Раскол самарской элиты — от кочегаров до Олега Фурсова…

элита 63 ру не была единой

Услышал в очередной раз, что политическая система России и других подобных государств, болтающихся между Европой и Азией изменится, когда произойдет раскол правящей элиты или хотя бы по ней пойдут трещины и вспомнил любопытные эпизоды из недавней истории Самары — Куйбышева.

1988 год. В регионе впервые в ее истории после 1917 года начинаются народные волнения. Потом, уже в нулевые годы появятся слухи, что их инспирировала в регионе горбачевская верхушка через спецслужбы, но обычно такие версии двигают те, кто всю жизнь страдал от конспирологии.

Итак лето 1988 года июнь — июль два крупнейших митинга на площади Куйбышева.

На первый из них ваш покорный слуга приглашал своих знакомых и товарищей, после чего сначала дали команду исключить меня из аспирантуры КГУ, а потом передумали и послали командиром в университетский сельхозотряд. Правда и работа в совхозе Черновском не помешала мне отъехать в город и посмотреть на второй митинг.

После чего захотелось чего-то большего — я видел, что массовое движение протеста в Куйбышеве зашло в тупик, туда же попала и власть, которая убивать своих противников как в 1930 годы боялась, а просто выжидала и делила интересные материальные активы между своими фирмами. Цейтнот.

Вот я и рванул в страны Балтии к родным — посмотреть, что там происходит в политике и вообще. Пропуском в Дом Печати Латвии, где сидели редакции всех газет в тч. оппозиционных мне служило удостоверение внештатного сотрудника «Волжской Зари».

Поездка была вообще очень результативной — познакомился с той ветвью нашей семьи, которая в 1950 годы породнилась и укоренилась в Латвии, а еще наобщался с оппозиционерами Латвии — Эстонии и многое увидел.

Во-первых, там никого не надо было каждый раз уговаривать выходить на уличный протест — люди шли сами на эти акции, потому что видели в них необходимость.

Во-вторых, у оппозиции были сильные и общепризнанные лидеры, в то время как в Куйбышеве ее возглавляли хорошие люди из числа дворников, кочегаров и т.п., хотя были там и инженеры и замполиты из милиции.

власть не знала, что делать с вышедшей на протест чернью

Когда вернулся на Волгу написал об этом статью и ее о чудо опубликовал орган Горкома КПСС газета «Волжская Заря», которая выходила тогда тиражом тысяч 50. Мол, оппозиция в Куйбышеве какая-то не настоящая. Вот в Балтии совсем другое дело. Таким образом мое видение ситуации пошло в массы.

Сейчас спустя 33 года понимаю, что стал свидетелем раскола правящей элиты в прибалтийских республиках, особенно меня поразил тот факт, что на даче какого-то члена руководства Народного фронта Латвии был телефон, мы ему на него из Союза писателей звонили, в Куйбышеве такие вещи были доступны только номенклатуре высокого уровня. Однако тогда в 1988 года моя публикация вызвала на Волге неожиданный резонанс — те оппозиционные силы, которые уже сложились, естественно не ждали никаких статусных руководителей со стороны, а вот в номенклатурной тусовке пошли движения — на эту же тему, скорее всего, по подсказке Горкома КПСС, через несколько дней отписалась штатная журналистка «Зари» Маргарита Жутова (она была близка к группе контрпропаганды, руководимой Алексеем Вавиловым).

Жутова подхватила тему

Мол, что это за оппозиция — дворники и кочегары, не серьезно. А уже вскоре мои бывшие руководителя по социологии в строительном институте — Геннадий Деревякин и Иван Беккер, предложили мне и еще ряду оппозиционно мыслящих горожан — ответсеку Волжского Комсомольца Сергею Курт-Аджиеву, врачу Евгению Кудрину подписать некий меморандум Объединения сторонников перестройки (ОСП), которое нарисовалось одновременно с двумя организациями оппозиционных демократов — Народным фронтом и Народным фронтом за перестройку. Что интересно рабочие документы от уже трех организаций были напечатаны также в «Заре» и народ увидел, что у нас в некоей оппозиции состоят не только кочегары, но и такие люди системы как Деревякин и Беккер.

Однако появление ОСП был воспринят митинговой публикой как появление «троянского коня» в оппозиции, никто не думал о расколе правящей элиты и каждый суслик хотел быть агрономом, рулить процессом перемен.

Потом быстро одумалась и сама КПСС в Куйбышеве — при новом первом секретаре обкома Вениамине  Афонине — она инкорпорировала Беккера и Деревякина в свою систему (Деревякин стал секретарем обкома по идеологии, Беккер создал при облсовете службу социологии) и пошла навстречу своему концу.

Следующие лидеры общественного мнения из элитарной прослойки начали образовываться в 1990 году уже по региональному признаку — за возвращение Самары, с которой связывали все хорошее и сытое, против голодного Куйбышева. Там нарисовались в основном люди творческие, не имевшие отношения к власти и средствам производства.

Каданников хорошо ориентировался в глобальных потоках

Новые открытые расколы в серьезной региональной элите возникли уже весной-летом 1991 года, когда Каданников с Ваза и Титов из горсовета подписали общесоюзный меморандум Движения демократических реформ, а руководитель ПриВО генерал Макашов дуром пер на Горбачева со своего фланга, причем что интересно и первые и вторые боялись искать массовой поддержки (хотя среди коммунистов Безымянки у Макашова было много потенциальных союзников). Все оставались декабристами, а эти движняки были чисто маневрами внутри советской элиты, которая не просто раскололась, а к сентябрю 1991 года взорвалась.

Между первой трещиной внутри элиты Среднего Поволжья — ОСП и демаршами Титова — Каданникова — Макашова прошло три года — с 1988 по 1991 годы.

Последний раскол в региональной элите мы видели в 2014 — 2017 годах, когда мэрию Самары вопреки намекам, а возможно и угрозам региональных баронов возглавлял Олег Фурсов, поэтому и последующее его исключение из правящей номенклатуры носит образцово-показательный характер. Чтобы другим неповадно было.

Только не думаю, что это предотвратит будущие расколы самарских элитариев — сегодня в отличие от 1987 года они руководствуются практическими а не идейными соображениями. А «уроки Фурсова» приведут к тому, что зачистки нынешней элиты будет еще более жесткими чем удаление СОКа.

4 responses to “Раскол самарской элиты — от кочегаров до Олега Фурсова…

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s