Московская империя на марше. Мои предки в XVIII-XIX веках

Геннадий Гавердовский

Сейчас можно открыть небольшую тайну — бывший председатель горисполкома Куйбышева Алексей Росовский, с которым еще на авиационном заводе дружил мой отец, иногда просил меня рассказать в прессе про своих соратников, не особенно избалованных вниманием сми начала нулевых. Встречался с ними, долго беседовали, так появлялись материалы про руководителя куйбышевской торговли Владимира Березина, директора Океана Софью Каюмову, секретаря горисполкома Куйбышева Геннадия Гавердовского.

Про последнего Росовский всегда считал, что его несправедливо обошли, а он заслужил, как минимум, звание Почетного гражданина Самары — расширение города — миллионника и появление новых районов шло через руки Гавердовского, он был гений администрирования. Геннадий Петрович хотя и не говорил ничего, но обижался — понять его было можно — его род тоже попал в Поволжье как однодворцы из Рязанской земли, хотя они переселились на север Самарской губернии позже Ивачевых — уже при Николае I и их отправили на новые земли как бедных дворян. Вспоминая Гавердовского поневоле приходило на память, что писали этнографы о сословии, к которому он относился: «.«наследственная дворянская гордость однодворцев — характерная черта, о которой согласно говорят почти все наблюдатели…  Советы очень хорошо использовали человеческие качества Геннадия Петровича — он был человек — кремень.

Жителям Малой Малышевки за свое крестьянское положение и прозвище «панки», приклеившееся к ним от соседей на новом месте обижаться было не на кого, с родословными их предков — боярских детей заброшенных в дебри Рязани в XVI-XVII веках их потомки начали разбираться только в начале XXI веке, а сами они уже и думать о них забыли.

Между тем здесь интересны детали — например, почему в рязанском наместничестве Московской империи XVIII века согласно итогам переписей многие мужчины — однодворцы часто умирали, не доживая до 40 лет?

Что там за зона смерти такая нарисовалась? В Подмосковье в то время жили дольше.

С другой стороны было понятно — Рязанская земля к концу XVIII столетия оскудела, после вывода лесов пришло перенаселение. Поэтому люди и смотрели по сторонам — куда податься?

Рязанцы из числа государственных крестьян, а мы помним, что боярских детей Петр I засунул в это сословие потому что империи не хватало тягловой налогооблагаемой базы, изначально начали проситься в Саратовское наместничество еще в 1788 году. Почему?

немцы в Поволжье

Думаю причиной послужило заселение, начиная с 1762 года, Заволжья, некогда сбежавшими в Польшу русскими староверами, а затем и государственная политика по привлечению туда же — в заволжские степи десятков тысяч немцев из Европы. Немка Екатерина II давала своим серьезные преференции. По условиям Манифеста 1763 года, немцам желающим приехать в Россию в качестве колонистов, в случае отсутствия у них денег на проезд следовало обращаться к русским дипломатам, которые обязывались обеспечить отправку колонистов с предоставлением им денег на путевые расходы.

Прибывшие в Россию переселенцы освобождались от «всяких налогов и тягостей» на разные сроки. В частности, на 30 лет от налогов освобождались иностранцы, селившиеся колониями на землях, обозначенных как свободные для поселения. Манифест обещал беспроцентную ссуду на десять лет на строительство домов, закупку продовольствия до первого урожая, скота, сельхозинвентаря и инструментов для ремесленников. Кроме того, разрешалось полное самоуправление в колониях, без вмешательства в организацию внутренней жизни поселений со стороны чиновников.

Уже в течение первых 10 лет там возникло свыше 100 немецких-колоний поселений. Охрану немецких поселений от агрессивных кочевников, приходивших со стороны степи, несла армия.

Поэтому рязанцы тоже хотели в Саратовское Заволжье, они не понимали, что коренное население в империи — самая обездоленная часть общества.

Естественно обитателей бывшей Белогородской черты отправили еще дальше — в Оренбургскую губернию на другую построенную крепостную черту, которая проходила по реке Самара. Почему? Полагаю главную роль играли внешнеполитические факторы.

Во-первых, в Заволжье постоянно давали о себе знать коренные жители этих мест — башкирские племена — последний раз они активно участвовали в восстании Емельяна Пугачева.

Только среди предводителей восстания башкирской национальности были 1 генерал-фельдмаршал, 1 генерал, 1 бригадир, 2 главных полковника, 49 полковников и подполковников, 9 атаманов, 32 походных старшины, 13 есаулов, 22 сотника.

И хотя легенда об основании Мало-Малышевки гласит о подавлении восстания башкир в местах основания села, историки уверяют, что ещё в начале 19-го века главы башкирских племён берегли как зеницу ока, оригиналы договоров между Иваном Грозным и башкирами, т.к. они являлись доказательством исключительного права племён на собственные земли.

Даже в конце XIX века по переписи 1884 года в Бузулукском уезде башкиры были второй по величине национальной группой после русских (360.192 и 7.422)

Еще одним внешним фактором в том, что рязанцы были отправлены в Оренбургскую губернию к Красносамарской крепости было прохождение рядом границы с Младшим жузом. Несмотря на то, что казахские ханы из него к тому времени уже изъявили верность русским царям историческая память о том, что некогда ногайцы и казахи были частью одной Орды еще жила, кроме того, казахи тоже принимали участие в «пугачевщине».

ногаи и казахи были в одной Орде

При любых обстоятельствах земли на берегу Самарки считались беспокойными.

Такая судьба была у родов бывших детей боярских — в Рязанщине их селили рядом с городом — крепостью Козловым (ныне Мичуринском), в Заволжье — в нескольких километрах от другой пограничной крепости Красная Самарка, поблизости от могучего леса, где в случае необходимости можно было и укрыться от степняков. У пионеров были здесь и другие серьезные плюсы: хвойный лес — это не только отсутствие комаров, но и грибы и ягоды, а песчаная почва это урожай даже в засуху и отсутствие грязи в селе. Пришедшие первыми — выбирали лучшее.

Да, основание Малой Малышевки имело охранно-сторожевое назначение, но при этом происходило дежа-вю, снова как в XVI веке село основывали Малышев и Ивачев, чьи предки в 1638 году также совместно ставили село Сысои на Рязанщине. Только у них уже не было прежнего статуса помещиков. На переселение в Заволжье из Курска крестьяне в начале XIX века находили в среднем примерно 32 руб., думаю у рязанцев деньги были не больше, причем это были их личные средства, после 1826 года переселенцам будет нужно финансов больше в 2-3 раза и это будут деньги государства.   Не удивительно, что массовое переселение государственных крестьян начнется именно при Николае II, когда начнет раскошеливаться государственная казна. Потом из Рязани крестьяне двинутся еще дальше — в Томскую, Владимирскую, Уфимскую, Пермскую губернии, Алтай, Томск будет стоять на втором месте по популярности среди переселенцев. Рязанцы будут рватся из своих родимых мест, переселение будет идти только из малоземельных местностей, где угодий приходилось менее 5 десятин на душу

В начале XIX  века обозы рязанских переселенцев растягивались по шляхтам по 25 верст, ехали со всем нехитрым скарбом

В Заволжье подались не все Ивачевы, много родных осталось на Рязанщине — в селах Ягодном и Сысоях, откуда род начал свое распространение на рязанской Украине.

В Оренбургскую губернию прибыла та семья Ивачевых, где главой рода выступал сын солдатки Матрены Ефимовны — Конон. Это редкое имя в переводе с латинского означало «работящий» и говорило о том. что в семье к тому времени еще сохранялись какие-то смутные представления о родословной. Еще имя Конон обещает его владельцу высокую степень проницательности и тяги к экспериментам, которые он может ставить на близких людях. Имя Конон стояло в святцах на 18 марта, но в истории оно редко звучало — Коном был крещен отец гетмана Сагайдачного, штурмовавшего в 1618 году Москву, у советского разведчика Молодый было имя Конон.

Именно Конон вместе с сыновьями — Иваном и  Дементием обратился в казенную палату Оренбургской губернии с просьбой о переселении — нынешняя самарская область тогда делилась такими субъектами Российской империи как Симбирск и Оренбург. В истории Мало-Малышевки остался Иван Ивачев, ну а далее по информации самарского краеведа Юрия Черезова, у него был сын Егор Иванович (1819 — 1899 гг), у того с женой Марьей Федотовой (1820 г.р.) был сын Яков Егорович 1843 года рождения — это, скорее всего, дед моего прадеда.

Однако новые места принесли Ивачевым не только детей для продолжения рода, в Самаре у них и других однодворцев власти отняли старинные родовые фамилии (об этом расскажу в последней части своего расследования).

Из Рязани тронулись не все Ивачевы только в с. Ягодном остались (данные предоставлены Ольгой Кузьминовой из Рязанского областного архива):

По 6-й ревизии 1811 года — Ефим Степанов Евачев, Клемонт Степанов Евачев, Максим Минаев Евачев

По 8-й ревизии 1834 г.

Двор № 115
Ефим Степанов Ивачев, Ефима сын Максим, Максима сын Андрей, Ефима жена Авдотья, его приемушь Аксинья, Максима жена Фекла

Двор №116

Клим Степанов Авачев, Его сыновья Ларион, Степан. Лариона сын Егор, Климона Степанова жена Анна, его дочь Афимья, Лариона жена Дарья

Двор №117

Тит Степанов Авачев, Тита брат Филат (Филипп?), Филата сын Егор, Тита Степанова жена Агафья, Его дочь Матрена, Филата Степанова жена Дарья

Как видим в Ягодном родственники живут рядом, в семьях есть приемные дети, причем девочки — матблага в империи распределялись по мужчинам.

9 ревизия 1850 г.

так выглядит ревизская сказка

Двор № 115

Ефим Степанов Ивачев умер в 1836 году в возрасте 59 лет, Ефима Степанова сын Максим  умер в 1841 году в возрасте 26 лет, Максима Ефимова сыновья:
Андрей, Федор,  Ефима Степанова вдова Авдотья Федотова, Максима Ефимова вдова Фекла Иванова, его же дочь Марья — 10 лет.

10 ревизия, 1858 год

Двор 106 Андрей Максимов Ивачев , Андрея Максимова сын Роман, Андрея Максимова брат Федор, Федора Максимова сын Архип, Андрея Максимова бабка Авдотья Федотова,  Мать Фекла Иванова, Жена Устинья Абрамова, дочь Агафья, сестра Марья Максимова, Федора Максимова жена Прасковья Прокофьева , дочь Александра.

Ивачева призвали воевать за Крым

Двор 108 Климонт Степанов Ивачев, умер в 1855, в возрасте 68 лет, Климонта Степанова сын Ларион, Егор Ларионов, Петр Егоров, Федор Ларионов, рекрут 1855 года — скорее всего забрали на Крымскую войну, но туда он вряд ли попал, Климонта Степанова жена Дарья Степанова, Егора Ларионова жена Дарья Ермолаева, его дочери Фиона, Устинья, Анна, Федора Ларионова жена солдатка Анисья Фролова 24 года.

Как видно по последней семье — в них живут по 3-4 поколения, это типично крестьянские семьи, в них внешне осталось мало однодворческого.

Ну, а что же «черные люди» Ивачевых — старшие в их роду Левашовы, из-за которых некогда они — боярские дети из Твери в XVI веке оказались вместе со всем своим родом в рязанской Тьмутаракани — селах пограничных с ногаями?

Им XIX век тоже приносит серьезные изменения. Судьба на своих весах как бы держит для равновесия Левашовых и Ивачевых.

Особенно это заметно в биографии внебрачного сына генерала Василия Левашова — бывшего сердечного друга императрицы Екатерины II.

награжден за палачество,

Герой войны 1812 года, один из наиболее доверенных сотрудников императора Николая I Василий  Васильевич Левашов не помнил, каким репрессиям подверглись его предки во времена Ивана Грозного и 1 января 1826 года был произведен в генерал-лейтенанты за участие в подавлении восстания декабристов, впоследствии входил в состав следственной комиссии по делу восставших; ему приписывается активное участие в принятии решения о казни руководителей восстания.

1 июня 1833 года Василий   Левашов был возведён в графское достоинство. 6 декабря 1833 года произведен в генералы от кавалерии. 1 января 1838 года назначен членом Государственного совета, а 27 января 1839 года возглавил Департамент экономии. Впоследствии служил в качестве председателя Государственного совета, в последние годы жизни входил в состав комитетов министров. С 27 января 1842 года входил в состав комиссии, курировавшей строительство железной дороги из Петербурга в Москву. В январе 1847 года достиг максимума политического влияния, возглавив Государственный совет. Примерно тогда же, за год до кончины, приобрёл под Петербургом усадьбу Осиновая Роща (сейчас на месте усадьбы — руины).

Осиновая роща

В 1833 году возведён в графское Российской империи достоинство с правом передачи титула по наследству. У обоих его сыновей родились только дочери, в связи с чем Правительствующий сенат в 1895 году постановил передать титул «граф Левашов» младшему сыну графини Марии Владимировны Левашовой от брака с князем Л.В Вяземским — князю Владимиру Вяземскому (1889-1960). Его внучка Анна Левашова-Вяземская (род. 1947) более известна под французским именем Анна Вяземски. Писательница в одном из своих произведений описала как после февраля 1917 года растерзали ее предка князя Вяземского — это произошло в Тамбовской губернии за 2 месяца до того как власть захватили Советы во главе с большевиками.

его растерзали в августе 1917 года

Другие Левашовы хлебнули уже в годы Советской власти — они на старости собирали милостыню на пропитание

Это к потомкам той ветки Левашовых, которая уехала служить царям, постучалась карма.

.

 

One response to “Московская империя на марше. Мои предки в XVIII-XIX веках

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s