Позывной — «Ира». Ее рекомендаций боялись чиновники.

Галина Сущева

К 100-летию Самарского государственного медицинского университета

(актуализирую некоторые посты блога, сегодня в преддверии юбилея отдельные вещи в них звучат очень свежо)

В капитализм Россия входила по-разному. Большинство ее граждан шло за пропагандой, которая обещала всем сестрам по серьгам, а меньшинство искало «черный ход». Когда можно было, не производя, перераспределять то, что сделано другими.

Так, в колыбели местного капитализма – ныне разрушенном Доме молодежи Самары в мае 1991-го была зарегистрирована фирма «Звезда». Предприятие Союза ветеранов Афганистана ВАЗа. Фирма для пропуска в счастливое будущее, взявшая два «золотых» слова — ВАЗ и «афганцы». Первое из которых означало дефицит, а второе — доступ к нему.

Организованные ветераны Афганистана — стали первыми в новой истории России участниками боевых действий, которые получили доступ к перераспределению национального богатства страны. Такого не было в СССР у ветеранов Кореи, Кубы, Вьетнама и уж тем более Великой Отечественной. Когда молодежь жила и умирала согласно той личной свободе, которой, якобы, не хватало всей стране. Сами люди были способны на поступок. А мародеров ждал трибунал.

Сущева перед школьниками

В 1980-ые, когда кавалер ордена Славы III степени, ордена Отечественной войны II степени и ордена Красного Знамени, профессор Галина Сущева консультировала в больнице Куйбышевского Обкома КПСС она столкнулась с тем, что по ее мнению выглядело как полный абсурд — высокие руководящие товарищи, которым она после перенесенных инсультов советовала сменить работу или выходить на пенсию, приходили в ужас от ее рекомендаций.

Ей, первоклассному специалисту и фронтовику, не раз глядевшей в глаза смерти, было непонятно такое отношение к собственному здоровью. Зато многое прояснило в сути происходящего в этой стране. В которой несменяемые власть имущие держатся за свою кормушку до смерти. Тогда это знание о великих мира не подорвало ее душевного оптимизма. Сохранившемуся во многом благодаря ученикам, которых и потом у Галины Петровны было великое множество. В разных медучреждениях Самары. И которым долгие годы было чему учиться не просто у заслуженного профессора, а у человека знающего цену жизни и свободы. За которые она воевала в том возрасте, в каком сегодня многие девушки не знают ничего. Кроме ближайшего точек для шоппинга.

В Куйбышев Сущевы попали в 1939-м. Из города Ленинграда. И здесь осталась — отцу завкафедрой, незадолго до этого открытого объединенного Политехнического института, дали квартиру в доме вуза на Вилоновской, а Галя училась в одной из лучших школ города — № 6. Там девушка изучала любимые точные науки.

Елизавета Березанская

А дальше — 22 июня 1941-го. В тот день каникул, школьники сами собрались во дворе Alma-mater и решили, что у них началась своя война с Гитлером. Личная. Девушки пошли на вечерние курсы медсестер и стали работать в госпиталях, а ребята заделались рабочими, помогавшими сгружать оборудование прибывавших эвакуированных заводов. Хотя и школу никто не бросал. А в ней после эвакуации появились новые педагоги из Московского университета. Например профессор математики Елизавета Березанская

Эта легендарная женщина дала ребятам не только знания, но и жизненную мудрость. Особенно, когда после окончания школы в 1942-м все решили пойти работать на оборонных заводах. Вот тут математик и подсказала юным, что, война, когда-нибудь кончится, а потому профессию надо выбирать так, что и завтра будет жизнь продолжаться.

Генерал-лейтенант Илья Виноградов, начальник разведотделов штабов Юго-Западного, Сталинградского, Донского, Воронежского, 1-го Украинского, Белорусского, 1-го и 2-го Белорусских фронтов (1941-1945 гг.)

Хотя понимание ее оптимистической ценности приходило к молодым и по-другому. Во время Сталинградской битвы в 1942-м году в Куйбышев по Волге приходили плавающие госпиталя, эвакуировавшие раненных из самого пекла. Тогда медсестренкам особенно трудно было летом, когда у прибывавших солдат на ранах были уже черви.

Окончив школу многие ребята ушли в военные училища, а девушки, выучившиеся на медсестер подали заявления на фронт. Осенью 42-го Галю с подругой вызвали в военкомат и предложили учиться дальше. В спецшколе, на радисток. Так девушки попали в Сормово, в 40-й отдельный запасный радиобатальон. Где экс-школьниц готовили к работе в разведке.

После учебы девушек сначала оставили при школе. А потом в Москве Галю заметил генерал-лейтенант Илья Виноградов, начальник разведотдела Воронежского фронта, и забрал к себе.

станция Ворожба

В июне 1943 года разведчица была уже на первом задании, в тылу у немцев. Перед Курской дугой она в прифронтовой полосе должна была отслеживать транспортные потоки противника. На украинском ж/д узле Ворожба в Сумской области. Где Гале надо было обосноваться.

Однако все просто на бумаге — в разведшколе агентурную подготовку девушкам не давали, а после заброски выяснилось, что наш резидент у немцев спрятался так, что его не нашли не только немцы, но и свои. Залег в примаках у местной молочницы.

А именно у него были деньги — настоящие немецкие марки, которыми снабдили группу. Да, даже с экипировкой не все было просто — костюм на весившую 42 кг девушку с трудом нашли, а вот на ноги пришлось одевать кирзовые сапоги (туфли были у резидента). Хотя при таких габаритах 18-летней Гале надо было еще тащить на себе две сумки с рацией и батареями (всего 18 кг).

Сбросили разведчицу неудачно — в 200 км от Ворожбы. До которой ей пришлось добираться месяц. Без денег, еды, компаса, с одной картой. По ночам. Хотя по прибытии Гале повезло — измученная девушка пожаловалась сердобольному герру коменданту, что эвакуируется с немецкими войсками из самого Харькова. Бежит от Советов. Выбилась из сил, родственники погибли. И фриц устроил ее переписчицей в управу, на квартиру и дал талоны на питание в немецкой столовой, а потом еще и интересовался при встречах. Как, мол, дела, фройлян Мария?

Тогда первый раз в жизни Галина Петровна поняла, что враг он бывает разным, а не только как на плакате. Хотя было и зверье. От которого Сущеву полгода прятали на втором задании, на Украине ее хозяева — многодетная семья. Это случилось, когда повредив ногу при приземлении, девушка зашла в первую попавшуюся хату. И увидела там пять детей. А вообще тогда она осталась жива только потому, что ей везде помогали жители. Простые люди, которые принимали для себя такие же решения, как и она, солдат. Так было в границах СССР, лесах Польши и Чехии.

Хотя «за бугром» все было несколько иначе. Начиная с «баксов», которыми снабжали разведчиков в штабе фронта. В Польше местные партизаны за нашими следили, а воевали они чеченцы в 1990-х годах — брали оружие ночью, а днем были законопослушными гражданами.

В Польше наши разведчики оказались в декабре 1943 года. Всего в десантную группу входило 12 человек. При приземлении один разведчик сломал ногу. По приказу командира отряда Галина и другой партизан остались с раненым, а остальные ушли на выполнение задания. Потом крохотную группу ожидала новая беда: от ненастной погоды у напарника радистки началось воспаление суставов, и он не смог ходить — теперь на  ответственности девушки оказались двое товарищей, и надо было иметь очень большое самообладание, чтобы в невероятно трудных условиях, без всякой помощи со стороны спасти их жизни.

Катынь не испортила отношение поляков в разведчикам

Прежде всего, ребят следовало кормить. Галине пришлось нарушить инструкцию и пойти по селам в поисках пищи. Появление русской девушки не осталось незамеченным. И хотя события происходили уже после того как немцы рассказали полякам о расстрелах в Катыни, во всех окрестных польских селах «русскую паненку» встречали как старую знакомую. Немцы о партизанке так и не узнали. Местные стали предупреждать Галю. Паненка, туда, мол, не ходи. Немцы. Поляки оказывали партизанам помощь и в разведывательно-диверсионной работе. Выхаживать товарищей пришлось больше месяца и здесь девушке пригодились знания, полученные на курсах медсестер в Куйбышеве.

Кстати, не ударили лицом в грязь поляки и после того как этот район освободили. Со своей деловой хваткой они начали подпаивать солдат-освободителей. И скупать у них оружие.

В конце войны фронтовых разведчиков перебросили в район Чехии на границе со Словакией и Польшей. Тут они сумели наладить отношения не только с партизанами, но и с частью деловой элиты. Дававшей ценную информацию. В Чехии Сущева занималась разведкой 9 месяцев. И пережила трагедию. Когда немцы уничтожили чешских коллег по Сопротивлению – большую семью Каррасов. Близких друзей. Хотя чехи навсегда остались родными людьми для Галины Петровны, побывавшей на местах своих боев в Бескидах и потом в 1970-ые годы.

Бескиды (Чехия)

После окончания войны старшему сержанту Сущевой предложили. Мол, давай дальше по линии разведки. Мы из тебя Матэ Хари сделаем. А она сама рвалась домой, к отцу. Связь, с которым у нее оборвались еще в 1942-м. Он вообще не знал жива она или нет. А потому, когда дочь объявилась в Куйбышеве он не захотел ее отпускать учиться в московское Баумановское училище. Которым она грезила. Дескать, неужели здесь негде знания получить? Пришлось Галине профессию, приобретенную еще в школе вспомнить и в мединститут поступать. Где она не просто была фронтовичкой, а Сталинской стипендиаткой. Отличницей. Получавшей аж 75 рублей. Хотя после войны молодым денег всегда было достаточно. Они просто сочетали свои запросы с возможностями. Жили не особенно хорошо, но никогда не нуждались. А как было здорово на студенческих пирах, когда стол украшали картошка и селедка! И была убежденность, что страна — это родное. Эта же духовная связь была и между людьми. Вся группа дожидалась в конце 1940-х, когда экзамены сдавал последний школяр. И прямиком за Волгу. На лодках.

После вуза медицина стала родной для Галины Петровны на всю жизнь. Институт, Клиники, больница Калинина, Пироговка и ученый совет по защитам, в котором ее за дар красноречия прозвали «нашим Цицероном».

Еще о Галине Сущевой школьная журналистка Кристина Грачева

Реклама

8 responses to “Позывной — «Ира». Ее рекомендаций боялись чиновники.

  1. Вот только про то, что Катынь устроили мы, писать не надо — это неправда.

  2. Игорь. не в тему, но мне такое письмо про Прогресс скинули «по заводу идут массовые сокращения, причем молодых специалистов. но президент говорит что у нас не хватка специалистов. людям не куда идти, работы нет. хоть иди на рынке работать! тогда для я и мои знакомые учились на технические специальности?!
    от куда то сверху пришел приказ сократить 5 тыс. человек до марта. а у молодежи ипотеки и т.п.(поговаривают что это все для приватизации, а в дальнейшем распродажи завода) профсоюз тише воды ниже травы! хотя именно он должен отстаивать наши права.
    вообщем если сможете расскажите об этом в эфире (может кто поможет). как ни как мы столица космонавтики, и это последний государственный завод в Самаре.» Помню ты не так давно чего то писал про Прогресс. Ничего не знаешь об этом?

    • Денис, я криком кричал в ноябре об этом — предупреждал несколько раз о том, что впереди жесть
      Прогресс Москва присоединяет к Хруничева
      сокращения + оптимизация + моторы утащят в Москву (долги Хруничева закрывают самарскими бабками)
      это перед приосединением к Хруничеву
      насчет эфира надо думать

      ИМХО что после президентских придет беда, а тут даже ждать не стали
      эх уроды конченные

  3. Поправочка. 6я школа тогда находилась угол Фрунзе и Красноармейской.

  4. В1979 я сдавал экзамен по невропатологии этой героической женщине — доктору наук….

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s