Как городских депутатов мэрия Самары с могилой Шенкмана попутала

останки Шенкмана передают Воронежу — Самара здесь не стояла

Когда писал про могилу погибшего Матвея Шенкмана — первого директора Куйбышевского Авиационного завода и про так останки этого человека похоронили 22 июня 2018 года в Воронеже, а ухаживать за его могильным памятником в Самаре (!!!) принялись люди из руководства нашей Думы, честно говоря думал, что хотя бы из любопытства позвонят господа депутаты.

Узнают что и как.

Однако позвонили не они, а высокопоставленные офицеры запаса и в двух словах поинтересовавшись, что с останками Шенкмана сами стали мне рассказывать, как на кладбище изымаются места, которые когда-то были зарезервированы для упокоения фронтовиков. Хотя и так эта площадка крошечная.

Однако требует продолжения и история руководителя Куйбышевского авиационного завода. Люди звонят и спрашивают, правда они не депутаты.

А история эта такова.

Дарья Муромова

Для начала использую переправленный мне рассказ ученицы Самарского университета Дарьи  Муромовой, которая в прошлом году оказалась среди тех кто коснулся этой темы

….. Правительство тут же отреагировало на трагическую новость: сообщение о смерти Матвея Шенкмана опубликовали все центральные газеты, семье директора была назначена пожизненная денежная компенсация… в разгар войны, когда положение страны было шатко, Сталин приказывает установить бюст Шенкмана на центральной площади завода. Он и сейчас стоит – величественный и независимый, каким был сам директор.

Тут уж непроизвольно встает вопрос о месте и состоянии захоронения легендарного Матвея Шенкмана и его экипажа. А говорить до недавнего времени об этом не приходилось – могилы потеряны. … «Время было темное, военное. Сколько безымянных могил до сих пор раскидано по всему миру. Вот и с Шенкманом случилось, видимо, так же. Похоронили, оплакали и потеряли. …

73 года прошло со смерти Шенкмана. Его жена и дочь-инвалид в 1950-х эмигрировали в Израиль. И не осталось никого, кто мог хотя бы попытаться отыскать потерянную могилу. Но спустя столько лет, моя семья совершенно случайно (в 2015 году — ИК) обнаружила эти пропавшие захоронения. Оказалось, они находятся через линию от могил наших предков. Вот так поразительно и удивительно – столько лет мы ходили мимо и не замечали… целый экипаж надгробий. Они в ужасном состоянии. Ощущение, что к ним после войны так никто и не приходил. Все поросло могучими деревьями, травой, а некогда симпатичные лавки для навещающих сгнили и сломались. Но парадокс: ни одно надгробие не разрушено, а монолитная государственная ограда сохранилась в первозданном виде.

Я сделала запрос на завод, чтобы узнать, того ли Шенкмана мы нашли. Но сомнений почти не было – все совпадает: год рождения и смерти, количество людей экипажа рядом. И завод подтвердил эти данные. … Теперь судьба этих «воскресших» людей в руках завода. Я была удивлена столь оперативной реакции руководства – меньше месяца потребовалось рабочим, чтобы облагородить могилы и прилегающую территорию. Ограда и надгробия заново покрашены, а маленькие лавочки отреставрированы. Старые нависающие деревья и кустарники, которые не давали пробраться к месту, затеняя все вокруг, вырублены. Вместо них уже на следующий год все будет засеяно молодой травой. Теперь там просторно и светло. …

Аркадий Соларев часто награждался руководством региона за лучшие публикации

Как видите — ни Дума, ни городская администрация Самары никакого отношения к тем могильным монументам, которые находятся на кладбище Самары в 2018 году не имели. Их нашли и восстановили горожане и завод.

Но это не все.

После того как останки куйбышевцев были найдены в 2017 году на Урале — их разместили в ближайший монастырь и начали дальше решать что с ними делать.

Причем руководитель поискового объединения „Соболь“ Александра Ванюкова еще в конце зимы 2017 года говорила самарским журналистам, что если Самара не почешется, то поисковики отдадут кости Воронежу. Так и случилось.

Однако сначала была переписка между родными Шенкмана, живущими в Штатах и мэрией Самары.

Первоначально в апреле 2018 года мэрия Самары ответила Социальной Газеты. что оснований для перезахоронений найденных останков Шенкмана у нее нет (хотя первые могилы уже были найдены).

Потом же было и наследников Шенкмана в мэрия Самары.

От 15 мая прошлого года.

Главе администрации городского округа Самара

ЛАПУШКИНОЙ Е.В.

Уважаемая Елена Владимировна!

 

Я, Грегори ( Григорий) Янкелович, проживающий в Сан — Франциско, являюсь внуком директора авиазавода №18, от которого ведет свою историю Куйбышевский авиазавод, М.Б. Шенкмана, генерал-майора инженерно-технической службы. Часть останков моего деда, погибшего в авиакатастрофе под Нижним Тагилом 12 мая 1942 года,  захоронена на городском кладбище Самары. За последние три года поисковики Свердловской и Самарской областей нашли на месте катастрофы еще много останков, в том числе и моего деда вместе с его орденом Ленина. Сейчас они хранятся в одном из монастырей Нижнего Тагила.

Но, согласно всем человеческим законам, они нуждаются в захоронении. Поэтому я обращаюсь к Вам с просьбой организовать перевоз этих останков в Самару и подзахоронение их в уже существующий мемориал. Там есть один обелиск, под которым нет могилы. Вот под него и можно подзахоронить останки и моего деда, и членов экипажа.

Как видите и родные Шенкмана знают, что часть захоронений является пустой. Но у дальнейшее всем уже известно — несмотря на то что директор  городского кладбища говорил журналисту «Социалки» Аркадию Солареву, что он все сделает торжественно и совсем бесплатно, властям богоизбранной Самары было видимо плевать на все это.

Шенкмана вспоминали в Воронеже

Тогда поисковики вспомнили, что члены комиссии при обследовании места падения самолета обнаружили шесть сильно обгоревших и покалеченных тел. Фрагменты тел, как следует из документов, перевезли в Куйбышев. Захоронили на центральном кладбище, оплакали и… потеряли. Во время войны место захоронения было утеряно и обнаружено случайным образом уже в 2015-м году. В наши дни стало также понятно, что человеческие останки были переправлены в Куйбышев лишь частично, если были переправлены вообще. Удаленность места авиакатастрофы от населенных пунктов, снег в горах, обстановка военного времени – все это ставит под сомнение информацию о транспортировке тел.

В Воронеже же вопросы, связанные с подготовкой захоронения Шенкмана и его товарищей были решены на уровне областного правительства. Руководитель поискового объединения «Дон» Михаил Сегодин: «Матвей Борисович Шенкман навечно вошел в историю. Он был настоящим руководителем, непререкаемым авторитетом не только для каждого работника авиазавода, но и для всей страны. Поэтому захоронить его нужно достойно». 

В Воронеже сразу было принято решение, что останки погибших в авиакатастрофе будут захоронены в братской могиле на территории «Музея-Диорамы» (Ленинский просп., 94) вместе с останками бойцов РККА, обнаруженными поисковиками объединения «Дон» в Воронеже в прошедшем году. Туда они в итоге и легли.

Зачем депутаты Самары подняли тему захоронения Шенкмана и других сотрудников авиазавода, которых наш город в прошлом году не стал хоронить — непонятно. Еще более непонятно, почему мэрия Самары не поставила в известность руководство Думы Самары о своих делах относительно этого самого захоронения.

Но то, что произошло — очень некрасиво, если не сказать больше, а Воронеж стал местом пристанища неугодных для мира толстых кошельков. Сюда в 1991-м привезли памятник Черняховскому с его могилы в Вильнюсе, теперь Шенкман, от которого отказалась Самара.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s