Самара: как талантливо наступить на грабли исключения из партии

Мокрый и Корякин. Только идиоты считают что в Самаре ничего не помнят

Впервые с системой исключения из политических партий столкнулся при либерале Горбачеве, когда в мае 1985 года были приняты печально знаменитые Постановление ЦК КПСС («О мерах по преодолению пьянства и алкоголизма») и Постановление Совмина СССР № 410 («О мерах по преодолению пьянства и алкоголизма, искоренению самогоноварения»), которыми предписывалось всем партийным, административным и правоохранительным органам решительно и повсеместно усилить борьбу с пьянством предусматривалось значительное сокращение производства алкогольных напитков, числа мест их продажи и времени продажи.

В Куйбышеве на низовом уровне вся эта шняга разворачивалась так — райкомы дали команды вузам найти и примерно наказать выпивох. Нужна была тупая пропаганда, после чего в студенческие общежития во время сессии были экстренно отправлены бригады комсомольских оперативников. Они вместе с комендантами обходили комнаты и не дай бог, если где-то употребляли напитки …

Однако хитрая обшаговская общественность о том, что пришли каратели узнала, как только комсюки переступили порог здания, поэтому проверяющие видели оставленные комнаты, где были расставлены стаканы пивом, лежала рыба и никого из людей….

После этого были безуспешные попытки исключения из комсомола жильцов тех комнат, где находили пиво, но как правило молодые люди образцово включали дурака и приводили массу свидетелей, что их в тот момент в городе вообще не было… Ребята даже в прокуратуру не обращались, хотя имели на это полное право.

Второй раз при мне в 1987 году исключали из КПСС бывшего ректора строительного института Владимира Корякина. В то время, когда уже шла полным ходом реабилитация большевиков, репрессированных Сталиным в 1930 годы. Корякин, некогда много лет проработавший в ЮНЕСКО представителем  Советского Союза привез домой книги академика Сахарова с Солженицыным и видик, на котором сын показывал фильм «Греческая смоковница» местной молодежи.

Милиция сластала предпринимателя, а потом кому-то в голову пришла «гениальная мысль» заодно с сыном за видик наказать и отца, раз его уже нельзя за Сахарова покарать.

Иван Беккер подпер голову рукой, рядом Владимир Мокрый

Корякина хотели высечь из-за его высокой популярности среди сотрудников и студентов вуза, а также чтобы отсечь саму возможность участия в будущих выборах ректора вуза. Самое поганое в этой ситуации было то, что исключать первоначально должны были на факультете СХС, секретарем партбюро которого был Иван Беккер. Немец, семья которого сама хлебнула репрессий 1940 годов. А к тому же Беккер был секретарем комитета комсомола вуза, когда ректором работал Корякин, они были близкими друзьями.

Давили на Беккера страшно, он нервничал, приватно встречался с Корякиным и на партсобрании факультета единогласного исключения Корякина из партии не получилось, а сам он тогда пророчески изрек на заседании парткома КиИСИ сказал: «Имейте в виду: если вы начали исключать самых преданных, вы рухнете». Кто-то из членов парткома спросил: «И сколько вы нам даете?» Корякин сказал: «Да от силы три-четыре года» — он всего на полгода ошибся. Система рухнула через четыре с половиной года, правда Беккер к тому времени тоже ушел из строяка, сначала в институт Культуры, где к нему в компанию вошла Маша Алмазова, а потом в международный бизнес.

И последнее исключение которому был свидетелем — это изгнание из «Единой России» группы товарищей среди которых были Сергей Арсентьев, возглавлявший партию в Самаре, и Александр Хенкин. Тогда меня чуть даже не сделали участником этого шоу — позвонили из исполкома ЕР и поинтересовались — не могу ли я узнать, где депутат Госдумы Владимир Мокрый…

Для чего это нужно — понятия не имел…

С Владимиром Семеновичем у меня были хорошие отношения — поэтому набрал ему на мобилу и узнал, что он где-то в Самаре…. Хотел было сообщить своим визави, но Мокрый знавший больше меня перезвонил и поинтересовался — для чего я спрашивал. Я рассказал все как на духу и услышал от него просьбу — сказать ЕР, что его я не нашел.

Так и сделал и понял, что человек на другом конце провода сильно разочарован. Уже к вечеру все узнали, что из ЕР в Самаре исключена целая толпа товарищей, потом стало известно, что к ней до кучи хотели прицепить и председателя комитета по местному самоуправлению Госдумы Владимира Мокрого. Заказ был и на него, но не получилось, в том числе и благодаря вашему покорному слуге. Думаю, управляющий филиалом банка ВТБ Александр Мокрый тоже хорошо знает акторов этой некрасивой истории.

снесли ЕР на выборах 2006 года

Как известно Самара — город политических дураков, если не клинических шизофреников, которых история и жизнь ничему не учат. Через пару лет после исключения Арсентьев, Хенкин и присоединившиеся к ним граждане снесли на выборах мэра и Лиманского и «Единую Россию».

Тогда пинком были выбиты из руководства этой партии те, кто организовывал это самое исключение.

А исключенные граждане разошлись по другим легальным партиям, представленным в Госдуме. Хотя сегодня тот же Арсентьев снова в Единой России состоит.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s