Химия — кормилица наша

За счет чего еще наполняется бюджет Самарской области после того как в нулевые  обвалился ее индустриальный хребет — машиностроение?

В значительной степени за счет налогов с предприятий той химической отрасли, о создании на базе которой кластера, несколько лет назад мечтал Николай Меркушкин.

Кластера подобного тому, что существует в Татарстане в Самаре не получилось, однако многие ли из нас знают, как и где создавалось те химические предприятия, которые сегодня кормят нашу область?

Я не буду рассказывал, кто банкротил их и перепродавал в 1990 годы, я выкладываю рассказ из детской книги выпущенной в 1961 г. о том, как все это начиналось в конце 1950 годов. Кстати, очень любопытно, что современный Тольятти после строительства ГЭС задумывался как город химиков, по сути второй Новокуйбышевск. А вообще в этом рассказе отсутствует Н-ск, зато разговор идет о Чапаевске, Сызрани и Октябрьске. Это все было большой химией.

 

Большая химия

Хотите, ребята, совершить со мной одно очень интересное путешествие? Предупреждаю: мы не увидим ни гро­хочущих водопадов, ни тропических ле­сов, ни океанских волн…. Нет- мы не поедем в далекие страны, мы останемся здесь, у себя, на Волге, и совершим путешествие по на­шей Куйбышевской области. Уверяю вас, что это будет не менее увлекатель­но. Но не надо спешить: путешествие — дело серьезное. Надо договориться о его основной цели. Ведь Куйбышевская область обширна, она занимает почти пятьдесят четыре тысячи квадратных километров. Так на что же мы обратим свое внимание в первую очередь? На грандиозную Волжскую ГЭС имени В. И. Ленина или на заповедные леса Жигулей? А может быть, мы заинтере­суемся делами наших колхозников или трудом рабочих подшипникового заво­да, продукция которого известна во всех уголках нашей неоглядной Родины?

Давайте посоветуемся… Я бы пред­ложил, например, в основу нашего путе­шествия положить маршрут под назва­нием «Большая химия», назовем его со­кращенно маршрут «БХ». Ведь наша область славится высокоразвитой неф­тяной, газовой и нефтеперерабатываю­щей промышленностью, а также выра­боткой электроэнергии; все это вместе создает хорошие условия для быстрого роста химической промышленности. Кроме того, наша область богата запа­сами таких полезных ископаемых, из которых добывается химическое сырье.

Маршрут «БХ» и поможет нам луч­ше ознакомиться с богатствами род­ного края. При этом мы постараемся не только увидеть сегодняшний день хи­мии, но и заглянуть в ее недалекое зав­тра.

Подумаем о транспорте. Автобус нас не устроит — не везде пройдет. Велоси­пед и мотоцикл — тоже. Вот вертолет—это другое дело: на нем мы сможем са­диться на самые маленькие площадки, а если их нет, наблюдать за всем, чго нас заинтересует, с высоты птичьего по­лета.

Начнем свой маршрут с севера обла­сти и полетим вдоль берегов Куйбышев­ского моря.

Вертолет плавно поднимается в воз­дух. Земля медленно разворачивается под нами: она похожа на гигантскую географическую карту. Вот раскинулось море, созданное руками советских лю­дей… А ведь всего несколько лет тому назад здесь были пойменные луга, в ко­торых осколками стекла поблескивали заросшие ивняком старицы, озера и ерики, а по Волге тянулись желтой це­почкой бесчисленные песчаные острова., Ушли под воду луга, прибрежные леса, разбросанные вдоль ериков села. Это уже не Волга с ее шелестом осокорей, с утиными выводками в камышовых коч­карниках да с надрывным криком нето­ропливых колесных пароходиков. Это море! Настоящее, с грозными шторма­ми, с одетыми в железобетон портами, с многопалубными, быстроходными лай­нерами.

Тольятти

Вон справа, в туманной дымке,—гря­да Жигулей. Вы спросите: какое отноше­ние имеют Жигули к нашему маршруту «Большой химии»?.. Да самое непосред­ственное. Жигули—это настоящая при­родная кладовая, в которой хранится ценнейшее химическое сырье. У вас на ногах кожаные ботинки, туфли или сандалии, в руках блокноты, на стене кабины вы видите карту нашей области, которую я прихватил с собой, а рядом с ней висит аптечка. А чтобы выделать кожу, изготовить бумагу, отпечатать книгу или карту, сделать лекарство, для всего этого необходимы квасцы.

Добывают квасцы по-разному: их можно получить и из горной породы, но­сящей название жигулит.

Вот вам первое богатство наших гор.

Кроме жигулита, здесь добывают, например, необходимый для химической промышленности известняк, фосфори­ты, идущие на производство искусствен­ных удобрений для колхозных полей; неутомимые геологи нашли в Жигулях сланцы и много других полезных иско­паемых.

Даже из самой жигулевской земли с помощью химии можно сделать тонкий блестящий шелк. Да-да, из самой обык­новенной земли! И интереснее всего, что рубашка или платье, сшитые из этого шелка, не будут бояться огня — земля-то ведь не горит. Более четверти всей земной коры, а значит и наши Жигули, состоит из элемента, который называет­ся кремний. Очень сложная химическая переработка превращает его в бу­рую густую жидкость. Из нее и вытяги­вают тончайшие стекловидные волокна-нити ткани, не боящейся огня. Да и не только ткань можно получить из крем­ния, он идет и на производство пласт­массы, из которой делается много хоро­ших вещей: и красивая прочная посуда, и детали к различным машинам, и даже специальная смесь для смазки форм, в которых выпекают вкусный душистый хлеб.

Вот вам и обыкновенная земля!

Однако мы заговорились. Вертолет летит быстро, и мы уже приближаемся к Волжской ГЭС. Слева от гидроузла, в зеленой рамке соснового бора белеют кварталы нового города. Это Ставро­поль. Совсем недавно город находился на пять километров южнее. Сейчас туда пришло море, и городу пришлось пере­селиться.

Широкие улицы нового Ставрополя, покрытые асфальтом и застроенные красивыми домами, непохожи на уто­павшие в песке закоулки маленького го­родка, ушедшего на дно молодого мо­ря. Ставрополь — город большой химии.

За годы семилетки в Ставрополе вступят в строй несколько мощных хи­мических предприятий и в их числе крупнейший в стране завод СК. Что та­кое СК? Синтетический каучук. Что та­кое каучук и что значит синтетиче­ский?

Есть, ребята, такая легенда. Когда-то, очень давно, в болотистых верховьях южноамериканской реки Амазонки жи­ло индейское племя лесных охотников. Болота причиняли индейцам много бед, и в племени из поколения в поколение передавалось предание о том, что власть над болотами обретет только тот человек, который сумеет перейти вброд кипящее озеро. А кипящим озером ин­дейцы называли горячий серный источ­ник. (Кстати, такие источники есть и у нас в Куйбышевской области, вода в них насыщена серой и горяча как кипя­ток) . И вот однажды самый смелый в племени охотник решил перейти озеро вброд. Разыскал он в лесу рощицу не­высоких деревьев с длинными острыми листьями. Это была бразильская гевея, или, как называли ее индейцы, каучу — плачущее дерево. Кора гевеи содержит латекс — белый и липкий сок, похожий на сгущенное молоко. Индеец набрал его, разлил тонким слоем по деревян­ным дощечкам и высушил на солнце. Образовавшейся водонепроницаемой пленкой он обернул ноги и смело вошел в кипящую воду. Перейдя озеро, индеец остановился в ожидании чуда. Он был уверен, что болота сейчас же должны исчезнуть, а земля стать сухой. Но… все оставалось без изменения. По-прежне­му в полумраке тропического леса висе­ла пелена душных испарений. И только вместо мягкого непрочного латекса ноги охотника облегали полоски плотного и эластичного вещества. Индеец удивлен­но потрогал его пальцами. Оно оказа­лось твердым и упругим: так появи­лись прадедушки наших резиновых сапог…

Оказывается, если сок каучукового дерева нагреть вместе с серой, то он пре­вращается в резину. Каучук вместе с серой стали нагревать в специальных формах или печах. Но это умение при­шло не сразу. Прошло сто лет с того дня, когда французский путешественник Кондамин впервые привез из дале­кой Америки каучук, до того дня, ког­да английский химик Генкок впервые получил из него резину.

Долгие месяцы шли корабли от бе­регов Европы до берегов таинственной Америки. Это был опасный и трудный путь. В середине XVI века два парусни­ка под командованием капитана Орельяна вошли в мутные воды широкой и быстрой реки, впоследствии названной им Амазонкой.

А спустя триста лет, уже сотни кораблей почти всех стран мира ежегод­но приходили сюда за каучуком. Толь­ко здесь, в непроходимых джунглях Бразилии, и росли гевеи — деревья, плачущие белыми слезами.

Со временем, правда, удалось тайком вывезти из амазонских лесов семена ге­веи и развести затем ее плантации в Аф­рике и Индии. Это было очень кстати, потому что с каждым годом каучука требовалось все больше и больше. Возникла и начала быстро развиваться ав­томобильная промышленность — основ­ной потребитель резины. Каучука стало не хватать, и к тому же он был очень до­рог — ведь от заводов, которые изготов­ляли автомобильные шины, и до план­таций гевеи лежал путь в десятки тысяч километров.

И вот молодая советская республика в конце двадцатых годов объявила Международный конкурс на лучший способ получения искусственного каучу­ка, или, как его называют, синтетиче­ского. Этот конкурс принес победу зна­менитому советскому ученому Сергею Васильевичу Лебедеву.

В 1932 году вступил в строй первый в стране Ярославский завод синтетиче­ского каучука. Он обходился без доро­гого сока гевеи. Ничего не нужно было платить иностранным поставщикам ка­учукового сырья. Синтетический каучук получали химическим путем из отходов нефтяной промышленности. Он был де­шевым, но не уступал по качеству есте­ственному каучуку.

«Конкурс принес победу…» Это лег­ко сказать — всего три слова. Но за эти­ми словами лежит долгая жизнь талант­ливого, большого ученого, полная труда и исканий. Ведь Сергей Васильевич Ле­бедев уже в 1910 году впервые в мире сумел получить в своей лаборатории искусственный каучук.

Когда вошел встрой Ярославский за­вод синтетического каучука, академик Лебедев сутками не выходил из его цехов, помогая инженерам налаживать новое, очень сложное производство. Этот не знавший усталости человек соз­дал не только искусственный каучук, но и замечательную армию советских химиков.

Есть в Чапаевске хорошо известный по всей нашей стране завод химических удобрений. Но не только бумажные мешки с удобрением вывозят ежедневно грузовики из широких заводских во­рот. Что же еще? А вот что. В городах и поселках Советского Союза можно увидеть такую картину: глубокая тран­шея тянется вдоль улицы, несколько ра­бочих с усилием катят по тротуару ги­гантскую деревянную катушку. Мед­ленно разматывается с нее «нитка» толщиной в руку. Это укладывают электрический кабель. Попробуйте-ка приподнять конец такого кабеля. Вряд ли вам это удастся: он очень тяжелый. Еще бы! Ведь кабель изолирован тол­стой свинцовой оболочкой, а свинец — один из самых тяжелых металлов. Но дело не в тяжести. Свинец очень дорог, а расход его в кабельной промышлен­ности велик.

И вот задумались химики: нельзя ли без ущерба для качества кабеля заме­нить в нем ценный металл чем-либо дру­гим? Хорошим заменителем свинца ока­залась особая смола, добытая химиче­ским способом. Одна тонна такой не­обычной смолы заменяет четыре с поло­виной тонны дорогого и дефицитного свинца! У этой смолы очень много род­ных братьев и сестер: зовутся они по-разному, но фамилия у них всех одна — полимеры.

Полимеры получают в основном из очень дешевого сырья — из отходов не­фтеперерабатывающей промышленно­сти и из природных газов. Мы пролета­ем сейчас над поселком Зольном. Види­те вон там, у самого берега Волги, го­рит яркий красный факел. Это сжигают не нашедший применения так называемый попутный газ. Но пройдет немного времени и факелы потухнут, а весь газ будет использоваться для производства различных полимеров. А из полимеров можно делать самые различные вещи.

Например, представьте себе такую . картину: к берегу зеленого острова при­валивает большая шлюпка. Из нее вы­прыгивают вот такие же, как и вы, пио­неры. Одни начинают разбивать лагерь, другие собирать хворост для костра, а третьи, взяв удочки, уходят в глубь ост­рова, к озерам. Через некоторое время рыболовы — а их двое — возвраща­ются.

— Хороши озера! Но нужна лодка, с середины ловить удобнее.

Они подходят к шлюпке и легко под­нимают ее на плечи. Но постойте! Эта десяти местная шлюпка должна быть очень тяжелой. Что за силачи, эти пио­неры? Нет, они не силачи. Просто их шлюпка сделана не из дерева, а из [пластмассы, и весит совсем немного.

…На вашей улице строят новый дом. Важно разгуливает вдоль фасада длин­ноногий кран, с треском осыпаются огоньки электросварки.. А вон молодой паренек в брезентовой куртке несет на плече связку водопроводных труб. Да разве можно такую тяжесть носить вручную, его же раздавят эти трубы! Не беспокойтесь, ничего страшного не про­изойдет. Трубы не металлические, они сделаны из нового полимера, который вырабатывается из материалов Чапаевского завода химических удобрений. Этот завод впервые в СССР будет выпускать материал, необходимый для выработки лавсана. Что это еще за лав­сан? А это новый искусственный шелк, очень красивый и очень прочный, он го­раздо прочнее естественного шелка и намного дешевле его.

Видите, какие широкие границы у химии: от шлюпки до сорочки из лавсана. А впрочем, что я говорю! Гораздо шире!

От обычной расчески и до детали косми­ческого корабля. Да-да! Не верится? Тогда я вам расскажу одну историю о золоте, «царской водке» и пласт­массе.

Это случилось в годы второй мировой войны. Черные немецкие танки с белы­ми крестами со скрежетом ползли по всем дорогам Европы. Зеленые мунди­ры гитлеровцев заполнили улицы фран­цузских, голландских и норвежских го­родов. Не миновала оккупации и Да­ния. И вот что случилось в одном из дат­ских городов. В полутемной комнате не­большого дома светился камин. Време­нами тлеющие угли вспыхивали и язы­ки пламени цепко хватали листы испи­санной бумаги, которые бросал в камин седой человек, в черном, застегнутом на все пуговицы пиджаке.

Великий датский ученый Бор не же­лал, чтобы результатами его научных трудов воспользовались люди, украв­шие свободу у маленькой мирной стра­ны, в которой он родился. Вот ученый задумчиво берет в руки небольшой фут­ляр. На темном бархате поблескивает тяжелая золотая медаль. Такую медаль в память о шведском инженере Нобеле получают люди, которые по общему признанию сумели помочь человечеству сделать шаг вперед к прогрессу, сча­стью и благополучию…

Ученый болезненно морщится: кто знает, может, сейчас в его тихую квар­тиру ворвется орава грабителей, и ме­даль станет добычей солдата фашист­ской армии. Нет, этого нельзя допу­стить! Но что же делать? Бор выходит из кабинета и медленно идет в лабора­торию. Он смешивает в колбе две жид­кости и опускает в их смесь медаль Проходит несколько минут, и золотого кружочка больше нет, он растворился, и его не смогут теперь схватить чужие жадные руки. . Что же это за жидкость? Это, ребя­та, химические соединения, которые называются кислотами. Химия знает очень много различных кислот, но Бор взял две, самые сильные по своему разруша­ющему свойству. Смесь этих кислот носит название «царской водки». I

И вот перед нами колба с этой всерастворяющей жидкостью. А рядом лежит кусочек плотного и сравнительно легкого материала. Это пластмасса особой стойкости. Бросьте ее в колбу. Пусть пролежит она в ней хоть год, хоть два, «царская водка» окажется бессильной — пластмасса не растворится. Она оказалась упорнее золота, а многие ее близкие родственники еще вдобавок легче и прочнее любой стали. Конечно, такой материал можно использовать при строительстве космических кораблей…

На Чапаевском заводе химических удобрений создаются не только новые полимеры. В 1958 году на нем, также впервые в СССР, начато производство одного очень интересного химического продукта. Чем он интересен? А вот чем. Представьте себе необозримое море, раскинувшееся от горизонта и до горизонта. Море зеленое-зеленое, и по его поверхности ветер гонит белую как снег, пену. Давайте пройдемся по морю. Именно пройдемся, потому что это не настоящее море, а хлопковая плантация. Зеленые волны — это листья, а пена — раскрывшиеся коробочки с пуши­стым мягким хлопком.

Конечно, по полю пройтись приятно. к вот попробуйте-ка вручную собрать созревший хлопок: ведь здесь миллионы коробочек! Громадный труд вкладыва­ют хлопкоробы в уборку урожая. Как бы здесь помогла людям хлопкоубороч­ная машина, сколько рук освободила бы она для других полезных дел! Новая беда в том, что нормально работать ма­шине мешают листья, которые, попадая в приемное отверстие смешиваются с хлопковым волокном. Как избавиться от листьев? Не вручную же их обры­вать! И здесь на помощь труженикам хлопковых полей пришли химики. На Чапаевском заводе химических удобре­ний начато производство специальной химической смеси. Распыляют ее само­леты, оборудованные опрыскивателями. На бреющем полете пролетают они над хлопковыми полями, и через четыре дня на кустах не остается ни одного листоч­ка. Вялые и сморщенные, они усеивают землю шуршащим ковром — путь хлоп­коуборочным машинам открыт!

А вот другая картина. Под ярким летним солнцем зеленеют свекловичные поля. Но всем признакам урожай дол­жен Сыть прекрасным. И вдруг тревога! На полях появился грозный беспощад­ный враг — маленький жучок долго­носик. Полчища шестиногих обжор пря­мо на глазах уничтожают результаты многодневного, нелегкого труда колхоз­ников. Как помочь беде? Как отразить неожиданное нападение грабителей? Раньше на помощь людям могли прийти только птицы. Но даже их вмешатель­ство не всегда приносило победу. Чаще всего после опустошительных набегов свекловичных долгоносиков зеленые по­ля превращались в унылые пустыри с торчащими из земли полузасохшими обглоданными стеблями. И опять на помощь колхозникам пришла химия. После долгих поисков было изобретено ядовитое вещество, уничтожающее дол­гоносиков. Производство этого вещест­ва освоил все тот же знакомый нам Ча­паевский завод химических удоб­рений.

Теперь уже свекловодам нечего бо­яться набегов долгоносика.

…Наш дальнейший маршрут, ребята, пройдет через Сызрань, Октябрьск, Новокуйбышевск и, наконец, завершится в главном городе нашей области — Куйбышеве. Все эти города тесно связаны с развитием химической промышленности.

Поглядите вниз: вертолет пролетает сейчас над Сызранью. Вон справа вид­ны цехи сланцеперерабатывающего за­вода. Он работает на сырье, которое при­возят с Кашпирского рудника, располо­женного здесь же, неподалеку от горо­да. Мы уже знаем, что при переработке нефти, каменного угля, а также сланцев получают продукты, используемые как сырье для химической промышленности. Работа большинства заводов и фабрик связана с неизбежными отходами, часть которых выделяется в виде различных газов. Раньше они только загрязняли воздух., а теперь, с помощью химии из них получают прочный красивый шелк, теплую мягкую шерсть, упругую резину и даже новые дома. Дома из газа! Не верите? Получается что-то вроде воз­душных замков. Не подумайте, ребята, что просто берут газ да и строят из не­го дом. Так ничего не получится. Пом­ните, мы с вами говорили о смолах, ко­торые называют полимерами? Так вот с помощью этих полимеров изготовля­ются различные плиты, настилы, фане­ра и даже готовые детали домов: окон­ные рамы, перегородки, ступени и пери­ла для лестниц, а из прозрачных пласт­масс—кровли и стены. Представляете, какие получаются красивые дома. Какие они удобные, прочные и легкие.

А вот сейчас мы пролетаем над городом Октябрьском. Именно здесь построен завод древесно-волокнистых и древесно-стружечных плит.

Октябрьск

Скоро будет построен еще один за­вод, который станет выпускать строи­тельные детали из пластмассы.

Сейчас нам часто приходится видеть, как на строительных площадках мощ­ные краны поднимают тяжелые железо­бетонные блоки и осторожно подают их к месту установки. Сколько потребова­лось стали, цемента, песка, щебня и электроэнергии, чтобы сделать такой блок! Надо было добыть железную ру­ду, исходные материалы для цемента, взорвать и раздробить в карьерах ка­мень, намыть песок. И как просто по­строить дом, когда вместо тяжелого же­лезобетона мы применим легкие, проч­ные и дешевые пластмассы, созданные из тех самых газов, которые раньше мы считали ненужными отходами производ­ства. Это не значит, конечно, что желе­зобетон нам больше не понадобится. Нет, он остается важным строительным материалом и будет использоваться там, где без него никак не обойтись.

Что за знаки делает нам пилот? Ага,

показывает вниз. Понятно, понятно! Наш вертолет уже над Куйбышевом. Вон стрелы новых улиц Кировского района, молодые сады, клиническая больница. Больница. Кстати, знаете, ре­бята, какую неоценимую помощь ока­зывает химия другой науке — медици­не? Сколько трудных задач уже помог­ла она решить нашим врачам, а сколь­ко других вопросов будет совместно ре­шено в будущем!

…Вот на предельной скорости мчит­ся по улице поблескивающая лаком 1 машина. На ветровом стекле красный крест. Это скорая помощь. Случилось несчастье—попал под машину человеке Быстрее в больницу!

Хирурги в белых халатах склоняют­ся над операционным столом. Пострадавший в тяжелом состоянии: у него разбита голова и поврежденную часть черепной коробки придется удалить. Но как же после этого будет жить человек, как предохранить незащищенную часть его мозга?

Ученые работают над этим вопросом давно. Они предлагали целый ряд заменителей кости, но врачи отвергали одно предложение за другим и требовали та­кой материал, который бы не растворял­ся, не набухал и не вызывал раздраже­ния. И химики создали все-таки пласт­массу, заменившую «сивую кость.

Руки хирурга движутся уверенно и четко. Удалены последние кусочки раз­дробленной части черепа. Ассистент по­дает зажатую пинцетом пластмассовую пластинку. Проходит еще час, и опера­ция закончена. Человек будет жить. Его спасли не только врачи, но и химики.

А вот другой случай. У человека пе­реломаны обе ноги. И снова хирурги в белых халатах склоняются над опера­ционным столом. Раздроблена кость, по­врежден сустав… Одна медицина здесь беспомощна. Врач в подобном случае может только отрезать ногу, и человек останется калекой на всю жизнь.

Однако хирург не одинок—его вер­ными друзьями по-прежнему остаются химики. Это они создали очень прочный и твердый химический материал, кото­рым можно заменить кость.

Но не только твердая пластмасса ис­пользуется в медицине. Порой, наобо­рот, химикам приходится думать над тем, как сделать пластмассу мягкой и эластичной. Такая пластмасса необхо­дима, например, при изготовлении про­тезов человеческого лица.

Для сшивания ран с древних времен в медицине применялись жилы живот­ных, а позже шелковая нить. Но вот хи­мики предложили хирургам нить из ка­прона: тончайшая и в то же время проч­ная, она не вызывает нагноения, как это часто случалось при использовании ни­тей из натурального шелка.

Трудно перечислить все услуги, кото­рые химия оказала и еще окажет в бли­жайшем будущем медицине. Человеку пришлось отнять ногу—протез из легкой пластмассы, похожей на застывшую пе­ну, сделает последствия этого увечья не такими тяжелыми; человек лишился слуха—специальная тончайшая пленка заменит ему барабанную перепонку, и он снова будет слышать; человек поте­рял много крови — ему введут в вену особый химический состав и смертель­ная опасность будет ликвидирована…

Много труда, поисков, неудач, про­веденных в лабораториях, много любви, подвига и истинного героизма заключе­но во всех этих замечательных открыти­ях, которые подарили народу люди, по­святившие свою жизнь химии.

Наш вертолет идет на посадку. Мар­шрут «БХ» близится к концу. Конечно, очень многого мы с вами, ребята, не успели увидеть. Но это ведь только первый маршрут; по остальным вы пой­дете уже сами. Может быть, и не сразу, но во всяком случае с того дня, когда в вашем расписании уроков появится но­вый предмет с коротким названием: «химия».

прочитано в книге Волжские зори

Евгений АСТАХОВ

Рисунки И. Дубровина

 

Реклама

3 responses to “Химия — кормилица наша

  1. А правда, почему пропустил? Вроде бы, основная номенклатура продуктов мирная? Фенолы, там, полимеры?
    Кстати, вроде пропустил и завод «Фосфор» в Тольятти (частмчно, оборонка).
    А про Чапаевский СВЗХ, конечно, всего рассказать в те времена и не смог бы. Тем более, что книжка-то детская ☺

    • Олег говорит, что НКНПЗ производил военное топливо для самолетов и ракет, завод синтетического спирта — крупнейший в СССР по этому продукту, а еще там на НХК производили мономеры для каучука — крупнейший в Европе подобного профиля

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s