Азаров, не дрейфь: карантин народу никогда не нравился!

над тифозной вошью еще смеялись

Коронавирус поставил 63 регион в очень интересное положение — его руководству надо показать разным центрам в Москве, что все под контролем, как в Туркменистане, и болезнь изживается, а еще как-то выполнить де-факто карантинные предписания федерального центра так, чтобы население (особенно пожилых дачников, гибнущий средний класс и местечковых олигархов) окончательно не озлобить.

С другой стороны в апреле 2020 года некоторые самарцы сами жалуются в соцсетях — если человек не был за границей, даже если у него  выскочила высокая температура и кашель — его проверять в поликлинике на коронавирус не будут. Мол, болеть модными болезнями в провинции в оборудованных аппаратами ИВЛ могут только вернувшиеся из-за бугра «счастливцы» — остальные, если что от банального ОРВИ будут страдать. Нечего дорогущие тесты на местных изводить — они в Москве нужнее и вообще пора арбайтен, чтобы экономика не сломалась.

Людей довольных сейчас практически нет…

В чем же правда?

Дело в том, что посмотрел на историю эпидемий в Поволжье и в Самарском крае в частности и понял, что только чума в XIV веке на мир с территории нынешнего Среднего Поволжья — Татарстана пришла, а так-то эпидемии к нам действительно подтаскивали извне, в том числе и цивилизованные европейцы.

Например, в своей книге «Край богатырский Усолки» краеведы Н. Кузьминский и Н. Ситников описывают как в село Усолье, ныне Шигонского района поздней осенью 1812 года занесли эпидемию сыпного тифа пленные солдаты наполеоновской армии. А перед этим — летом 1812 года село было практически все уничтожено страшным пожаром, поэтому пленных расселили в те убогие землянки, где обитали крепостные крестьяне графа Орлова. Бани тогда у населения тоже сгорели и поэтому никаких стандартных санитарных процедур люди не проводили.

Вот там то с новой силой и вспыхнула эпидемия, которая в 1812-1813 гг. охватила всю Самарскую Луку. Что ни день то больной, что ни день, то покойник, писали Кузьминский и Ситников.

И такой размах был не удивительным — тифозные вши пришли в Россию вместе с армией Наполеона с территории Герцогства Варшавского и тут началось… Как пишут исследователи вопроса, всего Великая армия в 1812 году потеряла от тифа до 300.000 человек, русские — около 80.000. Что же касается мирных жителей, то они вымирали целыми деревнями… Самому Наполеону просто повезло не заразиться. Уже удирая из России, французы разнесли тиф по Европе, потерявшей за время эпидемии более 3.000.000 человеческих жизней — нынешний коронавирус тут просто отдыхает.

Посмотрел по информационным источникам Ульяновской области, а наши края тогда входили в состав Симбирской губернии и думаю, что не случайно все последующие жесткие карантинные меры имперского правительства с целью обуздать эпидемии практически никогда не находили понимания у масс населения, периодически выливаясь в безумные холерные бунты. Так только в августе-сентябре 1830 года бунтовали Симбирское Заволжье, Самарский и Ставропольский уезды, где жертвами болезни стали сотни человек. Попытки же обеззараживать воду вызвали слухи, что «колодцы отравлены лекарями». Волнения были подавлены только вводом кавалерийских калмыцких частей, квартировавших в уездном городе Ставрополе (ныне Тольятти).

А еще во время таких бунтов больше других доставалось людям с нерусскими фамилиями  двоюродного деда Ленина Дмитрия Бланка, дежурного врача холерной больницы в Санкт-Петербурге толпа растерзала во время холерного бунта летом 1831 года. Били его как немца, из-за фамилии. По старой памяти 1812 года.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s