Михаил Шейфер: Самаре нужны «сумасшедшие» головы химиков, биохимиков…

Как известно один из сильнейших факультетов Самарского Государственного Технического Университета — химико-технологический, одно из направлений которого подготовка специалистов в области фармакологии, изготовления новых лекарств. Поговорил с главным врачом Самарской областной клинической психиатрической больницы Михаилом Шейфером о возможностях в этом направлении, ну и о многом другом.

— Михаил Соломонович, в книге по истории Куйбышевского медицинского института его бывший ректор Александр Краснов рассказывал, что новые лекарства разрабатывались в том числе на кафедре психиатрии, с приходом в СамГМУ Александра Колсанова может эта тенденция снова появится в вузе или в провинции это нереально?

— В 1950-1960 годы кафедра психиатрии КМИ возглавлялась профессором Малкиным — ученым с мировым именем, который имел большую школу, тогда кафедра выдавала большое количество научных работ.

Потом на кафедре работал профессор Владимир Чудновский, он был одним из создателей препарата Мебикар, который применялся для лечения различных форм психических расстройств, потом актуальность этого уменьшилась — лекарство используется, но возможность широкого продвижения отсутствует. Чудновский был и физиолог и психиатр, такое сочетание позволяло ему оценивать препараты с точки зрения биохимии и влияния на психическое здоровье человека. После него таких работ уже не было.

Для того, чтобы Самара стала центром разработок нужны «сумасшедшие» головы химиков, биохимиков, которые могли бы предвосхитить, создать молекулу которая по своим параметрам оказывала воздействие на психические расстройства.

В Европе этим занимаются крупнейшие международные концерны  — эта тяжелая работа, из множества изобретаемых молекул только 1-2 доходят до состояния препарата. Не знаю, кто этим в Самаре занимается в сфере психиатрии, таких разработок не знаю. Вообще это мало реально, любая молекула которая синтезируется, проходит сложный процесс клинических испытаний, сравнительных исследований — все это достаточно дорого.

Другое дело, что в России традиционно сильна вирусология то, что связано с профилактикой инфекционных заболеваний, сыворотки, вакцины.

— Ваше ведомство включает в себя стационар и поликлинику?

— Включает и стационар, и диспансерное отделение. Еще, мы смогли перепрофилировать одно диспансерное отделение для взрослых в детское и открыть там дополнительный дневной стационар. В настоящее время у нас функционирует как два детских отделения с дневными стационарами, так и два взрослых с тремя дневными стационарами. Отделения находятся в разных концах города и расположены в приспособленных помещениях.

Еще есть кабинеты психиатрической помощи они тоже наши, в Куйбышевском районе, Красноглинском, на Мехзаводе — там работают врачи сотрудники диспансеров.

Что касается психиатрической помощи жителям районов области — она оказывается психиатрами психиатрических кабинетов в  структуре центральных районных больниц.

Также существуют ПНИ (психоневрологические интернаты) — они относятся к министерству социального развития и труда, мы курируем детские интернаты, наши врачи осматривают и лечат этих детей, оказывают консультативную помощь, но мы ими не управляем, они живут своей жизнью.

Есть еще дома — интернаты для лиц с психическими расстройствами взрослые, молодежные, все лица, которые находятся там, наблюдаются у районных психиатров и там же получают лечение. Мы выдаем им препараты.

— Расскажите про объединение вашей больницы и диспансера?

— Очень давно еще при Галине Гусаровой все городские медицинские службы были подчинены Областному Минздраву.  Городские органы управления – горздравы, райздравы упразднены, а чиновники сокращены.

После этого имея единое руководство Обллздравотдел (сейчас Миздрав) стали консалидировать службы. Возникла единая дерматовенерологическая, фтизиатрическая, наркологические службы, которые объединили все профильные учреждения. Пришло время объединить и психиатрическую службу в Г. Самаре. По инициативе Министерства здравоохранения Самарской области в 2019 году произошло присоединение (точнее сказать воссоединение) городского психоневрологического диспансера и Самарской областной клинической психиатрической больницы. Объединение дало возможность значительно улучшить приемственность в диагностике, лечении и реабилитации пациентов с психическими расстройствами, осуществлять лечение, как на стационарном, так и на амбулаторном этапе одинаковыми препаратами, расширить ассортимент лекарственных препаратов, применяемых в дневных стационарах. Присоединение, даст возможность сократить сроки пребывания пациента в круглосуточном стационаре за счёт перевода пациента в дневной стационар. Плюсов, как Вы видите, не мало.

— Почему в детских садиках Самары, особенно там где есть дефектологи и специализированных садах несколько лет стонут от вала детей с задержками развития и детей аутистов?

— Общество обернулось к проблемам детей инвалидов, раньше не было профильных детских садов, а когда они появились люди поняли, что там детям будет лучше, появился спрос.  «О стонах» не слышал.

— Но выросло и число детей-инвалидов с РАС

Это не значит что их не было раньше, поменялась критерии как диагностики, так и оценки степени утраты трудоспособности. В нашей больнице развёрнуто единственные в области отделения, для диагностики и лечения психических расстройств у детей. В этом отделение, как правило, поступают и дети с подозрением на расстройство аутистического спектра. В отделении проводится дифференциальная диагностика, подбирается лечение, даются рекомендации.

Аутизм достаточно тяжёлое психическое расстройство, которое требует лечения, психотерапевтической реабилитации на протяжении всей жизни. Утверждать, что аутизм излечим, я бы не стал. Можно предположить, что детей с расстройствами аутистического спектра будет больше, в связи с тем, что появились технологии вынашивания детей с маленькой массой и риск появления у них расстройств аутистического спектра существует.

— ЗПП, ЗПР и РАС как-то корелируются между собой?

— Задержка психического развития это лишь задержка, её можно сравнить с яблоком, которое зреет позже других. Очень важно уметь отличать задержку психического развития от умственной отсталости, в случае ошибочной оценки мы можем обрести ребёнка на обучение по программе не соответствующей биологическим возможностям его мозга.

Расстройство аутистического спектра могут сформировать интеллектуальный дефект препятствующий обучению по обычной школьной программе и требует особой обучающей и  реабилитационной программы в сочетании с медикаментозным лечением. Наша задача осуществить правильную диагностику и дать соответствующие рекомендации.

 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s