Как мать депутата Казакова готовила народных артистов Украины

этот сайт желает россиянам всяческих неприятностей, видимо, чтобы не только жители незалежной их хлебали

этот сайт за канадские деньги желал россиянам всяческих неприятностей, видимо, чтобы не только жители незалежной их хлебали

Примерно год назад рассказывал, что информация о родителях самарского депутата Госдумы Виктора Казакова  (достаточно известных в свое время самарцах) не нашла место на ресурсах регионального рунета, теперь добавлю для полноты еще кое-что — одно время статью о матери Виктора Алексеевича, Антонине Алексеевне Казаковой размещаkfсь на украинском евромайданном сайте «Украiнцi Россii — Кобза»,  а после того как сайт навернулся — информация эта просто исчезла из сети.

Спросите как материалы про Антонину Казакову попали на «Украiнцi Россii — Кобза»? Думаю, что туда ее закинул кто-то очень «умный» из Українського самарського національного центра «Промінь» — эти две организации сотрудничали раньше.  По словам экс-главного редактора этого сайта полковника Андрея Бондаренко финансирование ресурса «Кобза» ранее осуществлялось канадскими украинцами.

Посмотрел, что на тему, которую озвучивали в материале пишут на Украине, нашел только упоминание про Самару и все  (здесь, здесь и здесь) про Казакову там ни слова не сказано. Поэтому, чтобы информация об этой женщине, известном самарском педагоге была хотя бы в русском сегменте интернета ставлю ее на свой блог, с указанием, где она впервые появилась в формате газетной статьи:

Казаков в круге первом 63 региона

Казаков на открытии спортивного дворца, построенного на деньги Лукойла

 И песни, и дело, и любовь.

Волжская Заря 2002, 25 декабря

Куйбышевская «крестная» Антонины Маренич

Читатели   «Волжской зари» старших поколений хорошо помнят легендарный советский ансамбль — «Трио Мареничи». В 70-80-е годы эта замечательная троица из Луцкой государственной филармонии, пожалуй, была не менее любима и популярна у нас в стране, чем белорусские «Песняры» или нынешнее российское «Золотое кольцо».

Анализируя «феномен» луцкого трио, известный украинский поэт как-то сказал:

«Мареничи на эстраду вернули тишину». Пожалуй, это даже похоже на чудо: что такое, можно сказать, комнатное, субтильное музицирование — негромкое, проникновенное и искреннее исполнение под гитару народных песен — пробилось к сердцам миллионов слушателей сквозь неистовый, исступленный грохот хард-рока и электронного поп-арта. Валерий, Антонина и Светлана Мареничи были услышаны, приняты, полюбились, стали популярными — настоящими звездами украинской и всей интернациональной советской эстрады.

К сожалению, сегодня очень мало самарцев знают, что этот звездный украинский ансамбль на две трети наш, самарский. Что женская часть «Мареничей» — сестры Антонина и Светлана — коренные россиянки. Русские девушки, родившиеся и выросшие в нашем городе Куйбышеве, где они носили девичью фамилию Сухоруковы. Причем негласным художественным руководителем этого семейного ансамбля всегда являлась Антонина Маренич-Сухорукова, еще в 1978 году получившая почетное звание «Заслуженная артистка Украины».

После учебы в Куйбышеве Антонина работала в ансамбле Юрия Саульского в Москве, затем вышла замуж за парня из города Кривой Рог Валерия Маренича, вместе с младшей сестрой Светланой выступала с ним в Казахстане, а с начала 70-х переехала на Украину, где обрела всесоюзную славу и известность. Более того, оказывается, большинство любимых в народе песен из репертуара Мареничей — «Нэсэ Галя воду», «Ой, у гаю при Дунаю», «Ой, пид вишнею» и другие обрели свое второе рождение, потому что исполнялись в музыкальной обработке Антонины.

Благодаря кому же произошло это музыкальное чудо?

Как русская девушка Тоня Сухорукова и ее младшая сестра стали всемирно признанными украинскими певицами, которых с восторгом приветствовали даже представители украинской диаспоры в Канаде?

Только недавно удалось узнать имя замечательной женщины, ставшей подлинной музыкальной «крестной» для Мареничей. Его мне назвала сотрудник самарского Дома актера — Наталья Николаевна Соколова. В течение многих лет она работала концертмейстером у талантливого преподавателя вокального мастерства музыкального отделения нынешнего Самарского социально-педагогического колледжа Антонины Алексеевны Казаковой.

Оказывается, именно Антонина Алексеевна с 1964 по 1968 год учила вокалу Тоню Сухорукову. Именно она привила будущей «звезде» высокую песенную культуру и любовь к русским и украинским народным песням, которую сама Антонина Алексеевна впитала с молоком матери. Дело в том, что родилась она и выросла в Приднепровье — в селе Покровское Никопольского района Днепропетровской области. На малой родине будущего мужа Антонины — Валерия Маренича.

Через директора филармонии в городе Луцке я созвонился с нашей землячкой Антонитой Александровной Маренич-Сухоруковой. Она была тронута этим телефонным звонком со своей малой родины — Самары и просила передать свой теплый, искренний привет всем, кто ее помнит. И особо любимому преподавателю Антонине Алексеевне Казаковой. Причем она подчеркнула, что для нее Антонина Алексеевна не просто землячка мужа с днепровской земли, а подлинный мастер бельканто, солистка музыкального коллектива мирового уровня — Государственной академической хоровой капеллы Молдавии «Дойна».

О, «ДОМНА»МИА!

Итак, родилась Антонина Алексеевна в днепропетровском селе Покровское, что стоит над Каховским водохранилищем. В годы ее детства и юности здесь пели украинские и русские песни — и дома, и на работе, и в дороге туда и обратно… Бытовал тогда в стране такой замечательный стиль жизни, который так здорово показал режиссер Иван Пырьев в своих мажорных, боевых «Трактористах» и, казалось бы, сказочных послевоенных «Кубанских казаках».

У ее отца, колхозного плотника Алексея Андреевича Погана, был приусадебный надел с садом и огородом. Выращивали фрукты, овощи, занимались шелкопрядом. Отец с соседями еще и рыбачил на Каховском море. Пойманную рыбу солили и продавали… Работы хватало и взрослым, и детям…

Семья Поганов была очень музыкальна и одарена от природы удивительно красивыми голосами. Антонина росла самой младшей, седьмой дочкой, и, как сама рассказывала, со своими старшими сестрами они работали и пели буквально целыми вечерами. А еще в школьном ансамбле играла на гитаре. И потому решила поступать в музыкальное училище. «Чтобы стать актрисой»…

16-летняя Тоня Поган поехала к старшему брату, что жил и работал под Кишиневом в молдавском городке Оргееве. Поступила и окончила Кишиневское музыкальное училище имени Штефана Няги по классу вокала. Молодую талантливую девушку, несмотря на то, что она была украинкой, а не молдаванкой, приняли в лучший в республике хоровой коллектив — Государственную заслуженную капеллу Молдавии «Дойна». Ее мечта сбылась: она — актриса. Тоня Поган, с ее очень сильным, чистым, богато окрашенным меццо-сопрано и хорошей вокальной техникой, вскоре из рядовых певиц стала солисткой капеллы.

«Дойна» выступала в Молдавии, в городах Советского Союза и за рубежом с только ей характерным репертуаром, в котором звучала старинная музыка, произведения зарубежной и русской классики, пьесы из фольклорных обработок и переложений.

Партнерами Антонины Поган в капелле были выдающиеся советские певцы и музыканты. Такие, как Вероника Александровна Гарштя, впоследствии ставшая народной артисткой СССР, профессором Кишиневского института искусств. Она и сменила в начале 60-х на посту художественного руководителя и главного дирижера «Дойны» замечательного музыканта, будущего народного артиста СССР, лауреата многих высоких премий и наград, ректора Государственного музыкально-педагогического института им. Гнесиных Владимира Николаевича Минина.

 

Правда, продолжать свою профессиональную карьеру в республиканской хоровой капелле «Дойна» 20-летней Тоне Поган не дала… любовь. Ее с первого взгляда полюбил 27-летний фронтовик, старшина запаса Алексей Казаков.

Молодой техник-взрывник, работавший в послевоенные годы руководителем взрывных работ в сейсморазведке Узбекской государственной союзной геофизической конторы, случайно оказался на концерте в Ташкенте, где с гастролями выступала молдавская капелла. Ему очень понравилась одна из солисток «Дойны» — скромная, юная и необыкновенно красивая девушка. Он не стал медлить. Тут же купил большой букет цветов и подарил ей. Все получилось буквально как в популярной тогда песне про молодого старшину, задержавшего «гражданку».

Перед ней навытяжку

стал он честь по почести, Поглядел на девушку —

и застыл на месте:

Будто он действительно

увидал впервые Очи темно-карие,

косы золотые…

Так ли по-песенному или иначе, но бравый фронтовой старшина запаса предложил ей еще раз встретиться. И они встретились. Чтобы больше не расстаться. И появилась семья Казаковых.

Казаковы всегда друг к другу относились очень хорошо, хотя не всегда жили легко и просто. Муж Алексей Тихонович с маленьким сыном Виктором нередко оставался вдвоем, поскольку Антонина Алексеевна вплоть до конца 1950-х часто уезжала в Кишинев, а оттуда вместе с капеллой «Дойна» — на гастроли. И бывало, сын, которому не исполнилось и 10 лет, оказывался один в их маленьком сибирском домике. И там жил под присмотром соседней, а то и вообще без всякого присмотра. Муж, как человек, в основном, работающий в поле, — геофизик, взрывник, бывал дома максимум в субботу, воскресенье. Оставлял соседке деньги — и тоже уезжал. Скучая о родителях, Виктор, бывало, писал чернилами или цветными карандашами на дверях, вырезал ножичком гордое «Моя мама — актриса…» Хотя в маленьком сибирском городке Колпашево над Обью тогда не все его сверстники представляли, что же означает это неизвестное им слово «актриса».

В Самарском социально-педагогическом колледже, в котором Антонина Алексеевна Казакова проработала 30 лет: с 1960 по 1990 год, руководитель музыкального отделения Владимир Васильевич Емельянов рассказал мне о своем знакомстве в конце 60-х с педагогами вокального цикла. Это были три женщины, выделявшиеся своей красотой и обаянием. Ольга Евгеньевна Аполлонова, Анна Вениаминовна Евцыхевич и Антонина Алексеевна Казакова.

Бывшая солистка «Дойны» воспитала не только музыкальную душу трио Мареничей -Тоню Сухорукову, но и многих других самарских музыкантов. В их числе художественный руководитель и главный дирижер Волжского и Сибирского народных хоров, профессор Самарской государственной академии культуры и искусств Александр Носков и первый художественный руководитель известного всей стране вокально-инструментального ансамбля «Синяя птица» заслуженный артист России Николай Старостин. Среди ее учеников художественный руководитель ансамбля песни и танца профтехобразования при ДК Кирова, заслуженный артист России Борис Брагинский и другие известные не только Самаре и области, но и всей стране люди. И само собой разумеется — многие тысячи прекрасных музыкальных педагогов в школах и других учебных заведениях города, области, других регионов России.

И «ГРУШИНКА» ПРИНЯЛА ЕЕ СЫНА

Антонина Алексеевна в свое время мечтала, что и сын пойдет по ее стопам. Тем более, что талантом Бог Виктора не обидел. У него от природы оказался абсолютный музыкальный слух. Поэтому она не раз советовала пойти учиться» в музыкальное училище Но он и слышать об этом не хотел, несмотря на то, что был очень увлечен занятиями в школьном вокально-инструментальном ансамбле. Его всерьез увлекало другое: спорт, учеба, судомоделирование. А когда Виктор подрос, то твердо решил стать нефтяником, как отец. Правда, любовь к песне осталась. Сказывается все же влияние матери.

Кстати, его отец Алексей Тихонович — не только известный всей стране сейсморазведчик, по учебнику взрывного дела которого до сих пор в вузах учатся будущие «нефтяные штурманы» России и других стран бывшего СССР, но и был в свое время вполне достойным самодеятельным музыкантом. Он с 5 лет играл на балалайке и мандолине, на саратовской гармони-двухрядке и баяне, любил исполнять в семейном и дружеском кругу душевные лирические песни. К этим песням сын перенял любовь и от отца, и от матери.

Виктору, как и большинству его сверстников, нравился репертуар певцов настоящей советской музыкальной школы: Муслима Магомаева, Эдиты Пьехи, Иосифа Кобзона и Софии Ротару. Потом его покорили песни Игоря Талькова и Юрия Антонова. Им собраны почти все «антоновские» альбомы. А в последние годы он полюбил еще и хорошую авторскую песню. Впрочем, тут нет ничего удивительного: и в бардовских песнях Визбора или Никитина, и в песнях Талькова и Антонова основная нагрузка на текст, смысловое содержание.

Получилось так, что мечта Антонины Алексеевны в чем-то сбылась: сын ее стал очень близок к песне и ее авторам…

Андрей ПОЛТАВСКИЙ.

One response to “Как мать депутата Казакова готовила народных артистов Украины

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s