Забытый Самарой герой войны…. Потому что он еврей?

помимо орденов медали «За Боевые Заслуги», «За взятие Берлина»

Уже рассказывал, что свой первый педагогический опыт получил в начале 1980 годов, когда со студентами, а чаще студентками Куйбышевского Инженерно-строительного института выезжал на социологические исследования в сельские районы. У ребят это все проходило как производственная практика, поэтому решать все вопросы с руководителем производственной практики вуза Абрамом Орецким обычно предстояло мне. Суховатый, невысокий и всегда подтянутый он подробно расспрашивал, что делают студенты и для чего, и когда я рассказывал, что мы изучаем мнение сельчан о сельской инфраструктуре – дорогах, объектах культуры, он одобрительно кивал – хорошее дело, строителям пригодится.

Орецкий сидел в КуИСИ на одном этаже с комитетом комсомола, где я работал полтора года между своими социологиями и у меня в памяти отложился очень крепко, тем более, что он всегда здоровался.

Почти 35 лет прошло с той поры и вдруг мне в руки попадет книга о самарских евреях во время Великой Отечественной войны «Одна на всех победа», изданная 25 лет назад,  крохотным тиражом 2 тыс., открываю ее и практически сразу натыкаюсь на своего старого знакомого. Читаю очерк о нем и тихо сползаю по стулу – человек реально герой, каких в жизни мало встретишь. 10 боевых орденов и каких! Кавалер 5 орденов Великой Отечественной (2 первой степени, 3 первой степени), таких во всем Советском Союзе всего 11 человек было, а еще награжден орденом Суворова, двумя орденами «Красное Знамя», двумя орденами «Красная Звезда». Плюс еще одна Отечественная война 1 ст. в 1985 году к 40-летию Победы (шестой орден).

Тогда начинаю обзванивать своих знакомых по строяку, людей от 50 и старше, тех кто работал с ним в одно время и интересоваться, расскажите об Абрам Моисеевиче что-то неформальное.

Увы, некоторые его вообще не помнили, другие вспоминали, что когда-то он сидел в институте, в кабинете с другим фронтовиком и тоже полковником Анатолием Довгием, любимой поговоркой которого было «Доцент полковника ничему не научит», бывшие руководители вуза вспомнили, что когда-то Орецкий просил дочь Светлану перевести на другую кафедру, правда забыли на какую… В общем, редкой скромности оказался человек, в отличие от других полковников он не был героем вузовских застолий и  свержений ректоров…. Ордена он свои не помню чтобы надевал, наградные планки носил, но мы же в молодости в них не разбирались. Еще, как вспомнил Владимир Емец, Орецкий активно помогал детям фронтовиков, даже женить некоторых пытался и вообще был очень добрым человеком, а жила его семья на Гагарина 51, где тогда была пельменная.

его наградные листы

Еще ребята, руководившие практикой студентов со стороны кафедры Технология Строительного Производства мне рассказали, что он очень не любил студентов-спортсменов, проводивших свою производственную практику в спортивном лагере вуза, про таких он говорил: вот бы и шли на физкультурный факультет учится, какие же они строители? А если случится что?

Читая биографию фронтовика понимаешь, почему такие мысли были в его голове. Но вот чего я совершенно не понимаю почему фронтовики, дожившие до нулевых не плюнули в глаза Альберту Макашову за его антисемитские выходки. Почему-то этого не сделали и политработники штаба Приво, а я помню, как там в то время было много уроженцев незалежной. Холокост у них же на родине был, этот геноцид их папы-мамы наяву видели… Не имел права командующий военного округа, не имевший ни одной боевой награды превращать трудовую Самару в жупел антисемитизма. Он сначала бы посмотрел, сколько наших земляков-евреев положило жизни на фронтах, а потом бы рот свой открывал.

Да, как я недавно рассказывал, более 35 лет Самаре – изначально многонациональному и многоконфессиональному городу власть имущие создавали репутацию города кеснофобов, причем с помощью правительственных областных медиа , надеюсь, что там, где высший разум все взвешивает на своих весах тихое и твердое слово Абрама Моисеевича и других земляков — евреев воевавших на фронтах Великой Отечествнной прозвучит за наш город.

Кстати, биография Орецкого – образцового боевого офицера висит на сайте одного из небольших муниципалитетов Израиля, в Самаре вы такой не найдете, правда на детском сайте Самарского Дома Дружбы народов его почему-то назвали Героем Советского Союза, что есть неправда. Состояние скромной могилы Абрама Моисеевича вы видите сами.

А сейчас тот самый очерк, написанный Циля Сегаль, бывшей куйбышевской учительницы, занявшейся на пенсии журналистикой и общественной деятельностью.

ОРЕЦКИЙ Абрам Моисеевич

Чтобы оценить заслуги этого человека, достаточно взглянуть на его парадный мундир. Надо быть физически сильным человеком, чтоб носить увесистый китель, на котором 25 орденов и медалей. Перечислять их долго. Среди наград А. М. Орецкого орден Суворова, два ордена Красного Знамени, пять орденов Отечественной войны, два ордена Красной Звезды. Весь этот строй ярких красок и сияний выглядел бы украшением, если бы за каждой наградой не стояли продуманные решения, удачная опе­рация, выигранный бой. Сам же хозяин этого кителя — очень обычный, очень скромный и очень сдержанный человек, что чаще всего и свойственно людям умным и мужественным.

Родился Абрам Моисеевич Орецкий в 1921 году в городе Го­меле Белорусской ССР. После семилетки окончил педагогичес­кий техникум и стал работать учителем в небольшом районном центре. Работа нравилась, шла хорошо, и, может быть, учитель­ство стало бы жизненной профессией А. Орецкого, если бы… Это «если бы» он сам объясняет так: «Обстановка в мире нака­лялась, война в Испании, события у озера Хасан и на Халхин-Голе, оккупация Гитлером государств Европы, подготовка вой­ны против нас… Все это хорошо чувствовалось. Патриотизм, забота о Родине подтолкнули меня к решению поступить в военное училище и стать офицером».

В 1939 году молодой учитель стал курсантом Ленинградско­го военно-инженерного училища. Программа была сложной и очень уплотненной. Чувствовалось дыхание войны. Училище под­готовило курсантов за два года, и на два месяца раньше срока состоялся выпуск. 10 июня 1941 года выстроенным на плацу выпускникам зачитали приказ Министра обороны о присвоении им лейтенантского звания. Лейтенант Орецкий был направлен Киевский особый военный округ на должность командир электротехнического взвода в полк, который был расквартирован в г. Ямполе, рядом С польской границей, 18 июня он был на месте. Молодой командир, не теряя времени, начал занятия, еще подозревая, что ему на них отпущено всего три дня

Война началась для военного городка в 4 часа утра. Нападение фашистской Германия было неожиданным и ошеломляющим. Вскочившие с постелей люди о войне узнали первыми «От взрывов бомб, ударов артиллерии наш военный городок по тревоге полк выстроили на плацу, и командир полка объявил приказ. согласно которому полк к вечеру 22 июня должен сосредоточиться в районе Старо-Константинова». Ветеран вспоминает жуткое прощание под бомбами. Расставаясь с женами чувствовали, что расстаются навсегда. Отходили пешими. Была изматывающая 80-35-градусная жара. Над колонной висели вражеские бомбардировщики-. Неподалеку был сброшен десант. Завязывались вон. Была большие потерн. По прибытии в Старо-Константинов получили новый приказ — двигаться по маршруту Шепетовка — Бёрдичев — Житомир и далее — до Киева. Какое это было горестное отступление! В Шепетовку при-были, когда по станция был нанесен сильный бомбовый удар. Военный комендант, увидев офицера инженерных войск, прика­зал Орецкому обезвредить тонную неразорвавшуюся бомбу, сброшенную на перрон. Впервые пришлось вчерашнему курсанту применять теоретические знания в боевой обстановке. Он вол­новался. Каково же было его удивление, когда, вывернув взры­ватель он увидел, что бомба начинена фольгой и на ней напи­сано: «Чем можем, тем поможем». Это был первый радостный сюрприз за эти дни. Но он же оказался и последним. В Шепетовке Орецкому было приказано принять на себя командование технической ротой.

В Киеве штаб инженерных войск уже ждал прибытия полка: предстояло взрывать мосты через Днепр, а их было три. Задача была трудная: не хватало средств взрывания, да и личного сос­тава саперов. В Киев полк пришел обескровленным — от него фактически осталась одна полноценная рота. А самое главное -немцы стремительно рвались к городу и времени на взрыв мос­тов оставалось очень мало. Вражеские бомбардировщики поли­вали огнем работающих на мосту саперов. Мосты были взорваны, когда немцы были уже в 10 км от Киева. Задание было выполнено, во при этом понтонный полк понес большие потери. Орецкий получил несколько ранений — в плечо, в ногу, в руку.

Через месяц Орецкий вышел из госпиталя, но рука еще не действовала, а это была правая рука. Воину предоставили месячный отпуск для восстановления. Как бывает, когда потерян дом, возник вопрос: куда ехать? Сразу нахлынули мучительные мысли об оставшихся в Гомеле родных. Что с ними сделали фашисты? Вспомнив, что в Куйбышеве живет родственник, да еще и врач, он решил податься в город на Волге 3десь его ждала неожиданная радость: он встретился с матерью и сестрой, успевшими эвакуироваться из Гомеля. Какое это было счастье, ведь они считали его погибшим. После отпуска А. Орецкий убыл в Ташкент, где в это время комплектовалась 69 стрелковая  дивизия для отправки на фронт. Он принял активное участие в формировании 99-го Отдельного саперного батальона (ОСБ), в котором ему потом будет поручено командовать ротой. Дивизию погрузили в эшелон, который направлялся туда, где шли жестокие бои за Москву. Разгрузились недалеко от Тулы и в город вошли, когда на его окраине уже шли бои.

После разгрома немецких войск под Москвой дивизию на правили к Смоленску, где армия вела оборонительные бои Здесь майор Орецкий был сразу назначен командиром 99-го ОСБ «Мои саперы строили оборонительные сооружения, командные и на­блюдательные пункты для командира дивизии, устанавливали минные поля на передовой и на вероятных направлениях дви­жения противника, для чего вели инженерную разведку на пе­реднем крае противника», — вспоминает он. За отличное выпол­нение боевых задач майор Орецкий был награжден только не­давно учрежденным орденом Отечественной войны I степени.

От Смоленска дивизия была передислоцирована в район, где готовилась Орловско-Курская битва. ОСБ предстояло обеспечить продвижение войск: обезвреживать минные поля, организовы­вать переправы через водные преграды. Саперы трудились без отдыха — днем и ночью, но задача была выполнена. На исход­ные рубежи части вышли вовремя, а командир батальона был удостоен второго ордена Отечественной войны. 5 июля 1943 года немцы после длительной начали массированное наступление, но их атаки захлебнулись. 12 июля советские войска перешли в контрнаступление. У саперов работы стало еще больше — надо было разминировать дороги, строить мосты, обеспечивать переправы.

В первых числах октября 1943 года войска вышли к Днепру. Теперь уж приходилось не взрывать мосты, а строить их для обеспечения переправы. «Немцы занимали оборону на господствующем берегу и хорошо просматривали сосредоточие частей дивизии, — рассказывает полковник Орецкий. Они вели постоянный огонь из всех видов артиллерии и минометов, пулеметов и ружей… Батальону было приказано произвести инженерную разведку участка форсирования. 14 октября началось форсирование Днепра. Заработали десантные и паромные переправы. Вода в реке становилась горячей от взрывов и к 10 часам 14 октября наши полки овладели первой траншей противника. Это позволило батальону организовать переправу артиллерии и танков и приступить к устройству паромных «мо­стов» под многотонные грузы. Утром, 15 октября Командующий войсками 65-й армии генерал П. И. Батов прямо на мосту от имени Президиума Верховного Совета СССР собственноручно вру­чил организатору переправы А. М. Орецкому орден Красного Зна­мени. Этим он как бы опередил правительственное решение. Возможно, это и явилось причиной того, что командир 99-го ОСБ не получил звания Героя Советского Союза, к кото­рому были представлены все командиры частей и соединений, участвовавших в форсировании Днепра. Зато по представлению командира 99-го ОСБ трое особо отличившихся саперов баталь­она получили звание Героя Советского Союза. Сложнейшие, каж­дый раз новые задачи вставали перед саперами по преодолению водных рубежей. Труднейшие проблемы возникли при форсиро­вании Десны. Переправа состоялась, а организатор ее, майор А. М. Орецкий, был удостоен ордена Суворова III степени. награду, которой обычно удостаивались полководцы, вручи командиру 99-го ОСБ маршал К. К. Рокоссовский.

жена фронтовика ушла через год после него

Вскоре отлично зарекомендовавший себя офицер получил новое назначение. Он становится командиром 53-го Отдельного понтонно-мостового батальона фронтового назначения.

Предстояла Белорусская операция по освобождению республики и выход к Польской границе.

За выполнение многих инженерных за городов Белоруссии, форсирование многих рек, в том числе реки Припять, Орецкий был награжден орденом Красной Звезды и  орденом Отечественной войны II степени, а батальон был награжден  орденом Б. Хмельницкого и получил наименование Слуцкого (после овладения гор. Слуцком). После выполнения этой операции батальон А. Орецкого передали 8-й гвардейской армии под командованием генерала В. И. Чуйкова Ему предстояло выйти к реке Висла и навести 60-тонный мост для переправы танковой армии. «Ширина Вислы была около 500 м, времени на строительство мало. Нет материалов. Лес приходилось везти издалека. В районе предстоящего строительства я впервые увидел маршала Г. К. Жукова и командующего армией В. И. Чуйкова вспоминает Орецкий. — Взглянув на часы, маршал приказал, чтобы к 12.00, т. е. ровно через сутки мост был готов». Работали под пулеметным огнем, в тяжелейших условиях, что называется -не разгибая спины. Задание выполнили в срок. Войска по мосту устремились к Варшаве. 17 января 1945 года Варшава была взята.

За отличное выполнение боевого задания, ускорившего осво­бождение польской столицы, батальон получил имя Варшавского, а его командир — второй орден Красного Знамени…

Настал час последнего сражения за Берлин. Но для этого нужно было еще преодолеть реку Одер в районе города Кюстрин, а оттуда до Берлина было менее 100 км. К намеченному времени батальон сосредоточился в указанном районе. Немцы вели ураганный огонь из всех видов оружия. В этих условиях, неся потери в людях и в технике, саперы возводили понтонный мост. В него без конца попадали снаряды, приходилось возво­дить и одновременно чинить, но переправа была обеспечена и армия устремилась к Берлину. О том, чего стоило взятие фа­шистской столицы, написано немало, но полковник А.М. Орецкий мог бы еще многое добавить, особенно о том, как была преодолена еще одна водная преграда — река Шпрее с бетонированными берегами. 30 апреля войска 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов завязали бои в центре города, а 1 мая после ожесточенных боев над рейхстагом взвилось Знамя Победы. На стене рейхстага осталась и подпись комбата Абрама Орецкого.

В ночь с 8 на 9 мая в здании бывшего юнкерского училища в г. Карлхорст был подписан акт о безоговорочной капитуляции Германии. Подготовка здания к этому знаменательному событию была поручена тоже саперам из батальона Орецкого, но командовал уже ими другой командир, так как еще 15  марта на базе его батальона был сформирован 11-й понтонно-мостовой полк, удостоенный за Берлинскую операцию ордена Александра Невского. Орецкий был назначен заместителем командира этого полка.

После Берлина полк был направлен в г. Магдебург на Эльбе, произошла встреча с американцами. Здесь полковник А. Орецкий присутствовал при награждении маршала Жукова американскими и английскими наградами. Эти воинские отличия вручали прославленному полководцу у Бранденбургских ворот генерал Эйзенхауэр и маршал Монтгомери. После войны полковник А. Орецкий служил в различных военных округах. За десять послевоенных лет ему пришлось9 раз сменить место службы. В 1955 году из Ленинградского военного округа он был направлен в Военную академию им. Фрунзе, которая готовила полководческие кадры. Закончил он ее в 1958 году. Но в связи с ухудшившимся состоянием здоровья полков­ник А. М. Орецкий был направлен на более спокойную работу — заведовать учебной частью военной кафедры строительного института в г. Пензе. А в 1961 году он стал работать в той же должности в Инженерно-строительном институте г. Куйбышева

Сейчас ветеран на пенсии, но в биографию полковника в от ставке А. М. Орецкого навсегда впечатаны самые яркие страни­цы летописи Великой Отечественной войны, начатой для него с горестного рассвета 22 июня 1941 года и законченной победным маршем союзных войск у берлинской Арки Победы.

Циля СЕГАЛЬ

Думаю к 9 мая — 75 летию Победы надо сделать еще разбор, по ситуации с самарскими фронтовиками — евреями. В городе, где еще при Обкоме КПСС власть имущими поощрялся антисемитизм, где 2010 годы прошли под подпитываемым олигархами фоном ненависти к поволжским финнам хорошего ждать мало приходится. У нас ведь и маршалу Устинову за то, что он мордвин по национальности досталось.

14 responses to “Забытый Самарой герой войны…. Потому что он еврей?

  1. Слава героям, оценённым и непризнанным. А нам всем надо понять, что нет евреев, итальянцев, англичан и пр..Наций нет. Их придумали во времена реформации для обоснования особости одних и неполноценности других. Расы — есть, а наций — нет. Все люди — братья. Родные внутри расы и двоюродные между ними.

  2. Отличный пост!
    Обычно сапёров наградами не особо жаловали.Как правило,сапёрные части бывали прИданы строевым частям,и после выполнения боевых задач перебрасывались на другие участки фронта.И их»забывали»пердставлять к наградам командиры строевых частей-не свои же!
    Тесть -сапёр.Начал с финской и всю Отечественную.Боевые БЗ в 42м(редко тогда награждали) и КЗ в 43м.Ещё БЗ и КЗ выслуга.
    Вечная Слава Героям!

  3. В начале 2000х держал в руках личное дело полковника Орецкого.Пенсионное правда.Но послужной список там был,автобиография была.Впечатлило!!!
    Была тогда возможность полистать личные дела офицеров-фронтовиков.Также попалось дело Ивана Филимоновича Сакриеру.Видный довоенный теоретик артиллерийской стрельбы(расстрелян в Куйбышеве перед войной). В военкомате на Садовой(ведает пенсионным обеспечением МО).Дела,по смерти офицеров и истечении сроков хранения,были приготовлены к уничтожению.Сожжены.А жаль!

  4. Забыт также создатель кафедры водоснабжения и канализации Фабиас Наумович Хальфин, который возглавлял кафедры 24 года. Тоже, видимо, потому что еврей.

  5. https://ok.ru/aleksandr.kopylov.alik1th/album/899332873544/899332788552

    Да уж, пока другие комбаты расписывали геройский путь своих батальонов с перечислением всех орденоносцев и выполненных приказов командования по запросу от Начальника Инженерных войск Фронта(!!!), комбат Орецкий требовал водки и продуктов, отметить «юбилей» батальона. А потом нам впаривают про запуганных сталинским террором безынициативных советских командирах. Смелых никакой начальник не запугает. А трусам инициатива вредна.

  6. Добрый день! Большое спасибо за эту статью. Абрам Моисеевич Орецкий — мой дедушка, я дочь Светланы Абрамовны. И да, дед был очень скромным человеком. Мне кажется, война была для него чем-то глубоко личным, не для фанфар. И он часто воспоминал своих боевых товарищей, тех, с кем вместе воевал. Он уважал солдат, уважал мужество и смекалку, а не звания и награды. Ну, и по характеру он был такой человек, что всегда старался помогать другим, не добиваясь ничего для себя. Собственно, и нас всех так воспитал. Спасибо, что помните его.

    • вы знаете, сколько людей откликнулось на эту статью на фейсбуке — десятки, и все они любят и помнят вашего деда!

  7. Спасибо за память о нашем папе. Мы-то его всегда помним, хотя уже 25 лет, как его с нами нет. О нем можно рассказывать часами. Главное — он был настоящим мужчиной: герой, муж, отец, дедушка, педагог, патриот. Неравнодушный к несправедливости. Возможно, поэтому и ушел рано. Сердце не выдержало. Дочь и зять.

    • который раз поражаюсь блогу — как волшебная машина времени людей из разных мест соединяет, расскажите немного о себе, как вы, где вы, как это тяжелое время переживаете?
      Светлана вам привет, от Владимира Емца из КуИСИ, он вас помнит

      • Коротко: мы по-прежнему в Самаре. Работаем по специальности. Не переживаем и не выживаем — живем. Владимиру Емцу привет. Спасибо за блог.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s