Там где пахнет семечками. Сказка на реке Самарка

Еще, когда впервые, 9 лет назад увидел, как красиво село Богатое в той ее части, которое выходит на реку Самарка, понял, что у этой картины должны быть свои художники.

Поэт и литературовед Георгий Квантришвили помог найти этого человека в сети. Его зовут Виктор Чаплыгин, по профессии он моряк, но яркие картины того детства, которое прошло у него на Самарке в Богатом сохранились с ним на всю жизнь. Поделился он ими и с читателями рунета:

— Родился я и вырос в селе с названием Богатое (бывшее Павловка).

Чем оно богатое? Может тем, что в селе большой маслозавод, от которого постоянно пахло жареными семечками и откуда многие, в том числе и мое семейство, привозили для отопления домов лузгу. А может село было богатое на зажиточных людей, у которых были коровы, огороды, сады с яблонями и знаменитыми вишнями- «кустарка» и «растунец». Это большая узловая станция. Наверное, по многим показателям название было оправдано. На самом деле оно получило название от инженера по фамилии Богатов,- он и строил станцию.
Село стоит на возвышенности , а внизу под холмами протекает река- Самарка. В мое время это была большая, полноводная река, с быстрым течением, с омутами и водоворотами. Берега ее были то отлогие- песчаные, то крутые, обрывистые. На той стороне реки сразу начинался лес. Это был лиственный старый лес- высоченные ольхи и осины вперемежку с дубами, меж которых  росли кустарники шиповника, дикой смородины, чилижник. Сразу под горой начинался пляж- сначала болотистая местность с лопухами, а потом песок, иногда после сильного ветра он превращался в дюны.

В селе был большой  парк. Весь в желтой акации, сирени, карагачах и кустарниках бузины и волчьей ягоды. Между деревьев протоптаны тропинки. В середине парка красовалась танцплощадка. Она была сколочена как палуба корабля- из длинных узких досок, по которым в воскресенье двигались в танце пары. Мы – мальчишки, пробирались посмотреть на танцующих, посмеивались над ними, и лазили под танцплощадку поискать закатившиеся монеты и почти целые окурки папирос. Парк начинался от райкома партии и заканчивался у кинотеатра. Весной здесь все благоухало запахами сирени, акации, шиповника ,и наполнено пением птиц .Летом под деревьями на скамейках можно было прятаться от жары. Дети гоняли по нему с утра до позднего вечера, играя в догонялки, войну и прятки. Осенью парк раскрашивался в разноцветье опадающей листвы, которая тихо  летела под ноги прохожим. Ну а зимой это была сама сказка- засыпанные снегом деревья и кусты, сугробы на дорожках и снегири с синицами скачущие по веткам.
Дом, где жила моя семья принадлежал моему деду и бабушке. Это был большой деревянный дом, построенный из дубовых бревен еще до революции. Он был одноэтажный, крыша покрыта крашеным железом. С наружи фасад был украшен резьбой по дереву, окна закрывались деревянными ставнями, а вокруг дома была завалинка. Внутри он был просторен. Пять комнат. Большая веранда, красивое резное крыльцо с улицы-парадный вход, коридор, из которого отдельные входы в две комнаты и  одна в наши три. В двух комнатах почти всегда были жильцы- бабушка сдавала их за деньги. У нее была домовая книга, куда она вела записи данных жильцов и их оплату.


ВЕСНА
Весна в моей памяти наступала с приходом Масленицы. К ней готовились заранее. Мы с мамой ходили во двор прокуратуры, где конюх Манит чистил и запрягал лошадку в сани,  клал  в них свежее  сено и солому. Все было так интересно. А дома мы из цветной бумаги делали цветы и ленты длч украшения лошадей и саней. И вот она русская Масляница!  Утром рано мы в конюшне, все нарядно одетые, садимся в сани и выезжаем к площади. А там уже таких как мы полно. И тройки и богатыри на конях, с копьями и мечами. Во всю торгуют блинами, чаем, наверное спиртными напитками, продают самодельные чашки, резные тарелки, ложки. Посреди площади столб-гладкий, лощеный- пытайся залезть на него чтобы достать с его вершины подвешенные сапоги! Это нелегко.
Наконец возницы выстраивают коней, мальчишки и девчонки и взрослые садятся в сани и.. под  звон бубенчиков и песни помчались …. Мне Манит дает пару править лошадью и я с удовольствием и гордостью беру вожжи и кнут и.. поехали! Блины на морозе с чаем вкусные и их съедаешь неимоверное количество. Хотя морозец и цепляет за щеки, но все равно уже пахнет весной. Крыша кладовой быстро нагрелась и это тепло компенсирует довольно пронзительный ветер, который пробивал пальтишки мальцов сидящих на крыше, насквозь и забирался за воротники. По небу несутся облака, казалось они прямо над головой. И небо – пронзительно синее и все это : быстрые облака, синь неба, холодный ветер – все  кричало о наступающей весне. Сугробы осели на оттепели. И уже не казались такими огромными как зимой. Талая вода начиналась с сосулек на крышах домов, потом выбегала из под сугробов, и, сначала тонкими ручейками бежала по проулкам, постепенно сливаясь в большие ручьи, которые уже мчались вдоль обочины проезжей дороги, шумно неся ледяную воду в реку. Ветки вербы покрылись первыми весенними цветами- пушистыми шариками. Дети в это время срочно делали лодочки, кораблики, кто из бумаги, кто из  дерева и  аккуратно поставив лодочку на воду ручья, бежали за ней вдоль ручья до тех пор, пока он либо не исчезал в устрашающем водовороте бурного ручья или водовороте, либо доставали его из под мусора , который образовал плотину .
Я любил вырезать кораблики из коры дуба. Она легко поддавалась ножу и формы корабликов были довольно любопытные. Главное было найти кору потолще и кусок покрупнее. На пути ручьев иногда растекались большие лужи- здесь можно было на лодочку поставить парс. До поздна мы лазили в резиновых сапогах по ручьям и лужам, только вечером возвращались домой, замерзшие, но полные впечатлений. Быстро подсыхала проезжая часть  дороги и некоторые смельчаки уже тащили на себе велосипеды, чтобы покататься. В весенние каникулы нас пацанов … устраивали работать на станции. Работа заключалась в том, чтобы мы выкладывали бровку насыпи крупной щебенкой. Мимо грохотали поезда, товарные и пассажирские, а мы смотрели на них , думая –вот хорошо им –едут себе далеко-далеко. За работу мы получали деньги- семь рублей в неделю. ( а работали часа три не больше). Это были довольно хорошие деньги для шестиклассника. Ведь тогда булка белого хлеба стоила 20 коп, мороженое -9 коп, кино -5 копеек, а велосипед ПВЗ-65 рублей. Утром мама будила меня, собирала узелок с едой и мы –ватагой собравшись вместе, топали по замерзшим лужицам на станцию, чувствуя себя настоящим рабочим классом.
Река начинала трещать- готовилась к ледоходу. И наконец, он наступал. Громкий треск колющегося льда возвещал о начале грандиозного зрелища- лед пошел! Все село выходило вечером, а выходные дни и днем, на берег Самарки. Красиво одевшись, семьями люди шли на реку смотреть как проплывают льдины, как они ломают старый мост у мельницы, оставляя только сваи.  И хотя эта картина повторялась каждую весну, новизны она никогда  не теряла. На льдинах иногда можно было увидеть и попавших в беду людей, которых сразу за мостом спасали, притягивая льдины к берегу баграми. Однажды мы видели целый дом с куском забора. Мы с друзьями в это время спускались к реке и на ее повороте- там где образовывался затор и течение замедлялось, прыгали на льдины и толкаясь палками, плавали на них, рискуя свалиться в ледяную воду. Но ничто нас не могло остановить.  Лед шел несколько дней. Постепенно просыхали склоны холмов сбегающих к реке, а сама она широко разливалась, аж до самого горизонта, превращая в острова близлежащие деревни, полностью заливая поля и леса, и только наше село , высоко возвышающееся над рекой, горделиво смотрело на это чудо природы, такое трагичное и величественное.
На склонах появилась первая трава и мы начали бегать по ней и играть в догонялки, кувыркаясь и пачкая коленки в соку травы. А вот и мать и мачеха – желтые цветочки – стрелочки- первые претенденты букетов весны. Постепенно сходила вода и река возвращалась в свои берега. Просыхали залитые водой леса и поля. И мы с ребятами стремились в лес. Там на небольших холмиках вырастали волшебные цветы- подснежники- ирисы. Это тюльпанного вида большие синие цветы на коротком  мохнатом стебле. Они встречались редко и потому были особенно дороги для подарка маме. Я любил уходить в весенний лес, идти по просохшим лесным тропинкам, задирать голову вверх и  искать взглядом, сидящих в ветвях деревьев, птиц. Находили березы, и сделав надрез на стволе ножем, подставляли баночки , чтобы наполнить их живительным березовым соком. А на лугах нас ждал проросший лесной чеснок, домой мы приходили все пропахшие его запахом и приносили по несколько пучков собранной зелени.  Устав от похода в лес, мы возвращались домой по дощатому мосту, наскоро сколоченному  плотниками на месте разрушенного рекой. Постепенно весенние дни становились теплее и вот мы уже идем в лес за ландышами. Эти маленькие колокольчики буквально засыпали молодой лес . Ну просто ничего под тонкими стволами кроме прошлогодней листвы и ландышей.! Запах пьянит и мы собираем огромные букеты. В эти дни у многих на подоконниках стоят белоснежные пахучие просто охапки цветов. Май врывается праздником Первомая… А потом маевка на полянах, где уже раскрыли свои желтые шапочки одуванчики. Нам ситро и пряники и мороженое в стаканчиках с палочкой, а взрослые по взрослому.
Приходит время сирени, черемухи, последней расцветает акация. И вот уже работает танцплощадка; «Выходил на каждый матч старый мяч футбольный..» -доносится из парка. В школе по субботам нас организуют на уборку парка и мы гребем листву граблями ,метем вениками в кучи , которые потом с удовольствием поджигаем и смотрим как горит огонь, глотая дым и вытирая слезы. Дома в это время я делал скворечник … Скворечник вывешивался мной на клен в палисаднике и через некоторое время у нас под окном вовсю пели скворцы. Вечером, после работы мама и бабушка прибирались во дворе, наводили порядок после стаявшего снега и льда, готовили место для выгула кур, а я помогал им и кроме этого на мне была чисто мужская работа- чинить забор и ворота. … Школьные каникулы весенние заканчивались, и мы бежали в школу. Пока не была выстроена новая школа мы учились в старой- возле реки. Древнее здание, двухэтажное. Широкий двор. Дорога к школе была вымощена камнем и была от наших домов по хороший уклон. В школу летели почти кубарем, а вот назад в горку было нелегко.
Наступали теплые дни, гремели первые грозы, после которых воздух был особенно чист и прозрачен, вовсю зеленела листва на деревьях, поднималась молодая трава- скоро лето. …

ЛЕТО
Ура! В табеле нет троек. Все довольны. Пришло лето- а с ним каникулы! Планов в голове –громадье. Но в июне скорее всего повезут в пионерлагерь на Волгу, а вот потом будет и рыбалка и купание на Самарке, и лес с его шумом и незабываемым запахом трав, кустов, цветов. Хотя конечно есть и обязанности-съездить с мамой на прополку картошки и бахчей, натаскать воды из колонки через дорогу. Лагерь- это отдельный разговор. Встреча с новыми друзьями врагами, новыми знаниями и многое другое. Помню одно – мы все плакали от расставания, когда закончился наш заезд, у костра на берегу Волги поздно вечером.
Все равно соскучился по дому, о бабушке, маме и конечно о друзьях. … Трава во дворе – лебеда, насыщенная влагой от дождей, выросла в сплошные заросли, мурова стелется ковром до самого порога. Эта картина умиляет и захватывает дух. Скорее в дом, бабушка привет, вот она и пироги испекла с луком, яйцами к моему приезду. Вечером к Сашке. Он никуда не ездил- работал дома, помогал родителям. У них большое хозяйство- гуси, куры, утки и свинья. …

Утро, только начинает светать, я встаю под крики пастуха, который собирает коров в стадо. Быстро собираю удочки, креплю их на велик, к раме проволокой, копаю червей на помойке, что то бросаю в сумку поесть, и вот уже мчусь по переулку к Сашке. Он уже ждет. Гоним к реке на мост, поднимая пыль, мягко летим по дороге, переехали мост и вот мы в лесу за хутором. Летим обдуваемые утренней прохладой по лесной, усеянной прошлогодней листвой , тропинке. Велики идут мягко, почти бесшумно. Кажется что скорость у нас огромная. Первый Ключик- пьем холодную воду их ручья и дальше на Чертов мост. Это бревно перекинутое через довольно широкий лесной родник, по нему нужно пройти с велосипедами осторожно, чтобы не упасть. Под бревном в чистой воде видим как резвится рыба- окуни, караси и даже щурята. Но мы знаем здесь они не клюют, что бы ты им не предложил. Наконец наше озеро- оно окутано паром, вокруг него непроходимые заросли ивняка, ольхи и каких то еще растений. Но среди этого естественного забора есть проделанные окна, выходящие прямо к берегу озера. Тихо ложим велики в траву, берем наживку и удочки и.. началась рыбалка. Почти с Сашкой не разговариваем. Вот первая поклевка- повело поплавок! Есть карасик! Так до обеда штук по 20-30 наловили. Но уже жара- солнце нещадно греет, ветра нет и спать очень хочется. Комары нас уже не так допекают как утром, им видимо тоже не нравится горячее солнышко. Клев прекратился. Сашка говорит- ну что пошли? _Да. Вылезаем на полянку, рыбу перекладываем травой, чтобы не пропала, обедаем тем что взяли с собой, обязательно делимся. Потом лежим долго на траве, глядя в небо. Полянки в лесу покрылись разноцветьем. Тут и голубые колокольчики и бардовые большие и кашка и многое другое. Пряный запах и тепло убаюкивают. Но нужно домой. Уже не так резво, как сюда мы катим свои велики. Усталость и лень уговаривают не спешить, но мы знаем что рыба может пропасть, поэтому только вперед. Бабушка или мама быстро вытягивают рыбу из сумки и жарят на сметане с яйцом. Ничего более вкусного не пробовал.
Другая рыбалка летом- на реке. Обычно мы уходили за Третий Ключик. И оттуда с диких берегов, не истоптанных коровами, с дикими песчаными пляжами, где никто, никогда не купался и не загорал, шли вниз по течению реки и ловили рыбу. Только наши босоногие следы на песке. Ловить рыбу на реке интересно и увлекательно. Тут и пескари на отмелях и язи под обрывами,  за ветками ив, и лещ на глубине омутов. Устало бредем в конце нашего пути вдоль берега, то по колено в воде, то мокрому песку. Рыба обычно ловилась небольшая, но много. Мы  ее насаживали на кукан из лески или проволоки и ставили в воду. Бывало и так, что у незадачливого рыболова весь кукан удирал, вырвавшись из песка. Это было ужасно обидно. На реке можно было и окунуться в  воду, далеко не заплывая, так как дна ты здесь не знаешь, да и течение очень быстрое, лучше не рисковать. Домой приходим затемно, с уловом, ноги еле двигаются, Но есть что вспомнить. Почти каждый день в каникулы ходим на речку купаться. На пляже мама и многие жители села загорают, а я поплавав немного иду с удочкой под обрыв- там на глубине где то 5 метров водятся жирные язи, подлещики и сопа. Но ловится почему то  одна синтя-она хороша на засушку. Потом в речку –нырять, плавать, до одури. И плюхаться в горячий песок, с синими губами, дрожа от холода. Недалеко от реки –за пляжем, много кустов. Особенно много чилиги. Мы с мамой часто ходили туда и срезали ветки для веников. Здесь иногда можно было встретить диких уток с семейством из малышей. Однажды мы нашли утят, у которых по видимому погибла мама. Пришлось их взять с собой. Много их мы выкормили и они выжили, но осенью улетели в дальние края.
Бабушка Саши- Поля, часто брала нас летом с собой на сбор земляники. Мы брали собой еду, бидончики, а она ведро и шли в лес на ту сторону реки- на Муравьиные поляны. Муравейники там и правда были огромные. Шли долго – километров 5-6. Полян было несколько и все они были усыпаны земляникой, спелой и не очень, но душистой и сладкой. Часа  3 мы собирали ягоду в свои бидончики, поедая при этом половину. А бабушка терпеливо собирала за это время целое ведро. Потом уставшие падали под дерево в тень и пили с жадностью воду(которую принесли от ключика), кушали и слушали всякие истории на которые бабушка Поля была мастер.
Летом буровики нашли нефть в Отрадном и Нефтегорске- недалеко от нас и началось строительство асфальтовых дорог- через село …и объездная –за селом. Мама пошла работать в Дорстрой машинисткой и я прибегал к ней посмотреть как идет строительство. А надо сказать это было огромное хозяйство- Асфальтобетонный завод, большое количество техники, которая шумела , рычала, гребла, копала, загружала. А еще возила щебень и асфальт.  Появился водопровод на смену колонкам, но мы продолжали брать чистую воду из них. Улицы осветились фонарями, а вдоль улиц появились огороженные палисадники, в которые посадили березки, карагачи , рябины. Сегодня эти деревья сомкнулись в вышине над дорогой. Пришли серьезные изменения в жизни села. Нам построили сначала одну школу, а потом и вовсе новейшую – современную, кабинетной системы, светлую и теплую. Уже не было в ней парт, а были столики и стулья. Через мост возвели большой бетонный мост, а старый больше не восстанавливали после ледохода. На его сваях мы ловили рыбу. Теперь на великах мы уезжали далеко –аж до Нефтегорска, разведывали новые места. Но все равно красивее наших мест- где есть река, лес, поля, озера и луга я не встречал.
….

ОСЕНЬ
О школе мы скучали. Хотелось встретиться с друзьями, рассказать как провел лето, узнать что они делали в это время .Да и было в этом понятии- школа, что- то таинственное, всегда новое, интересное, которое вкладывали в нас учителя. Листва на деревьях начала приобретать то красный, то золотистый оттенок Лес стоял пестрый и необычно красивый. И парк и улицы преобразились, стало как  то празднично и нарядно. Мы идем в школу. Если летом никто не заставлял вставать в 4 утра на рыбалку, то в школу в 7 часов уже вставать не хочется, и не потому что лень, а просто это дурацкая привычка. Но вот и завтрак, блинчики со сметаной, чай  и вперед. С собой 30 копеек на пирожки, за плечо сумка- планшет(это круто как сейчас говорят). Все в новой школьной форме, с букетами астр, георгинов для учителей, шум, гам, неразбериха. Постепенно все выстраиваются по классам и после пламенной речи директора, под веселую трель звонка – по классам. Первый урок после каникул. Тихо. Все слушают раскрыв  рты.  На следующем уроке терпение исчезает, все начинают перешептываться , смех. За что быстро получаем от учителя и все встает на свои места. За окном класса большие деревья, они выше второго этажа школы. Они только начинают желтеть. А вечером, сделав уроки на велосипед  и гоняем до темна. Но скорее бы воскресенье- ведь все мысли еще там в лете. В выходной можно уехать за речку в лес в сторону «Красного партизана». Там в это время после дождя пошли грибы- свинушки.  Утром с Сашкой берем рюкзаки и марш вдоль реки.Лес, где растут эти темно-желтые грибы- редкий, тонкий и высокий. Листвы внизу почти нет. Грибов уйма. Они рядом с деревьями, целые семьи. За час рюкзаки полные и мы домой. Ранняя осень теплая, днем как летом и только вечером прохладно. Рыбалка в это время уже нас не волнует.Появилось новое хулиганское увлечение – пугачи и поджиги. И если пугач из согнутой трубки с гвоздем на резинке-это что то нынешних петард, то поджиг- это уже боевое оружие.  С ними мы ходили в лес пострелять. Иногда эти игры заканчивались плачевно.
Постепенно лес и парк становились все более раскрашенными, а листья начинали падать .Когда в эту пору приходишь в лес и прислушиваешься к звукам, то шум падающей листвы повсюду. Как хороша эта пора. Еще днем тепло, солнышко греет заботливо землю, во всем какая то безмятежность и доброта. Это чувство осени я сохранил до сих пор в себе. Листва кружась падает на землю, в воду, бегущей , кажется тоже ласково и невозмутимо ,реки. Но к середине октября в природе что то меняется, становится холоднее, заморосили осенние дожди, и хотя солнце еще успевает погреть днем- вечером уже заметно холодно.
В это время наступает пора настоящих осенних грибов и мы по выходным идеи в лес за груздями, подосиновиками и подберезовиками. Грузди прячутся под листвой на опушках. Палочкой разгребаешь листья и вот они красавцы- белые грузди. Стоит запах прелой листвы и грибной. Других грибов маловато, но иногда попадаются огромные моховики, которые издали и не похожи на гриб. К сожалению, почти всегда они были червивые.  Озера стоят все засыпанные разноцветными листьями, которые ветер гонит то к одному берегу,  то к другому. Река холодная и купаться не тянет. Птиц что то не видно.
Ноябрь приходит праздником- День Революции. С утра по репродуктору праздничные марши и революционные песни, торжественные речи и репортаж с Красной Площади –парад. Улицы украшены красными флагами и транспорантами. В этот день бабушка и мама вспоминают деда, рассказывают о нем мне. Как он был в Петрограде в дни вооруженного восстания, как встретил там своего брата и уехал в свое село по революционному заданию. Деда помнили по доброму и соседи. Он в Гражданскую войну был в Чапаевской дивизии и и белочехи его пытались убить и бабушке руку покалечили- пытали где дед, это было в 1918 году.В общем знаменитый был у меня дед. Помню, что в Праздник Октября на кухне накрывалась красная клеенка, а на столе в зале стелилась белоснежная скатерть. Всегда в этот день бабушка готовила что то вкусненькое. Мы идем все на демонстрацию. Уже по утрам в лужах ледышки, а кое- где и наледь .Сразу после праздника наступали холода, шли дожди с мокрым снегом, а в конце ноября уже падал первый снег. Это событие всегда долгожданное но всегда неожиданное.
Просто просыпаешься утром- а на стеклах окон морозные узоры. Выскочил на улицу – а там все белым бело. Вот и зима.
ЗИМА
Это время года особенное. Мы – мальчишки и девчонки ждали его не меньше лета. Потому что и лыжи и санки и коньки- все это были замечательные развлечения. Зимы тогда были снежные, морозные. Снега наметало по окна, он засыпал входы в дома и по утрам мама и я чистили снег деревянными лопатами. Дорожки получались огражденными огромными сугробами. Вечерело быстро, а утром солнышко вставало поздно. Поэтому в школу мы шли в темноте.  Но несмотря на   мороз, на метели- вечером, после уроков  -на санки , на лыжи и с горок, в овраги по утоптанному снежному насту –вниз. До позднего вечера, уже в свете ночных уличных фонарей, мокрые, с налипшими ледяными кусками на варежках, мы возвращались домой. Валенки и варежки отбивались ото льда и ставились у печки сушиться, а штаны и пальтишки на спинку стульев и тоже поближе к печи. В печке горит огонь, варится на плите картошка в чугунке, тепло и уютно. Пальцы, сведенные от мороза, больно отогреваются прикосновением к печке. Что -то бурчит бабушка, а мама бегает то в коридор, готовя кушать, то в кладовку за лузгой- топить печь.
Мне очень нравилось просыпаться морозным утром в воскресенье, видеть на окнах узоры, как будто из другого мира, раскрашенные багрянцем встающего солнца. Просыпаться то просыпаться, но вот вылазить из постели не хочется. В доме еще холодно, за ночь тепло ушло. Мама топит печь, бабушка ругается и приходится вставать. Быстро оделся, что то кинул в рот пожевать и на чистку снега. Потом принеси воды из колонки, вокруг которой целая гора льда, так что и подойти трудно. Наконец вроде все дела сделаны- бабушка дает завтрак и ты свободен.  Что на это раз? Наверно лыжи. Хорошо что дядя Сережа прислал из Ставрополя на Волге –лыжи, крепления, костюм спортивный. Даже шапочку лыжную. Намазал лыжи по температуре мазью и вперед. Мест для катания полно. И овраги и лыжня за рекой и яма на окраине леса. А также горка к нижней школе и склон за больницей к реке. Речка, замерзшая на глубину сантиметров на 20 –стала естественным мостом ,и я легко пересекаю ее, почти на лету. Лыжи бегут, скользя по свежему невысокому снегу. А вот и яма. Народа полно . Яма – диаметром метров сорок и глубиной метров десять. Здесь можно и себя показать и на других посмотреть . Летишь по краю ямы спиралью, потом на невысокий трамплин. Прыжок и почти вылетаешь из ямы. Наверх «елочкой» или «лесенкой» . Хвастаюсь- почти бегу вверх.  Потом на лыжню и вглубь леса. Здесь красота. Деревья в снегу, особенно красивы посадки из молодых сосен, все как  в сказке  «Морозко». Можно ненадолго остановиться и по сугробу подойти к кустам шиповника. Грызешь большие ,замерзшие красные ягоды, главное не съесть семена- они мохнатые и противные. А сами ягоды мясистые- тают во рту и сладко кислый вкус заполняет рот.
Каток заливали на стадионе, но мы в основном шли на речку, сами расчищали лед. Коньки были –« снегурки» и редко у кого «дутыши». Для хоккея клюшки мы делали сами. Тогда купить их в магазине было нереально. Шли в лес, топором рубили ветку, изогнутую под углом и потом дома тесали ее. Делали плоской и вот тебе клюшка. Да здравствует хоккей.  Зимой были оттепели-иногда шел дождь а потом ударял мороз. И улицы превращались в каток. Тогда коньки становились для ребятни средством передвижения.  Представляешь- ты от дома катишь в магазин за хлебом, или в лавку за керосином. И обратно. В магазине ругаются что ты портишь пол, а с керосином просто опасно. Но так было. Но самое любимое занятие зимой после школы и сделанных уроков- это толкаться с горок. Горки из снега сгребали бульдозеры, чистившие улицы. На обочине дороги появлялись довольно высокие кучи снега. Делимся на две команды. Одна залазает на снежную гору и обороняется, а вторая атакует и сталкивает первую с горки. Так продолжалось  до темна. Помню я всегда выстаивал до конца и свалить меня было почти невозможно.  Усталость приходила уже дома, когда не хотелось кушать, мыться, хотелось только спать.  Но вот скоро Новый Год. В школе готовились капитально. Украшали класс, развешивали разноцветные флажки, картинки. За елкой шли в лес, брали большие санки, топор- нам разрешали. По колено в снегу топали к посадкам с соснами и там выбрав подходящую, помеченную лесником для рубки- рубили и на санках везли в школу. Домой мы с Сашкой также рубили в лесу сосны, но это уже было нарушением- мог поймать лесник. В школе Новый Год праздновали 30 декабря. Готовили сценки, разучивали роли, пели, водили хоровод. Сказка есть сказка и вот и дед  Мороз Снегурочкой-похожую на Старшую Пионервожатую. Зажигалась Елка и получали подарки- в пакетах конфеты и печенье. Особенно нравились в разноцветных бумажках длинные леденцы.
Кроме этого Елка стояла на центральной площади села, украшенная игрушками и разноцветными лампочками. Мы брали санки и шли вечером к ней- у взрослых было все по взрослому, а мы катили от площади по  улице вниз метров 400 до больницы. Дорога была укатана тракторам и санями и полозья скользили по ней, давая возможность с ветерком мчаться с ветерком. Были еще специальные катательные приспособления, мы их называли почему то аэросани. Это толстый металлический пруток, согнутый дугой пополам, так чтобы на его два конца- полозья можно было становиться ногами, а за дугу держаться. Были и довольно большие такие сани- на них умещалось до десятка мальчишек и девчонок. Разогнались и с визгом вниз. Первый сидя управляет санями. Часто в конце вся компания падала в снег, не сумев удержаться на повороте. Дома Новый Год был тихим праздником. Елку мы украшали всей семьей. Игрушки досих пор сохранились с тех времен, в основном шары, домики, зайцы и снегурки. Дождик был из разноцветной фольги, маленькие лампочки были раскрашены разноцветными красками. На вершине горела красная звезда. Подарки под елку ложились недорогие, но все равно это было тайной и загадкой, поэтому было приятно их достать . Мы ходили в гости к друзьям, и к нам заходили гости, были угощения и игры.

Каникулы были долгие зимой и мы успевали накататься вдоволь на лыжах,   санках и коньках. Нравились метели с пургой., когда метет так, что глазам больно. А ты одеваешься тепло и устраиваешь во дворе в глубоком сугробе норы, там нет ветра, тепло относительно и играем в Снежную Королеву .Зимними вечерами хорошо читается, сидя у печки, фантастика и приключенческие книги, и под хруст тонких сухариков, поджаренных на раскаленной плите, книжка быстро заканчивается.
Конечно зима интересна и зимней рыбалкой. Не часто, но мы с ребятами ходили на такую рыбную ловлю. Мыли мотыля на озере Сызганка, делали зимние удочки. Сами отливали мормышки. Одевшись в теплые тулупчики, в валенках с калошами, шли на речку и часами сидели у проруби, которую пробили сами пешней, или воспользовались готовыми, которые взрослые уже оставили. Ловились маленькие окуни и сорожки.

В зимнее время я делал как и многие из нас , кормушки для птиц и развешивал их на деревьях в палисаднике. В корм шли зерно и крошки хлеба. Птицы прилетали не сразу но через час, другой у кормушек паслись и краснобрюхие снегири и быстрые желтопузики синицы и воробьи. В сильные морозы я видел как птицы в саду ныряли в сугробы, спасаясь от холода и там сидели до потепления.

прочитано здесь

 

 

6 responses to “Там где пахнет семечками. Сказка на реке Самарка

  1. У родителей пару лет в 75-77 были бахчи возле Коноваловки. Так именно такие берега помню у Самарки!

  2. Спасибо! Красивые места и прекрасные воспоминания! На Прозе вообще много интересного можно найти про разные уголки СССР, я её называю энциклопедией народной жизни.

  3. Как краевед и житель Богатого скажу, что названия жд.станций давались по названиям населенных пунктов. с. Павловка возле, которого появилась жд. ст. Богатово, имело первоначальное и второе название «Богатый умет». О инженере Богатове и о его причастности к возведению станции «Богатово» возле Павловки отсутствуют. К тому же все станции Самаро-Оренбургской жд были типовыми, в архитектурном плане различалишь лишь станции 1 и 2 классов, станции 3 и 4 класса были идентичными. Например жд. ст. Богатое, жд. ст. Марычевка, жд. ст. Неприк, жд.ст. Колтубановка — 3 и 4 класса были близнецами.

  4. Читал у вас про ботков, но ничего про них не могу рассказать, среди населения Богатовско района такой этноним не употребляется. Если он и существовал, то скорее всего как уличная кличка и прибыл к нам с переселенцами, как кличка определенной группе людей. В определении кто такие ботки нужно обращаться этнографам. Село Печинено к примеру у нас называлась Самодуровка, а тамбовцев дразнили голодными овцами: «Тамбовцы — голодные как овцы». )))

    Акульшин интересная и непростая личность, не стал бы его записывать во врагов и предателей, выживал как мог, при этом зная, что на родине его ждут в лагерь с распростертыми руками. Уже до войны у него были не простые отношения с советской властью, о которой он довольно свободно высказывался. В школьном музее его фотография висит среди выпускников павловской школы.

    В распоряжении музея есть его довоенный дневник с воспоминаниями о малой родине. А сам я год назад выкупил электронную версию его книги «Далекое и близкое» 1952 года, изданную в Сан-Франциско, в которой описывает свои детские воспоминания о Виловатом, родителях, сельских жителях. Даже упоминает местного купца Василия Тихоновича Прохорова.

    • у меня тетка оставила аудиозапись и она там говорила про ботков в Грачевке Кинельского района, поскольку они еще жили на Кутулуке до сих пор кто-то живет в селе Григоревских, думаю весь это район ботковским был и мои предки по отцу скорее всего имели к ним какое-то отношение — они не были крепостными, хотя Грачевка была помещичьим селом и они очень хорошо ориентировались в Мало Малышевском лесу

      а воспоминания про Виловатое где-то размещены?

      насчет Акульшин я понимаю, что он выживал, но он не просто выжил но и преуспел по своему

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s