Потеря 2018 года. Мать.

8 марта 2018 года, температура стоит уже 3 недели

Весной 2017 года, когда узнал, что у матери последняя стадия рака договорился с вице-премьером Александром Фетисовым (наши матери работали вместе около 20 лет), что в момент обострения болезни он навестит ее и вручит памятную медаль, все-таки мама имела прямое отношение к созданию ракетного щита СССР. Это, по моему плану, должно было дать ей немного сил в борьбе с недугом, мобилизовать в ней какие-то внутренние ресурсы, поддержать человека. В этом году понял, что все наши проекты, которые мы строим из лучших побуждений, ничтожны по отношению к природе — развитие заболевание просто опрокинуло все расчеты.

Сначала в феврале у матери началась постоянная высокая температура, онкологическая 39-40, сбивать которую удавалось только на время, затем пришел токсикоз от температуры, потом, когда повез ее на обследование в онкоцентр, она там еле осталась в живых — привыкнув к постельному режиму ей было трудно выдержать двухчасовое путешествие в коляске по разным кабинетам и этажам.

Потом, когда в марте мы положили ее в отделение паллиативной медицины на Управе у Анны Дубасовой и там ей сбили температуру, мы вздохнули. Ведь в чем особенность человека — он всегда рассчитывает на лучшее и также было здесь, даже зная что это рак, в душе надеешься на медицину, что она сделает та,к как было раньше.

Однако хорошо было только две недели, тогда мы приезжали к ней всей семьей и даже смеялись в палате над каким-то шутками, однако на третью неделю мама начала отключаться — она могла проспать весь день и забыть покушать, она стала забывать, как пользоваться сотовым телефоном, когда мы к ней приезжали — она засыпала при нас. А самое важное — она стала умолять нас забрать ее домой и рассказывать какие-то истории из страшных снов наяву.

Домой мы ее привезли в апреле — в солнечный день и поднимали на свой этаж с табуреткой, на которой она отдыхала на каждом пролете.

Когда забирал ее в больнице — спросил медиков — сколько по их мнению она может прожить? Мне ответили, что майские праздники пройдут без проблем, лекарства, которые она получила, должны вытащить ее. Медсестры, а она их там учила вязать на спицах, обещали даже навестить ее дома.

Однако потеря ею памяти началась буквально через неделю, в уходе за бабушкой активно участвовал мой старший сын, жена — даже не знаю, чтобы я делал бы один, без помощи своих близких людей. Кормили ее бульонами с ложечки. Тогда же к ней приехал проститься младший брат, которого она воспитывала после смерти отца и матери.

Затем начались отключения, когда она приходила в себя, я спрашивал — что у тебя болит мама, она только качала головой — ничего. В один из дней позвала обоих внуков и жену — о чем-то поговорила с ними, мне же даже стало обидно — про меня забыли…

Однако потом, когда первая бригада скорой помощи — молодые ребята — вытащили ее из забытья, утром она позвала меня к себе и сказала, давай обнимемся, я так соскучилась по тебе… Это было последнее наше общение и хотя у меня опять забрезжил луч надежды, что все нормализуется — эта болезнь течет только в одном направлении. Она забыла свою фамилию по мужу и вдруг стала подписываться девичьей. Матери становилось хуже каждый день, она пребывала в бессознательном состоянии и только уголки губ, когда мы поили или кормили ее бульоном, показывали, хочет она еще пить и есть или нет.

А потом наступило 4 мая, я отошел в этот день, в больницу, когда вернулся домой — ее уже не было в живых.

Что еще — с похоронами помог Александр Фетисов, который во время всей болезни говорил мне — не торопись, только не торопись, а когда начал собирать ее друзей на поминки, то как и следовало ожидать большей части из них уже не было в живых, другая часть, как мама Андрея Кислова, учившаяся в с ней в одном классе сами еле-еле двигаются, хотя потом пришли даже те люди, которые не видели ее сто лет и общавшиеся с ней по телефону как Валентина Гусева (она работала с матерью в одном заводском техникуме). Пришел и человек, давший мне путевку в жизнь — бывший завкафедрой КуИСИ Александр Муморцев. Пришло много племянников, уже взрослых, состоявших мужчин, родных, друзей.

До 40 дней после смерти, на самом деле было ощущение, что мама где-то рядом, а потом мы родные постоянно интересовались друг у друга — не приходила ли она к кому-то во сне? Нет, не приходила.

Говорят, это означает, что ее душа там спокойна.

Кондратьева Иза Вячеславовна, педагог технических дисциплин, 1932 года рождения — ее мама бухгалтер завода им. Куйбышева назвала ее так в честь какой-то Изалии — героини кино 1930 годов, не дожила до своего 86-летия 34 дня. Она пережила своего отца-фронтовика на 66 лет, мать — жертву ядерного взрыва в Тоцком на 58 лет, моего отца на 21 год.

Ее самой большой мечтой, к сожалению не сбывшейся, было отвести на ручку младшенького внучка Даниила на 1 сентября 2018 года в 1 класс.

8 responses to “Потеря 2018 года. Мать.

          • прочитали ей уже? маму похоронили на Безымянском кладбище, рядом с ее отцом, берегите свою маму

          • Да,я маме сообщил.Искренние соболезнования от мамы и от меня

          • извините что не сообщил — обзвонил по всем телефонам которые у мамы нашел, видимо ваш он где-то в другом месте был записан

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s