в он-лайн из машины на трассе и рассказала об уходе инклюзии в Zoom: здесь проходят встречи, батлы, обучение, экскурсии. А еще, по ее мнению, после выздоровления переболевшие люди, пожилые и инвалиды, находящиеся в самоизоляции, сразу не побегут, им будет нужна поддержка и помощь, чтобы они вернулись хотя бы к тому что было раньше. Новая реальность пришла в Россию надолго. Елизавета также порадовалась, что Самарская область с 1 января входит в пилот по созданию системы долговременного ухода на дому – это проект про качество жизни, на это в Самару придут федеральные деньги.

Елена Мещерякова БФ «Хрупкие люди» рассказала о том, как переживают период пандемии больные остеогенезом – это редкое и очень тяжелое инвалидизирующее заболевание, с высокой степенью инклюзии.

Оксана Низовцева

Лилия Быстрицкая

О работе Медико-Социальной Экспертизы в условиях пандемии рассказала Оксана Низовцева зам. Главного эксперта Главного Бюро МСЭ. Был изменен режим работы организации – организовано заочное освидетельствование, это благо для тех людей которым было нужно переосвидетельствование, между тем медицинские учреждения, где необходимо оформлять посыльные листы. При этом сохранен механизм очного обжалования, если заявитель сам на нем настаивает. Также была налажена работа между МСЭ и Пенсионным фондом. Такой же механизм по разработке индивидуальной программы реабилитации для людей с ОВЗ – количество рекомендаций за этот период для даже увеличилось, увеличилось количество рекомендаций по адаптивной физкультуре для детей с ментальными нарушениями. Была организована и горячая линия для тех, кто не понял, что такое заочное освидетельствование, на которой работали специалисты МСЭ. Совместно с уполномоченными по правам человека и по правам ребенка были проведены приемы в Сызрани, Отрадном, Самаре. Тесно работает МСЭ и с общественными организациями, этот диалог осуществляется в рамках Общественного совета. Скоро возобновится работа выставочного зала по техническим средствам реабилитации.

Оживленный диалог вызвало обсуждение рекомендаций по адаптивной физкультуре для детей с ментальными нарушениями, к сожалению ГБ не имеет права контролировать исполнение разработанных рекомендаций Минспортом и обученных специалистов по этому профилю немного, адаптивный спорт в РФ стал развиваться недавно, есть энтузиасты-волонтеры в школе Южного города, 63 школе и таких людей единицы.

Тут же в ходе обсуждения Лилия Быстрицкая,  председатель Тольяттинской городской общественной организации инвалидов-опорников «КЛИО» выразила мнение общественников о том, что очень вовремя Низовцева вернулась в социалку — систему самарского МСЭ. Ведь именно сейчас, по ее мнению, экспертиза стала более доступна инвалидам, пришла в разные города региона, где появились отлично оборудованные помещения.

Кондратьев и Печерских

Евгений Печерских, организация инвалидов-колясочников «Ассоциация Десница» рассказывал о предлагаемой им системе социального сопровождения, когда берется вся совокупность трудных жизненных ситуаций, в которых оказалась семья, имеющая инвалида. Здесь нужна поддержка разных ведомств от образования и медицины, до ЖКХ и поддержки психологов, и вот это будет уже реальной программой для вывода семьи из этой трудной ситуации.

Дмитрий Кондратьев, организация «Остров Надежды» рассказал, как изменился процесс обучения детей с РАС  в условиях пандемии. Подавляющее большинство из 40 опрошенных родителей сказали, что занятия с  коммерческими специалистами стали им не по карману, количество занятий со специалистами сократилось, занятия в учреждениях стали недоступны на период от двух месяцев и более, консультационное обучение отсутствует или его недостаточно, дистанционное обучение это не для детей с РАС, в условиях пандемии ребенку с РАС стали недоступны привычные маршруты и распорядок. У них идет регресс, возникает психоз. Некоторые дети начали боятся тех, кто, например, моложе них, а некоторых пришлось вытаскивать за счет вредных для них ТВ и гаджетов. Заморожены скрининговые исследования детей с РАС, а это краеугольный камень в самом начале.

По мнению Кондратьева такие обсуждения, как на Форуме, только приоткрывают ящик Пандоры для родителей это не закончится пока они живут рядом со своими детьми, ведь в Самарской области 700 детей со справками РАС и на каждого из них должно быть 0,5 сопровождающего специалиста, не считая психологов – дефектологов. Откуда они возьмутся? Отдельными грантами такие вещи не решишь… Родители несут стресс вдвойне.

фото на память, Алексей Транцев второй слева, второй ряд

Не случайно сейчас родители детей – аутистов готовят открытое письмо губернатору Азарову. Для них образец такой работы то, что делал Алексей Гордеев во время своего губернаторства в Воронеже.

Всего смотр сил НКО и социальных учреждений под эгидой Общероссийского гражданского форума в Ренесансе продолжался около 7 часов и выступлений, о которых не рассказываю, было много, но там же были и конкретные предложения как помочь и облегчить в такое сложное время как наше жизнь всех уязвимых групп. Какие из них будут поддержаны на федеральном уровне думаю узнаем в ближайшее время.   

полностью все происходившее в Ренессансе можно посмотреть здесь, спасибо команде Романа Еремкина  

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s