Она жила в доме Коминтерна, а потом лечила самарцев

У этой женщины жизнь как роман

ее пришли поздравить коллеги

в молодости

Вездесущая пропаганда загнала нас в некое информационное гетто: когда людям рассказывают, что вокруг враги и так было всегда.

Поэтому, когда в жизни сталкиваешься с обычной пожилой самарчанкой, отец которой, венгр, по национальности, был сотрудником Венгерского парламента, членом Коммунистической партии с 1918 года, сотрудником Коммунистического Интернационала, а потом после репрессий 1937 года судьба кидала членов ее семьи из Москвы в Сибирь, пока не прибила к Среднему Поволжью, то ты смотришь на эту женщину, открыв глаза и слушаешь ее, пребывая с состоянии легкого шока. Неужели в жизни так бывает?

И только потом, уже расшифровывая интервью, понимаешь — в этом мире переходящее все, что связано с политикой, вечными же ценностями остаются доброта, соучастие и отношения с людьми, невзирая на их национальность и статус. Именно эти качества запоминаются навсегда в отличие от приходящих и уходящих диктаторов и политических партий.

В этот пятиэтажный дом, в тихом уголке Железнодорожного района Самары нас привело приближающееся столетие службы ВТЭК — МСЭ (Врачебно-трудовых экспертных комиссий при наркоматах или Медико-социальной экспертизы при Минтруде РФ), — руководители самарской МСЭ в эти дни навещают ветеранов этой службы и предложили мне съездить с ними в гости к некоторым из них.

На ул. Волгина с 1970 годов проживает Клара Львовна Видерова — 25 лет проработавшая во ВТЭК и даже возглавлявшая одну из комиссий в городе Куйбышеве. Вот историю этой женщины мне и довелось услышать.

В общем я поехал по приглашению и не прогадал потому что столкнулся с фантастической судьбой по современным меркам. Историей того, как человек может подниматься даже из самого крутого пике.

семья врачей, которые всегда вместе

так чествовали отца в Венгрии в 1958 году

Начиналась история ее семьи так — отец Nadas Layosnak, в СССР его называли Людвиг возвращался в 1920 годах из Крыма в Москву и по дороге познакомился  с симпатичной уроженкой Белоруссии Ниной, так и появилась семья в которой в 1928 году родилась Клара Львовна Видерова,

Девочка родилась и провела первые годы жизни в самом центре Москвы — в  Выставочном переулке Москвы дом 16, кв. 3. Маленькая Клара жила в двухкомнатной квартире, в доме где до 1937 года жили одни иностранцы, среди ее подруг были американки из квартиры №1, немка из соседнего подъезда и девочки бегали к друг другу в гости смотреть родительские ордена.

Потом в 1937 году в их дом пришли чекисты и начали сбрасывать стоящие на полках томики Маркса, Ленина и Сталина на пол — это был обыск. Человек, который забирал отца сказал матери — когда мы вернемся, чтобы здесь был кто угодно но только не вы с дочерью, а то заберем не только Людвига. Клара  выбежала за арестованным отцом на улицу — папа возьми бутерброд, а он — иди домой, я скоро вернусь.

Потом, после освобождения Людвиг рассказывал, что в одной камере с ним был Туполев и там было так тесно, что люди падали от усталости.

Людвиг, он сидел вместе с Туполевым

Так в этом доме в  Выставочном переулке появились опечатанные квартиры

Но семье по своему повезло, мама кончила военно-химическую академию  им. Ворошилова, а после начала войны, когда на этот дом бросали зажигательные бомбы, завод, на котором она работала  эвакуировали вместе с сотрудниками в Сибирь. Город Томск.

Здесь девушка закончила школу и поступила в Томский мединститут им. Молотова на лечебный факультет, где училась у профессора Яблокова. Здесь же в вузе она познакомилась с будущим мужем — фронтовиком, студентом — хирургом Сергеем Видеровым.

Потом Сергей уехал по распределению в село Шегарка (Иннокентий Смоктуновский — уроженец тех мест), где возглавил Центральную Районную Больницу, а через год к нему подъехала молодая жена Клара Львовна, которую местные окрестили Львовной, она возглавила терапевтическое отделение. Деревня запомнилась ей по тому, что первой ее обязанностью с утра было растопить печку, чтобы больные на приеме не замерзли. Жила молодая семья врачей в доме со ссыльной бабушкой из Латвии, которую они запомнили, как очень добрую женщину. А вообще добрыми было большинство окружавших людей — местные жители приходили в больницу пилить дрова и часто шутили с врачами.

Затем в Шегарку к Кларе приехала заболевшая раком мама и дочь ухаживала за ней, у нее не было даже время отъехать в Москву к отцу, его освободили после 1953 года, он не хотел оставаться в Союзе и собирался домой в Венгрию. Отец помог семье — дом, который он построил в сибирской ссылке продали и деньги получили его близкие, что касается московской квартиры в Выставочном переулке, то она так и сгинула, хотя в 1930-годы была куплена за деньги Nadas Layosnak.

а это Почетна грамота 2018 года

и значок к столетию

Между тем, молодая семья в Шегарке росла в ней появилась дочка и молодые врачи решили перебраться на Волгу в Куйбышев. Приехали и снова очутились в частном доме рядом с заводом Металлист, в поселке Чуваши. Здесь Клара дважды испытала шок — однажды они чуть не угорели ночью, муж спас ее тем, что вынес на улицу, а второй раз у нее загорелся керогаз, на котором она варила варенье и ей пришлось с горящим керогазом бросаться на улицу.

После такого потрясения Клара Львовна больше не стала испытывать судьбу и пошла к заведующей райздравотделом, мол, так и так, маленький ребенок, а условий никаких.

Ее выслушали и предложили перейти на работу в Туберкулезный диспансер в Зубчаниновку, тогда, мол, и комнату дадим.

Не обманули — правда дали, хотя на работу было добираться очень долго. Зато там ее увидели коллеги из ВТЭК Куйбышева и позвали — айда к нам! Туберкулезных больных освидетельствовать — Клара Львовна хороший клиницист.

В те годы ВТЭК №6 по туберкулезу находился в подвале областного диспансера на Молодогвардейской, где ныне находится офисный центр Плаза. Сначала ВТЭК в подвале здесь сидел, а потом его подняли, затем муж — Сергей Борисович возглавил комиссию.

Это было в те самые времена, когда облсобес, к которому относился ВТЭК, возглавляла Галина Саблина, а он сам находился в одном здании на ул. Фрунзе.

Обучали в те годы врачей — экспертов со всего Союза в Ленинградском институте усовершенствования врачей-экспертов (ЛИУВЭК) и в Москве на базе Министерства социального обеспечения.

Тут то в системе ВТЭКа на протяжении более чем четверть века и трудилась семья Видеровых, сначала комиссию возглавлял муж, а потом жена. Затем Клара Львовна стала кузницей кадров поскольку из ее комиссии вышло много классных специалистов и руководителей.

пациенты в Союзе делали врачам самодельные игрушки

По всякому приходилось работать —  работу на дом брать, но нравился коллектив и сама работа, хотя больные взятки в спичечных коробках пытались давать врачам.

Клара Львовна до сих пор цитирует на память стихи Андрея Дементьева, написанные им в 1978 году

Пока мы боль чужую. чувствуем, Пока живет в нас. сострадание,

Пока мечтаем мы и буйствуем, Есть нашей жизни оправдание.

Пока не знаем мы заранее, что совершим,

Что сможем вынести, Есть нашей жизни оправдание

В середине 1980 годов в облсобесе произошла смена руководства — пришла Галина Светкина и многие врачи — эксперты потянулись на пенсию. Ушли на заслуженный отдых и Видеровы, благо было чем себя занять: книги, дача в Алексеевке, но потом, когда 1991 год обесценил все сбережения людей Сергей Борисович выходил на работу в Университете Наяновой, из жизни он ушел в 1997 году.

помощник от собеса — родной в доме человек

А отец Клары Львовны в Венгрии жил в санатории для революционеров и эмигрантов и часто приглашал дочь с семьей к себе в гости, тут они были гостями не только отца, но и правительства народной Венгрии, отец ушел из жизни в 1971 году, в возрасте 74 лет, после того как на его родине сняли художественный фильм, сценаристов которого он консультировал «Шарика дорогая«.

Сегодня 89-летней Кларе Львовне помогает социальный работник, причем не только колет ей уколы и приносит продукты, но и иногда готовит вкусные армянские блюда.

В тот день, когда мы пришли в гости в эту квартиру -стены этого дома украсились Почетной грамотой — Бюро МСЭ по Самарской области в лице его руководителя Дмитрия Драча отметило вклад Клары Львовны в повышение качества обслуживания граждан с ограниченными возможностями здоровья.

А еще пожилому врачу коллеги пообещали комнатную коляску, с ручным приводом, чтобы было удобнее передвигаться по квартире.

Реклама

3 responses to “Она жила в доме Коминтерна, а потом лечила самарцев

  1. бабушка не простая, мафан из березки а каретники вообще весьма и весьма няшные дореволюционные и вроде состояние гут. Впрочем втэк структура очень хитрая раньше круче них жили только в квд)))

    • Что такое «каретники»? Вроде, кроме старых статуэток ничего на фотографиях не увидел.
      А магнитофон? Магнитофон, как магнитофон… Ну… могли в своё время по «Спутнику» или по приглашению того же отца в Венгрию съездить и привезли. Там этого барахла более чем было…

      • они были там по приглашению правительства Венгрии, дед примерно по статусу у нас как старые соратники Ленина, конечно все нормально было

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s