Топ благотворителей Самары: Лев Толстой, Аветисян. Нуждин отсутствует

Попала мне тут фотография сопредседателя ОНФ Вадима Нуждина, где он голодным самарцам бесплатную еду раздает и рассуждает, мол, как это тяжело смотреть на лица голодных людей и вспомнилась та борьба с голодом в Самарской губернии, которую  дважды вел, вместе со своим семейством Лев Николаевич Толстой. В 1873 году по его инициативе было собрано   1.887.000 рублей деньгами (порядка 1.452 тыс. долларов). и 21 тысяча пудов хлеба. Во время голода 1891—1892 годов Толстой отправ­ил в Поволжье сына Льва Львовича, пробывшего там более года, тогда  Л. Н. Толстой открыл в Самарской губернии около 200 столовых, кормивших до 20.000 голодающих.

Авторитет писателя в дореволюционной губернии был колоссальным — не случайно Пушкинский дом, находится на улице Льва Толстого, это название улица получила по требованию трудящейся Самары, помнившей кому она обязана спасением жизней десятков тысяч жизней.

Свою финансовую лепту в благотворительность в современной Самаре вносит и Владимир Аветисян, по сообщениям медиа  созданным им благотворительным фондом «ЕВИТА»   в течение 2019 года была оказана помощь 370 детям с тяжелыми и неизлечимыми заболеваниями в Самарской области и по России в целом, на сумму порядка 14 миллионов рублей (порядка 250 тыс. долларов), 12 из которых – личные средства самого Аветисяна. Тоже приличная сумма выходит, не зря самарского олигарха орденом Дружбы наградили.

И только Вадим Нуждин рассказывает, как это тяжело смотреть на лица голодных людей….

Да, уж…

Нашел здесь материал о благотворительной деятельности в XIX веке семьи писателя Толстого в Самарской области — у нас по известным причинам современные власть имущие не любят подобных материалов, а вдруг общество и от них потребует подобной милости, а не только крокодильих слез на страницах бюджетных сми…

 

Лев Николаевич Толстой

Впервые самарские края Л. Н. Толстой посетил в мае 1851 года по дороге на Кавказ. Проезжая мимо Сызрани, он написал шуточное стихотворение казанской знакомой 3. М. Молостовой: «Лишь подъехавши к Сызрану, я ощупал свою рану»1. В 1862 году врачи посоветовали Л. Н. Толстому пое­хать в одну из степных губерний на кумыс, так как ра­бота в яснополянской школе, должность мирового пос­редника и издание журнала «Ясная Поляна» подорвали его здоровье. Взяв с собою слугу А.С. Орехова и учени­ков В. Морозова и Е. Чернова, Лев Николаевич выез­жает из Ясной Поляны в Москву, из Москвы по желе­зной дороге в Тверь, из Твери на пароходе в Самару, а 27 мая из Самары на лошадях 130 верст в местечко Каралык Николаевского уезда2. В середине июня Тол­стой отправляется в Уральск к севастопольскому прия­телю А. Д. Столыпину, занимавшему там место атамана. Толстой привез из Уральска писаря и диктовал ему статью «Воспитание и образование», где отвечал Н. Г. Чернышевскому на рецензию о книгах журнала «Ясная Поляна». В 1862 году Толстой в Поволжье про­был с 27 мая примерно до 12 июля.

Зимой 1871 года Лев Николаевич три месяца потра­тил на усиленное изучение древнегреческого языка. Ре­зультатом было прекрасное освоение языка и сильное переутомление. Врачи рекомендовали поехать полечи­ться. Толстой выбирает Поволжье и вместе с шурином С. А. Берсом и слугой И. В. Суворовым отправляется 9 июня в самарские степи на кумыс, где пребывает до 28 июля. Природа, земля, простота нравов «коренного населения — все это вместе взятое приводит Л Н Тол­стого к мысли о необходимости приобрести землю в Самарской губернии. Об этом он размышляет во многих письмах к жене и знакомым. Например А А Фет 17 июля он сообщает: «Я, как и везде, примериваюсь, не купить ли имение. Это мне занятие и лучший пред­лог для изучения настоящего положения края»4 (т 61 №346).

В сентябре 1871 года в 30 верстах от Каралыка у Н. П. Тучкова Толстой купил 2500 десятин за 20 ты­сяч рублей.

7 июля 1872 года Лев Николаевич выехал в новое имение на хутор, находившийся на берегу речки Тана­нык, а около 30 июля вернулся. Он был занят возведе­нием хозяйственных построек. В письме к жене от 14 июля Толстой с восхищением писал: «Что здесь за воздух — это нельзя понять, не испытавши…» (т. 83. № 102).

Летом 1873 года вся семья Толстых с С. А. Берсом отправилась на хутор Тананык и пробыла там с 8 июня по 14 августа. Здесь была закончена подготовка к пере­изданию романа «Война и мир». В третьем издании «Сочинений Л. Н. Толстого» за 1873 год роман из 6-том­ного был превращен в 4-томный и освобожден от фран­цузского текста и значительных публицистических отступлений. Впоследствии Толстой, сохранив 4-томную форму, вновь ввел французский язык и историко-фило­софские размышления.

Но лето 1873 года значительно не столько перерабо­ткой «Войны и мира», сколько добровольно взятой на себя Толстым миссией по спасению голодающих самар­ских крестьян. Несколько предыдущих годов были за­сушливыми, а неурожай 1873 года грозил самарским крестьянам гибелью. С целью выяснения размеров народного бедствия Толстой объезжает окрестные деревни, находящиеся примерно в 70 верстах от Гавриловки и делает подробнейшую опись каждого десятого двора села Гаврилова (23 двора), скрепляет ее подписями священника, сельского старосты и сельского писаря Толстой вставляет этот документ о катастрофическом положении самарского крестьянства в свое «Письмо к издателям», которое отправляет 30 июля в редакцию Московских новостей». В середина августа письмо было напечатано. Лев Николаевич обращается к своей родственнице, фрейлине, графине А. А. Толстой, прося рассказать о самарцах императрице. До сообщения Толстого о трагедии Поволжья никто не знал не только в Центральной России, но даже и в самой Самаре Так в письме к Н. Н. Страхову от 4 сентября Толстой пишет что самарский губернатор Климов «не только не хлопотал о пособии, но с азартом требовал в нынешнем году сбора всех недоимок» (т. 62, № 33). Выступление Л. Н. Толстого произвело большое впечатление на современников и явилось причиной появления многочисленных статей о положении самарских крестьян. Л. Н. Толстой разбудил общественное мнение, первый заговорил о самарском голоде. Именно благодаря ему в Самару потекли пожертвования, сумма которых 1873—1874 годы выразилась в 1.887.000 рублей деньгами и 21 тысяче пудов хлеба. Толстой и сам принимал ак­тивное участие в оказании помощи голодающим самарцам: снабжал хлебом и деньгами особо нуждаю­щихся.В конце июля 1874 года Л. Н. Толстой отправляется в Самару вместе со старшим сыном Сергеем. Но уже 23 августа они вернулись в Ясную Поляну. В письме от 15 августа А, А. Толстой Лев Николаевич с радостью сообщает, что «нынешний год урожай огромный во всей Самарской губернии» (т. 62, №98).7 июня 1875 года вся семья Толстых с С. А. Берсом гувернером и гувернанткой выехала в самарское имение!

Л. Н. Толстой рассказывает об этом в письмах к С. Н. Толстому, Н. Н. Страхову и другим. Сын писателя С. Л. Толстой в «Очерках былого» значительными со­бытиями лета 1875 года считает поездки на ярмарки в Бузулук и Покровку и устройство в -имении Толстых скачек на 50 верст. Лев Николаевич выделил для побе­дителей призы: бычка, ружье, часы и башкирский халат5. Толстой увлекается идеей создания в самарских степях конного завода. В начале сентября 1876 года вместе с племянником Николенькой Лев Николаевич приезжает на несколько дней в самарское имение, а затем отправляется для по­купки лошадей в Оренбург. В марте 1878 года Толстой приобрел в Самаре у Бистрома 45 000 десятин, смежных с ранее купленными у Тучкова землями. Летом вся се­мья едет в новое имение, где проживает около двух ме­сяцев. Лев Николаевич занимается созданием конного завода, много беседует с крестьянами, в августе устра­ивает скачки с призами, едет с семьей в Бузулук на ярмарку. На несколько дней приезжал к Толстым Н. Н. Страхов.

В 1881 году Л. Н. Толстой с сыном Сергеем 15 июля приезжает в поволжское имение и находится там до 13 августа. Писатель много ходит по окрестностям, ездит верхом, с удовольствием пьет кумыс. В письме к жене он так определяет свое состояние: «Мне очень хорошо , здесь, как может быть хорошо без тебя…» (т. 83, № 180) Но в деревни ему ходить «неприятно», его потрясает бедность (т. 83, № 182). В письме к жене от 25 июля он с горечью замечает: «Нищета здесь зимой была ужасная; теперь видны следы голода» (т. 83, № 181). Интересен ответ Софьи Андреевны. С одной стороны, она рада, что ему «физически-очень хорошо в Самаре». И в то же время ей обидно, что ему в Самаре «вообще интереснее, спокойнее, симпатичнее жизнь, чем дома». Софья Анд­реевна, понимая, что мужу невыносимо наблюдать бед­ность крестьян, пишет: «… ты знаешь мое мнение о по­мощи бедным: тысячи самарских и всякого бедного на­родонаселения не прокормишь. А если видишь и знаешь такого-то или такую-то, что они бедные, что нет хлеба или нет лошади, коровы, избы, то дать все надо сей час же; удержаться и проч., нельзя, чтоб не дать, потому что жалко и потому что так надо» (т. 83, №180).

Летом 1881 года Лев Николаевич много беседует с поволжскими сектантами: один из дней посвятил собра­нию молокан в Патровке, побывал у одного из гавриловских сектантов, принимал у себя крестьян и беседовал с ними о противоречиях христианской религии, встре­тился со стариком пустынником из Бузулукского леса. Начинает Толстой работать над легендой «Чем люди живы». В письме от 6 августа он сообщает жене: «Вчера я почти целый день работал на току — веяли пшеницу. В Ясную Поляну писатель возвращается 13 августа.

В 1883 году с 23 мая по 28 июня Лев Николаевич последний раз посещает самарское имение. Сюда же приезжает его сын Сергей Львович с приятелем И Я Ивашкиным. Рядом с имением Толстого находился хутор А. А. Бибикова, который с 1878 по 1883 год был управляющим самарским имением писателя, и изба В А. Алексеева, бывшего учителя старших детей Льва Николаевича. Алексеев поселился в Самарской губер­нии в 1881 году, взяв в аренду землю у Толстого. У А.А. Бибикова летом гостило несколько человек, среди которых были участники революционного движения 70-х годов. О частых спорах с ними Толстой писал же­не:… им хочется отстоять право насилия, я показываю им, что это безнравственно и глупо.

Особенно большое впечатление на писателя произвел Е. Е. Лазарев, впоследствии послуживший прототипом революционера Набатова в романе «Воскресение».Вместе с В. И. Алексеевым Л. Н. Толстой едет 2 июня в Патровку и Гавриловку, где договаривается с крестьянами об условиях сдачи им в аренду земли идол-го беседует с ними о противоречиях религии. Возможно, именно эта встреча побудила бузулукского исправника донести самарскому губернатору, что Толстой, «бывая в селе Гавриловка и разговаривая с крестьянами, вну­шает им», что «понятия их о христианской религии лож­ны», что «люди, живущие на земле, все равны между собой, никто ничего не должен считать своим, все об­щее»6. Из донесения видно, что подобных бесед у Льва Николаевича, вероятно, было несколько. Знаменательно:  донесение помощника начальника Самарского губернского жандармского управления начальнику того, же управления о том, что Толстой 12 июня, проездом через село Гавриловка делал сход в избе крестьянина, где «старался внушить принцип равенства, доказывая, что все должны делиться друг с другом», и крестьяне реши­ли после беседы, что Толстой «отвергает власть и пра­вительство», поэтому «он не сектант, а просто социа­лист»7.

Через несколько лет сход гавриловских крестьян был описан Толстым в романе «Воскресение».Основная цель последней поездки в Самару в 1883 году состояла в ликвидации имения. Лев Николаевич продает скот, постройки, договаривается с крестьянами о сдаче им земли в аренду, сам делает размежевание участков.

В начале 80-х годов Л. Н. Толстой переходит на по­зиции патриархального крестьянства, усиливается его критическое отношение к государственному устройству и официальной церкви. В немалой степени изменению мировоззрения писателя способствовали его поезд­ки в самарские степи и общение с . местными жите­лями. Хотя поездка 1883 года в самарские степи для Льва Николаевича была последней и хозяйственные дела по­волжского имения начинают вести жена писателя и его старший сын Сергей Львович, связи с нашим краем не прекращались до самой смерти писателя. В 1884 году в письме к А. А. Бибикову Толстой признается в жела­нии приехать в самарское имение, куда его «всегда тя­нет» (т. 63, № 243). Из денег, получаемых от крестьян за аренду, Толстой предполагал создать специальный фонд помощи для самарских нуждающихся крестьян, «на школы, на учреждение зимних заработков» (т. 63, № 233). Но исполнению этого желания противилась семья писателя. Во время голода 1891—1892 годов Толстой отправ­ляет в Поволжье сына Льва Львовича, пробывшего там более года и лишь изредка по делам приезжавшего в Москву и Тулу. Л. Л. Толстой открыл в Самарской губернии около 200 столовых, кормивших до 20 000 голодающих. Сын писателя столкнулся с рядом трудностей: огромные пространства самарских степей, большие села без по­мещиков, без пунктов для складов и дров, отсутствие приспособленных под столовые помещений. Лев Львович стал раздавать муку. Узнав об этом, Л. Н. Толстой в письме к сыну доказывает, что «кормление досыта в сто­ловых обходится дешевле, чем кормление досыта одним хлебом. Пшенная каша в три раза теперь дешевле хле­ба, потому что в 4 раза увеличивается в весе, а мука в 1,5, а стоимость равная» (т. 66, № 127). Отец подроб­нейшим образом разъясняет сыну важность и действен­ность помощи голодающим именно через столовые, где можно накормить значительное количество людей более дешевой и «более здоровой пищей, каково всякое хлебово» (т. 66, № 127). По совету отца, Лев Львович вместе с А. А. Бибиковым устраивал столовые для детей Через отца Лев Львович получал значительные суммы денег для самарцев из пожертвований, присылаемых на имя Л. Н. Толстого в помощь голодающим Так апреле 1892 года Лев Николаевич в письме  к М.В. Алехину пишет, что «пожертвования все прибывают Теперь более 30 тысяч. Из них 5 послали в Самару; и надо послать еще, так как там Лева и Бирюков все распространяются» (т. 66, №230).В мае—июне 1893 года дочь писателя Мария Львовна вместе с Львом Львовичем находились в Самарской губернии, жили у А. А. Бибикова. Лев Львович лечился кумысом. Отец же завидовал детям. В письмах к В. Г. Черткову от 21 мая и 4 июня он сообщает о своем желании отправиться в Самару. Но приехать не удалось. О Самаре вспоминает Толстой в дневнике 19 июня 1896 года: «Очень живо представляются картины из жизни самарской: степь, борьба кочевого патриар­хального с земледельческим культурным. Очень тянет» (т. 53, № 99).К Льву Николаевичу неоднократно обращались са­марские крестьяне за помощью, и он никогда им не от­казывал. В апреле 1897 года в трех семьях сектантов Бузулукского уезда отобрали шестерых детей и помес­тили для воспитания в православной вере в монастырь. Крестьяне В. И. Токарев и В, Т. Чипелов приходят к Толстому за советом, и он пишет 6 писем высокопостав­ленным особам, в том числе и царю, прося вернуть детей родителям. В сентябре 1897 года самарцы вторич­но приезжают к Л. Н. Толстому. Он посылает второе письмо царю и помещает в «Санкт-Петербургских ве­домостях» статью, в которой рассказывает эту историю (т. 70, № 166: т. 79. № 189). В январе 1898 года самар­ские крестьяне в третий раз приезжают к Толстому. Он пишет прошение Николаю II от имени крестьянина Ф. И. Самошкина, у которого отобрали пятилетнего единственного сына, и посылает в Петербург телеграмму и письмо старшей дочери Татьяне с просьбой помочь самарцам. Детей вернули родителям в начале марта 1898 года, и немалая заслуга в этом принадлежит Л. Н. Толстому.

В начале 1899 года самарские крестьяне побывали у Л. Н. Толстого и рассказали ему о неурожае и о со­зданном интеллигенцией в Самаре кружке по оказанию помощи. Об этом посещении от крестьян Патровки узна­ет А. С. Пругавин, который был одним из членов выше­названного кружка. Он пишет Толстому письмо, где раскрывает истинное положение населения Самарской губернии. 28 февраля 1899 года Л. Н. Толстой публи­кует в «Русских ведомостях» обращение к читателям, а 4 марта в той же газете печатает свою новую статью и прилагает письмо Пругавина, предварительно получив его согласие.. Обращения Л. Н. Толстого вызвали большой поток пожертвований и предложений личных услуг. Периоди­чески в газетах — Толстой помещал отчеты о том, сколь­ко и от кого он получил пожертвований и на что они израсходованы. Члены самарского кружка, тронутые вниманием писателя к невзгодам Поволжья, в апреле 1899 года публикуют в газетах адрес, где выражают ему благодарность от имени населения «За присылку трех тысяч ста одного рубля на нужды голодающих крестьян Самарской губернии», за то, что «каждое на­родное бедствие и, в частности, каждое бедствие Самар­ской губернии всегда неизменно находили и находят до сих пор горячий, сердечный отклик», в его душе (т. 72, № 118).

Помогает Л.. Н. Толстой самарцам и в 1907 году. Так, 24 апреля он едет в Тулу к губернатору за полу­чением для Н. Г. Сутковского удостоверения, разреша­ющего ему поездку в Самарскую губернию для раздачи нуждающимся крестьянам 10 тысяч рублей, присланных из Канады и Англии. На следующий день Н. Г. Сутковский выехал в Самарскую губернию.

В 1908 году в связи с 80-летием Л. Н. Толстого в самарских газетах публиковались материалы об его жизни и творчестве. Местное общество народных уни­верситетов послало писателю приветствие. Городской голова Мясников в телеграмме сообщал о решении «пе­реименовать улицу Москательную, связующую железно­дорожный путь с Волгой, в улицу «Льва Толстого», и в учебных заведениях города создать 3 стипендии име­ни Л. Н. Толстого»8.

В дни болезни Л. Н. Толстого в 1910 году в самар­ских газетах помещались бюллетени о состоянии здо­ровья писателя. После смерти Л. Н. Толстого самарцы послали несколько телеграмм с выражением соболез­нования его семье. При местном обществе народных университетов 8 ноября состоялось собрание членов совета посвященное Л. Н. Толстому. На собрании было решено возбудить вопрос о установке бюста писателя на улице его имени, устроить вечер его памяти, поставить траурный спектакль «Власть тьмы», организовать  для учащихся чтения произведений Л. Н. Толстого и пригласить из Москвы лектора для проведения бесед о Толстом.

Корпорация рабочих Самары приняла резолюцию Случаю кончины Л. Н. Толстого: «Считая неприемлемым в интересах рабочего класса философское учение Льва Николаевича, представители рабочих обществ гор Самары выражают глубокое сожаление об утрате в нем гениального писателя-художника и великого человека стойко проводившего в жизнь свои убеждения»10. Са­марские адвокаты посылают Председателю Государст­венной думы телеграмму, где лучшим увековечением памяти Л. Н. Толстого считают срочное разрешение «законопроекта об уничтожении смертной казни», ибо именно это «было неизменной горячей мечтой почившего гения

Свидетельством огромной любви и преклонения перед великим русским писателем самарских жителей стал траурный вечер, состоявшийся 25 ноября в здании драматического театра и длившийся более четырех ча­сов. «Почтить память Л. Н. Толстого собралась такая масса публики, что зрительный зал не мог вместить всех желающих, почему в оркестре были устроены мес­та для публики», — писала газета «Голос Самары». Когда открылся занавес, все встали, потрясенные прек­расной «живой группой, изображающей поразительно похоже сидящего Льва Николаевича, трубящего ангела и плачущую Россию». На вечере были показаны фраг­менты из «Власти тьмы», читались отрывки из произве­дений писателя и полные скорби стихи и речи о нем. Закончился вечер «замечательно сильными» словами г. Собольщикова-Самарина, сказавшего, что «умерло только тело Льва Николаевича, но душа его будет веч­но пребывать с нами, что он не умрет в своих гениаль­ных творениях»12.Самарские впечатления нашли отражение в несколь­ких произведениях Л. Н. Толстого: в легендах «Волга и Вауза», «Много ли человеку земли нужно», в расска­зах «Ильяс», «Два старика», в комедии «Плоды просвещения», в романе «Воскресение», в публицистической работе «Исповедь» и в ряде статей о голоде.

1 Гусев Н. Н. Летопись жизни и творчества Льва Николае­вича Толстого. 1828-1890. М.: ГИХЛ, 1958, с 442

Эти, как и все последующие цифры, берутся из работы Н. Н. Гусева «Летопись жизни и творчества Льва Николаевича Толстого. 1828—1890». М., 1958.

3 Берс С. А. Воспоминания о графе Л. Н. Толстом. Смоленск, 1894.

4 Тома и номера писем приводятся по 90-томному Юбилейно­му Полному собранию сочинений Л. Н. Толстого.

5 Толстой С. Н. Очерки былого. М.: Художественная лите­ратура, 1956.

6 Гусев Н. Н. Летопись жизни и творчества Льва Николае­вича Толстого. 1828—1189. М.: ГИХЛ, 1958, с. 560.

7 Там же, с. 560.

8 Голос Самары, 1908, 29 августа.

9 Там же, 1910, 10 ноября.

10 Там же, 14 ноября.

11 Там же, 16 ноября.

12 Там же, 27 ноября.

А. Мартиновская «О Волге наше слово», Куйбышевское книжное издательство, 1987 г.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s