…В темные силы вы верите, а в светлые нет. Почему?

Олег Рубежанский награждает Наталью Петрушину

Как страсти кипят! Уже после недавно отмеченного дня социального работника даже пользователи соцсетей чуть в рукопашную не сошлись из-за разных оценок людей, имеющих инвалидность.

Я же побеседовал о социальных и медицинских проблемах россиян с Натальей Петрушиной — свыше 20 лет работающей в региональной службе медико-социальной экспертизы. С ней мы познакомились в день соцработника, который проходил в Министерстве социально-демографический и семейной политики. Там труд Натальи Николаевны отметили грамотой Министерства.

Куйбышевский мединститут им. Дмитрия Ульянова Натальей Петрушина закончила в 1979 году сначала около 10 лет трудилась в Свердловской области и на Камчатке (в последней работала в бухте, где стоял советский подводный флот), а потом вернулась на Среднюю Волгу где получила ту профессию, по которой и работает в ГБ МСЭ по Самарской области Минтруда РФ с 1995 года.

Наталья Николаевна была руководителем службы в 2009-2011 гг., а сейчас трудится экспертом — неврологом, а еще разбирает ситуации, возникающие между экспертами и больными в комиссии, созданной именно для обжалования.

— Наталья Николаевна, правда говорят, что нервные расстройства скоро обгонят по распространенности онкологию, которая сейчас стоит на втором месте?

— Психиатрия, да. Потому что нервных ситуаций много, а еще идет зомбирование со стороны электронных сми.

100 летие соцслужбы России в Самаре

— А оно влияет на психику?

-Конечно. Это очень хорошо видно по маленьким детям — если они несколько дней не смотрят мультфильмы по ТВ, они становятся спокойными, послушными, разговаривают, читают. После того как они несколько часов посмотрели мультики с нечеловеческими героями они становятся неуправляемыми. Не о том по ТВ говорят… Людей надо учить добру и состраданию.

-Раньше работа эксперта была проще, сложнее?

-Проще, народ был другой, а болячки те же самые. Еще в те годы врачи первичного уровня более ответственно относились в направлению людей в МСЭ, лучше оформляли документы, лучше обследовали, сейчас это происходит хуже, много дефектовок. Причем так происходит в тех больницах, которые находятся в городах области. Иногда больного направляют даже с чистым посыльным листом или наставят там вопросов и пришлют.

Изменилось и общество, постоянные передачи сми про врачей и преподавателей, что они такие- сякие, не знают, не понимают ничего, только вредят, а в результате люди приходят к нам в экспертизу и уже с порога ведут себя как ежики. Раньше человек уходил спокойно, пусть и обиженным, но он не кричал, не грозил убить, были разумные люди. Сейчас же примерно после 2012 года происходит что-то странное. Раньше было уважение к специалистам, сейчас оно осталось только у людей старших поколений.

А вообще впервые с подобными проблемами столкнулись, когда мы определяли выделение бесплатного транспорта участникам войны, но тогда одолевали их родные, дети, внуки, а сами дедушки даже не понимали куда их привели. Наши проблемы не с больными, а с обществом в котором они живут. А вообще если истинный больной — органик, то из него и жалобы не вытянешь, он приноравливается к своему состоянию, он рад всему что научается делать, но если больной — функциональный, неврастеник, истероидный тип, там будет море жалоб и куча претензий.

Кстати, такие же проблемы в Германии, Финляндии, там уже пришли к выводу: сколько не дай денег безработным, они все равно работать не пойдут. Чем больше государство дает пособия, тем больше эта ситуация усугубляется. Сколько денег, сколько пособий! Деньги на содержание плюс за инвалидность, плюс человек работает у него идет стаж и ему деньги платят. Педиатрические бюро плачут от таких «усыновленных» детей, которых не надо лечить, а некоторые приемные родители просто их ставят на работу в свой огород, денег они очень много за них получают, а хотят еще больше.

министр Марина Антимонова торопилась на прямую линию Президента с россиянами

концерт начался

 — Деньги портят людей?

Был такой случай по линии индивидуальной программы реабилитации абилитации  в Самарскую область пришло несколько десятков приборов по нейростимуляции спинного мозга для больных ДЦП, стоимостью около миллиона рублей, чтобы они ходили. Некоторые мамашки отказывались ставить такие приборы своим детям — он же начнет ходить и вы снимете с него группу инвалидности!

А когда начинают собирать деньги на лечение сердечных заболеваний у детей я даже перестала реагировать на это, по моему убеждению — это просто набор денег: дети только рождаются с больным сердцем их сразу в кардиоцентр переводят лечить, их двухдневными оперируют, порок устраняют. Детский лейкоз очень хорошо лечится в детской гематологии, хотя там многое зависит от формы, но в любом случае он у нас лечится и есть чем лечить. Если же наша областная медицинская помощь не может выполнить какую-то процедуру, то может быть продолжено лечение за границей или в Москве и наш минздрав оплачивает это лечение. Многие мамы из Самары с детьми постоянно бесплатно, по квоте под наблюдением в разных НИИ Москвы и Петербурга Эти дети в Самаре даже никогда не лечатся, у них здесь даже карточек нет.

— А как же сбор денег по всем медиа-каналам?

— Может им хочется полечиться где-то за границей, но не факт, что там будет лучше. Я еще много лет работаю в судмедэкспертизе и был сложный экспертный случай: молодой человек получил первую хорошую зарплату и новогодние каникулы решил провести на горнолыжном курорте Баден-Баден. Он оформил страховку и в первый же день отдыха сломал позвоночник, оскольчатый перелом, его госпитализировали, одну операцию сделали, а потом говорят — вы не транспортабельны, нужна повторная операция… Сделали, вшили железку. Операция стоила 500 тыс. — это уже не по страховке. Он заплатил, приехал на родину — показал, а ему — извините, это не страховой случай оплачивать не будем. Собрали нас и эксперт говорит, эту операцию делают в ФРГ в таком то городе. Пострадавший подтвердил, да там-то. Эксперт — я знаю, сам там учился, там на больных из России студентов из Азии учат, у нас в Семашко сейчас лучше оперируют. И вы не получите никакой страховки потому что изначально были транспортабельны, вы могли и без первой операции обойтись…

И зачем ехать в Германию лечиться?

награжденные в номинации «ангелы милосердия»

— Работа в подобных комиссиях дает вам трезвый взгляд на проблемы нашего общества?

— Да, а когда недовольные граждане начинают проклинать врачей — экспертов, живых отпевать в церквях, это вообще наводит на размышления.

— Не боятся, ведь зло же возвращается бумерангом?

— Самое страшное, когда взрослые учат этому подростков, которые вылечились и у которых закончилась инвалидность. Мы говорим — радуйтесь, ваш ребенок выздоровел…. Отвечают — радуюсь, но мне нужны деньги. И обращаясь к своему ребенку — не переживай дочка, сейчас пойдем в церковь и ее отпоем, все будет нормально. Меня удивляет здесь только одно — в темные силы вы верите, а в светлые нет. Почему?

Реклама

11 responses to “…В темные силы вы верите, а в светлые нет. Почему?

    • так это очень неожиданный поворот — я допустим о таких вещах системно не думал, а вот про роль ТВ понял несколько лет назад. младший сын действительно после ТВ становится неуправляемым, вот мы плазму и не включили, хотя купили 4 года назад

      • Второй после ТВ вредный для психики (особенно детской) фактор — игры (что на компьютере, что на телефоне). Они тоже очень оглупляют. А подсаживаются на это буквально с 6-7 лет, в некоторых семьях и раньше.
        В школе начиная чуть ли не с первого класса большинство детей на переменах не бегает и играет, а тычется в смартфоны.
        Стоит (с боем) заставить ребёнка провести день без игр — он кардинально меняется в лучшую сторону. А если играет хоть часок в день — нервозный, неуправляемый, думает и в школе и дома только об играх (как он будет в них играть в следующий раз, какие обновления и дополнения к ним скачает, и т.д.).

        • когда старший сын пошел в школу в 2002 году — поставил ему личный комп и гордился этим, сейчас в школу идет второй — а я думаю, как мне от компа откручиваться
          за 16 лет изменения — колоссальные, в плане негатива

          • А не давать гаджеты — в школе могут смеяться, что «телефон лоховский». Для одних детей очень важно мнение окружающих, а для других нет — свой стержень есть. И без гаджетов ребенок может «отстать от жизни», не вписаться в новую реальность. Дилемма. Мне кажется, что давать работать с компьютером и гаджетами нужно, но очень умеренно, игры и программы пропускать через цензуру. Своему ребенку мы даем в школу простой телефон, кнопочный, но у нас и у самих такие же. А вот ноутбук своей есть у него, что-то изучает на нем, нравится (компьютер, ноутбук — это как-то посерьезнее, чем смартфон, мне так кажется). Есть, кстати, языки программирования для детей с первого класса (Кумир, например), некоторым детям нравится.

          • надо посоветоваться со спецами, 1 класс все-таки впереди

          • Открывая новый тюбик зубной пасты сплат, прочитал сегодня письмо номер 128 (так называемые письма Евгения Демина, обычно довольно интересные). В этом письме было про зависимость от гаджетов и интернета, неплохо написано. В частности, там поставлен такой вопрос: «Кто будет авторитетом для наших детей — родители или поисковая система?»

        • Интересно еще понять — почему? Ведь есть довольно умные игры. И в некоторых играх человек становится творцом, сам управляет реальностью, и кажется, что это лучше пассивного просмотра телевизора (Герои меча и магии III, например, да и в шахматы интересно с компьютером сыграть). Но каким-то образом компьютерная игра затягивает, порабощает волю, пожирает время и все это страшно. Позволю себе немного мистики. У меня есть предположение, что зверь апокалипсиса — это искусственный интеллект (поэтому апостол Иоанн называет его зверем — как человека он его не воспринимает), икона зверя — портативное устройство типа планшета, а число зверя — пароль доступа. «Никому нельзя будет ни покупать, ни продавать, кроме того, кто имеет начертание, или имя зверя, или число имени его». Но тогда компьютер — это как-бы предтеча зверя, и поэтому у него авансом появляются свойства зверя, в частности — управление волей.

        • Практически в одно время (на одной неделе) слушал две истории от разных людей о поездке на Красную Поляну (Сочи), и оба человека говорили о детях — соседях по автобусу. Один рассказал, что дети все время смотрели в телефоны (кто-то смотрел, где они едут), но не в окно, а другой рассказал о детях (того же возраста, подростки), которые все время смотрели в окно и восхищались. Так вот, эти вторые дети были детдомовские, у них не было телефонов.

          • это очень странно то, что происходит в России — во Франции дети вживую общаются, да и не покупают им дорогих гаджетов, Россия екнулась реально

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s