По правилам ГУЛАГА. Секреты самарской торговли 9

в Куйбышеве снимались на фоне вождя

ПО ПРАВИЛАМ ГУЛАГА

Жить с семьей демобилизованному офицеру в Москве здоровье не позволяло – в воздушном бою его контузило, а в послевоенной столице – было очень шумно даже по меркам тех годов. Тогда Владимир Березин выбрал Куйбышев – более спокойный, уже хорошо знакомый, утопавший в то время в зелени город. Здесь было и подешевле, чем в других крупных городах – килограмм мяса на рынке стоил 50 руб., картошки —  5 руб. (в Москве – 63 и 6).

После голода 1947 года зимой 1948 года в Куйбышеве даже открылись дежурные продовольственные магазины, работавшие в будние дни до 24.00 часов (обычные закрывались уже в 18.00).

Щербаков

Сталин не создавал для жителей первопрестольной тепличные условия, и после войны на Волге осело много эвакуированных москвичей. Некоторые столичные жители оказались в то время в Куйбышеве по другим обстоятельствам. Как, например, первый постсоветский губернатор Константин Титов. Семья, которого могла бы остаться и неплохо устроиться в Москве, если бы в мае 1945 года не скончался кандидат в члены Политбюро ЦК ВКП(б) Александр Щербаков.

Во всяком случае, даже в 1970 годах московское землячество, в отличие от воронежского, было одним из самых сильных и сплоченных в Куйбышеве.

На Волге Владимир Березин приземлился в 1948-м, после денежной реформы и прекращения программы ленд-лиза, посадившего за годы войны СССР на иглу товарных вливаний. За три месяца проживания в гостинице, без работы летчик прожился в пух и прах и пошел в Куйбышевский горком ВКП(б). Доложился по форме — работать и жить негде, офицер, коммунист.

1950 стадион динамо

В это время команда «Крылья Советов» Куйбышева только вошла в группу «А», и в городе заканчивали строительство нового стадиона «Динамо». 26-летнего боевого аса поставили директором нового стадиона, который тогда строили заключенные и военнопленные. Мужчины и женщины, которых привозили на работу с многочисленных лагерей, разбросанных по всему областному центру, начиная с Хлебной площади. Это горячая стройка была — матчи должны были вот-вот начаться осенью 1948 года. Строили стадион на месте бывшего детского скверика.

Владимир Березин «Динамо» открывал — тут же познакомился со «звездами» команды — Гулевским, Санниковым, приглашенным из московского «Спартака» спортивными чиновниками Куйбышева.

бывший гл. архитектор Самары Андрей Смирнов (слева) — внук советского руководителя Куйбышева

Председатель горисполкома Куйбышева Владимир Смирнов, до этого работавший руководителем БТЭЦ (тоже построенной руками зэка), создавал хорошие условия для привлечения игроков из других клубов. Вообще же это был один из самых талантливых руководителей города, не зря первую очередь набережной долгое время потом называли «смирновской».

В конце 1940-х футбол был настоящим праздником для всего Куйбышева. Рабочая Безымянка и пригородные поселки добирались на «Динамо» на электричках. Служащие закрывали городские конторы. На улицу Ленинскую тянулись вереницы грузовых и легковых машин.

в ожидании электрички 1950

Стадион вмещал 30 тысяч человек максимум, и билетов на всех не хватало, у спекулянтов же они стоили в два – три раза дороже. Люди глазели и слушали рядом со стадионом. Порядок был идеальный. На всякий случай, конная милиция присутствовала, пожарные машины подгоняли.

покровский собор

VIP-трибуна на «Динамо» располагалось перед церковью справа. Однажды соседний Покровский кафедральный собор чуть не попал в историю — во время футбола там зазвонили во все колокола — был какой-то большой церковный праздник, а тут на матче все партийное руководство области сидело, плюс генералы. Владимира срочно вызвали на главную трибуну. Прибегает, а там Петр Дикой — начальник областного Управления лагерей и колоний НКВД, который строил стадион (в 1930-х он, был начальником Усть-Вымского лагеря ГУЛАГ ОГПУ — 23 тысячи заключенных и руководил строительством трассы Сыктывкар — Ухта и железной дороги Пинюг—Сыктывкар). Окружающие боялись Дикому слово, не так сказать:

плакаты НКВД

— Березин, сейчас же прекратить этот бардак!

Летчик мог бы вызвать милиционера, но побежал в церковь сам. Полез на самый верх, в звонницу и показал на пальцах молодому пономарю — мол, прекращай, а то могут посадить. Тот спустился — ваше приказание выполнил! Потом насчет колокольного звона в Покровском соборе договорились через Уполномоченного Совета по делам религиозных культов по Куйбышеву и Куйбышевской области Федора Работалова.

Наступившая в послевоенное время «мини-оттепель», неопределенные ожидания улучшения жизни, духовное раскрепощение, сопровождавшие в Куйбышеве футбольный бум, сразу жестко пресекались органами НКВД. Церковь же старалась не обострять нормализовавшиеся в годы войны отношения с советской властью, если до 1943 г. в Куйбышевской области действовало всего два храма, то к 1947 г. их число увеличилось до девятнадцати. Даже старообрядцам на Троицком рынке отдали Часовню во имя Смоленской иконы Божией Матери и святителя Алексия, Митрополита Московского, занятую до этого под склад городского отдела торговли.

У Карпоносова было несколько внуков — один из них в начале 1980 годов позволял своим гостям брать шашку деда

В это же время на долгие годы постарались забыть о своих корнях многие семьи Куйбышева, имеющие еврейскую родословную. Каток проехал даже по «серому дому» на центральной площади Куйбышева, построенному в 1930 гг. для командного состава ПРИВО. Здесь обосновалась семья генерал-лейтенанта Арона Карпоносова, назначенного 20 октября 1946 года заместителем начальника штаба Приволжского военного округа. Исполнявший в войну обязанности Начальника Управления по укомплектованию войск Генерального Штаба он был назначен в Куйбышев на полковничью должность.

Затем уже в 1950 годы показала всему Куйбышеву свой либеральный характер и дочь генерал-лейтенанта, видимо после этого ее отец и был уволен в отставку в возрасте 56 лет.

Динамо

Так бы и работал Березин в «Динамо», (общество уже планировало строительство стрелкового клуба, лыжной базы), но в 1949-м его снова призвали. Сначала он попал на учебные сборы аэроклуба, а потом в гражданскую авиацию — 240-й отряд спецприменения. В Куйбышеве находилось  Приволжское управление Аэрофлота, в которое входили Пензенская и Чкаловская области, Мордовская и Чувашская республики.

Аэродром общей площадью 50 га находился в том районе Куйбышева, где потом построили Дом молодежи (ул. Аэродромная – Революционная) и тянулся от современной ул. Дзержинского до Авроры и от Мориса Тореза до Партизанской. На пересечении ул. Партизанской и Пулеметной (Тухачевского) под шум моторов с аэродрома бойко ржали лошадки — здесь находились конные артели «Энергия» и «Ломовик», где с начала войны извозчиками работали в основном мальчишки. Подростки кроме зарплаты зарабатывали еще «левым» подвозом дров. Сюда же на конюшни приходили и окрестные рыбаки, копать червей.

до хрущевок здесь был аэродром

Место расположения аэродрома было самой высокой точкой Куйбышева — 157 м над уровнем моря. В самом низу от аэродрома, ближе к Самарке – одиноко стоял 4-х этажный дом. Летчикам он служил ориентиром для взлетов — посадок. Добирался в эту глухомань Березин пешком с трамвайного кольца на Клинической больнице. А ездил на работу Владимир из своей небольшой хатки, находившейся во Владимирском овраге (на месте сквера возле Дома сельского хозяйства, между улицами Полевой и Первомайской, рядом с армейскими конюшнями). Еще по соседству с конюшнями, которые располагались за Домом сельского хозяйства, в ледниках добывался лед. На нем делала деньги окрестная малышня, продавая воду со льдом на толкучках – «Булгарке», рядом с Петропавловским собором и «Воскресенке». Кружка — пятак. На «Воскресенке», кроме промтоваров торговали продукцией сад-совхозов №1 и 2, находившихся в центре Куйбышева от Клинической больницы до «Машстроя» (этот городской анклав был построен в годы войны стройтрестом №24 для завода «Металлист»). Трамвай по Самарской площади в то время ходил мимо 81-й школы.

жилые овраги Куйбышева

Соседями Березина во Владимирском овраге были в основном люди мастеровые, зарабатывавшие индивидуально. Они лошадей содержали – занимались извозом, из труб делали модные в ту пору металлические кровати с панцирными сетками. Такие же кровати после войны начали изготавливать и на заводе №1 Куйбышева, но там долгое время были проблемы со сварочным оборудованием, с перебоями поставлялись хромированные дуги. Стоила такая кровать 1200 рублей (средняя зарплата на оборонных заводах составляла 600-700 руб.)

Свой угол Березин топил дровами, а соседи браком резиновых изделий — дома они лили калоши, шили тапочки, потом продавали их на «Болгарке», рынке находившемуся в районе современных улиц Революционная – Мориса Тореза. «Болгарка» неофициально считалась промтоварным рынком. Здесь можно было купить детскую одежду, дефицитные велосипеды, немецкий рабочий инструмент и даже трофейные иномарки. Официальная схема реализации, которых потом проходила через комиссионные магазины, где в документы вписывались заранее согласованные суммы.

техника тех лет

Впервые гражданские иномарки куйбышевцы увидели в конце 1940 гг. на ул. Рабочей, возле жилого комплекса штаба ПРИВО. Мальчишки со всего старого города собирались поглазеть на такие чудеса. На «Болгарке» их можно было уже приобрести, здесь находился первый самарский авторынок. Номерные знаки для авто в Кубышевской области в 1950- гг. состояли из двух букв «КЩ» и четырех цифр — черные символы на желтом фоне, а Областная и городская автоинспекция находились на улице Садовой, 45, потом им отдали дом на углу улиц Галактионовской и Некрасовской. Одним из руководителей областного ГАИ в 1950-е годы стал Михаил Бросайло, до этого возглавлявший Куняевский ИТЛ Куйбышевгидростроя МВД СССР (тоже входившего в систему ГУЛАГа). Среди десятков тысяч его заключенных многие были осуждены по пресловутой 58-й статье. Среди них был и будущий народный артист СССР Петр Вельяминов, попавший в «Куняевлаг» как сын врага народа.

петр вельяминов

Ветеран Самарского ГАИ потом вспоминал методы работы с заключенными и водителями на этом средневолжском островке ГУЛАГе в 1950-х годах:

— Иногда на грузовиках оказывались заключенные (в том числе и водители), которые на «прорыв» выбивали ворота и уезжали из зоны, несмотря на стрельбу часовых. После задержания на постах ГАИ преступники отправлялись под конвоем обратно в лагеря, а водителя порой приходилось раздевать догола для изъятия водительских прав. Такой метод работы давал положительные результаты, несмотря на напряженную обстановку (это было уже время после смерти Сталина и ухода Берии – авт.), безопасность движения в основном обеспечивалась неплохо, не было роста аварийности и тяжких дорожных происшествий.

молотов на гэс

Старый ветеран несколько преувеличивал угрозу, исходящую от заключенных ГУЛАГа, строивших Куйбышевскую ГЭС. Известно, что летом 1955 года эту стройку посещал первый заместитель председателя Совмина СССР Вячеслав Молотов.  Как вспоминал потом узник этого лагеря Коновалов:

—  В сопровождении инженера «Куйбышевгидростроя» (начальник строительства занимался своим делом, а организовывать подхалимаж тогда было не принято), одного журналиста из «Правды» и двух в штатском, по-видимому, из охраны, Молотов свободно ходил по огромному котловану, наполненному тысячами зеков на автомобилях, бульдозерах, подъемных кранах, среди плотников с топорами, сварщиков, бетонщиков — кругом железо, камни. Откуда такая уверенность в своей безопасности?

использованы фотографии с сайта Г. Бичурова

13 responses to “По правилам ГУЛАГА. Секреты самарской торговли 9

        • Совершенно верно. Лень искать, но из институтского курса геодезии помню, что самое высокое место в Самаре в районе А-Овс/Булкина что-то ок. 145 м, затем М.Шоссе/Губанова — ок. 135 м, потом действительно в районе Дома Молодёжи — наверное, метров 120.

          • Преобладающие отметки высот на территории аэродрома (Партизанская — Аэродромная) в пределах 130-140 м. Повыше (около 145 м) в районе Антонова-Овсеенко, уже за пределами аэродрома.

  1. Уведомление: HoT NeWs » 31 московская больница·

  2. Спасибо Игорь, читаешь Ваш блог как будто в детстве диафильм смотришь:)

  3. Четырёхэтажный одинокий дом стоял до семидесятого года. он расположен был, как-то и не совсем по Партизанской, и не совсем по 5-Проезду(Аврора). Дом напоминал казарму или тюрьму. Окна, как бойницы, но был оштукатурен и побелён. Он и с земли был своеобразным ориентиром.

    • насчет этого дома очень любопытно, по 2 ГИС назови что там сейчас находится

      насчет высоты — мужики: мне рассказывали эту историю в начале нулевых, спустя 50 лет после этой истории — какая у вас память будет через 50 лет на события очень интересно

      • Где-то, приблизительно, на месте дома 158 по Партизанской. А казался большим, потому, что вокруг были частные домики и деревья. Стоял тот дом, как бы не в створе улиц, а наоборот, усекая угол.

        • Там и был, только он числился по ул. Ясной.
          В 90-х годах первый этаж у него «ушел» под землю и жильцов расселили. Теперь, ровно на его месте, стоит 9-ти этажка.

          • как же на активном карсте 9 этажку поставили?

            а том дом, который старинный, когда примерно был построен и что там было?

  4. Судя по всему, вот этот четырёхэтажный дом. Между прочим его длина по фасаду под сто метров — заметно больше нежели у стандартной «хрущёвки».

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s