Отдается книга самарского Князева. Раритет 1969 года

Когда в 1988 году впервые задумался о журналистике – никакого писательского опыта у меня не было, разве что отчеты по социологии готовил, там тоже была сугубо социальная тематика – мы изучали как оценивают крестьяне, ту социальную инфраструктуру, которая была в куйбышевском селе и общались с сотнями людей, которым в обычной жизни и поговорить то было не с кем. А тут приходит молодой парень с рюкзаком, достает оттуда блок сигарет и на завалинке вытаскивает из тебя душу своими вопросами из анкеты.

Так что за плечами у меня было несколько лет самых интенсивных коммуникаций с разным – народом: студентами, строителями, крестьянами, фарцовщиками – это уже из личного опыта книжного рынка в Дубках. Еще в университете во время учебы меня заинтересовали этнографы рассказами о народах нашего края, а я опрашивал многонациональные районы, и преподаватели атеизма, которые настоятельно рекомендовали общаться с несколькими конфессиями (православными, староверами и баптистами).

Короче поделиться с читателями мне было чем – ни о национальностях, ни о религии, ни о товарном дефиците особенно-то советские сми в провинции не писали.

Для своих опусов выбрал – городскую вечерку – газету Волжская Заря, она была не такой официальной как Коммуна, и понеслось – корочки члена Советской Социологической Ассоциации в те времена позволяли говорить свободно о многом. Даже репортажи из свободной Риги писал, когда там был. А когда сделал интервью с пресвитером баптистов Виктором Рягузовым – газета получила по шапке от своего учредителя — Горкома КПСС и следующее мое развернутое интервью с архиепископом Иоанном Снычевым, которое брал у него на кухне на Ульяновской, вышло обрезанным на ¾ — мне потом было очень неудобно перед человеком. Затем ближе к 1000 Крещения Руси по прессе прогнали уже голимый официоз и всякую информационную самодеятельность по религии начали сворачивать. Особенно в провинции.

Успехи вашего покорного слуги в Заре были очевидными – моя фотография даже на Доске Почета в редакции красовалась. А кроме того и гонорары по тем временам были вполне приличными, они приходили прямо на дом почтовыми переводами.

Мои шефом и наставником в Заре был Владислав Князев, он то и посвящал меня в тайны информационной политики, охотно знакомил с сотрудниками редакции – особенно с женской частью своего отдела культуры. Князев заведовал не политическим и не экономическим отделом и не был жестко повязан под разные горкомы – обкомы, тем более, что он не видел в этом необходимости – я сам учился в университетской аспирантуре у профессора Молевича, а тот считался ассом тогдашней политологии.

В Заре мне позволялось очень многое, я же не претендовал на чужие информационные ниши и это всех устраивало, а однажды Князев принес мне отпечатанные на машинке оппозиционные журналы ФСОК – Федерации Социалистических общественных Клубов и дал на несколько дней с условием, что их никому передавать не буду.

Это уже был не Солженицын с его историями, а вполне конкретные люди с конкретными планами по переустройству Советского государства.

Политика на несколько лет реально затянула и в ней среди аспирантов Молевича пошел авангардом, благо знакомые были как среди оппозиции, так и в обкоме КПСС, до того времени пока у него не началась агония.

Что странно для меня тогдашнего – я был активным библиофилом, торговал и покупал литературу на книжном рынке и совсем не обращал внимание на местных писателей, а Владислав Князев и его друг Владимир Шикунов был к тому времени вполне состоявшимся автором.

Но видимо статус журналиста городского издания был чем-то более солидным в провинции, где попасть в план книжного издательства было очень проблематичным.

Вот и я поэтому о том, что мой бывший наставник – был писателем узнал уже после того, как книги писать стал Сашка Князев. Вот он в это звание как-то сразу вписался, хотя я его видел очень разным, начиная от сотрудника в Самарских Известиях. Набиравшимся там опыта после Литературного института.

О чем писал Владислав Князев и его товарищи по писательскому цеху Куйбышева, когда им было около 30 лет?

Об этом можно узнать забрав у меня редчайшую книгу, выпущенную в 1969 году – Отчего женятся холостяки.

Этой книги даже в интернете нет. Ни в виде фотографий, ни в виде контента. Можете погуглить. Книгу получит первый заявивший на нее права.

3 responses to “Отдается книга самарского Князева. Раритет 1969 года

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s