По этапам. Как загибалось провинциальное краеведение

После того как летом выложил материал про заброшенную усадьбу бывшего генерального прокурора  и министра юстиции Российской империи и оценил «треволнение» юридической общественности Самары, думаю, что теперь перед наступлением тепла можно вспомнить  другой памятник культуры, правда более ранний, относящийся  аж к XVIII веку, а именно Троицкий храм в селе Троицкое Сызранского района.

Когда начал собирать информацию по нему, сразу натолкнулся на информацию  тольяттинского краеведа и блогера Вадима Кондратьева, который был там в октябре 2014 года, а до него там еще раньше — в 2003 году поснимал сызранский писатель Зацаринный.

Как писал Вадим Кондратьев, Троицкая церковь (церковь Святой Троицы) была построена в 1730 году на средства Екатерины Ивановны Дмитриевой, вдовы Сызранского воеводы Якова Семеновича Дмитриева. На колокольне, под звонницей, Екатерина Ивановна велела построить для себя келью, в которой и прожила всю оставшуюся жизнь. И состояние всего этого хозяйства из года в год становится только хуже.

Но дело сейчас в том почему прогрессивная общественность Самары (не только юристы), отмалчивается по поводу таких памятников, которые находятся не в областном центре, а те до которые расположены на другом конце губернии? Понятно, что со старинными каменными строениями могут работать только специально обученные люди, но иногда для того, чтобы они появились нужно там организовывать просто массовые молодежные тусовки.

Вроде бы в составе этой самой общественности есть и официальные журналисты, пишущие на темы культуры, короче все кто надо, чтобы тему поднять, а вот тишина почему-то …

Не понимаю и почему активисты созданного в 2015 году «Томсойерфеста» только за города держатся? Самара, Казань, Бузулук, Оренбург, Томск, Калуга, Боровск, Рязань, Димитровград, Саратов, Хвалынск… Они теперь даже официально себе новое погоняло взяли — градозащитники, то есть их только города интересуют, где работают крупные строительные компании.

Вспомнил, как в 2016 году на одной конференции на площадке СамГТУ одна столичная дама о них рассказывала и вопрос возник — так кто же  из всех этих людей с ведрами красок действительно может помочь памятникам культуры в самарской глубинке, которые на порядок старше самарских?

Ведь если говорить прямо — волонтерское молодежное движение по реставрации деревянных домов, вообще начиналось в 2010 году в селах (задолго до #Томсойерфестов), именно там молодые добровольцы из Самары, Болгарии, Индии, Китая и Вьетнама занимались реставрационными работами у сельских жителей, которые просили об этом. Работали они в Сызранском и Кинель-Черкасском районах. В одну смену заходило 70 человек. Два года среди этих ребят в 2010-2011 гг. работал и тогда еще старшеклассник Олег Кондратьев.

Только тогда это движение молодых добровольцев называлось не #Томсойерфест, а лагерь «Большой Костер» и проходило оно под «зонтиком» самарского Газпрома, где им занималась Елена Ширнина, одна из руководителей службы по связям с общественностью и средствами массовой информации ООО «Газпром трансгаз Самара», которая выезжала в лагеря со своим сыном. Отправлял туда ребят волонтеров из Железнодорожного района Самары Александр Фетисов, в те годы еще депутат гордумы.

Ширнина среди молодых волонтеров

2010 год реставрация дома в Сызранском районе

Потом в мае 2012 года Елена ушла из Газпрома в мэрию Тольятти к Сергею Андрееву и волонтерское движение в селах с ее уходом умерло. Да, тогда ребята не ремонтировали памятники культуры 18 века, но старые дома деревенским ветеранам они красили, под контролем старших. Теперь и село никто не обновляет, и о памятниках в самарской глубинке никто не говорит.

Говорить тоже стало некому — до начала 2010 годов эту тему будировала запредельная активность блогера, занимающегося вопросами культуры и истории — Павла Попова. Он настойчиво и системно пытался привлечь внимание к раритетным вещам в глубинке. Потом через какое-то время после выборов 2010 года Павел резко повзрослел и как Ширнина неожиданно сменил сферу своей деятельности, он ушел из медиа — его активность по координации каких-то действий вокруг самарской глубинки упала.

Отошел от темы спасения старинных деревянных домов еще ранее и писатель — краевед Евгений Бажанов. Сейчас снижает свою активность в краеведении и Вадим Кондратьев. Ветераны уходят, остаются только околовластные псевдообщественники, имитирующие активность…

В общем, сегодня самарские уезды никому не интересны, кроме местных краеведов. И причина боюсь здесь самая банальная — когда кричат о проблемах Троицкого храма в Сызранском районе, затылок ни у кого не чешется. Это ведь в Самаре минкульт с его бюджетом через улицу от площади Куйбышева находится, а в глубинке конъюнктура другая, там хоть оборись.

Что интересно — сейчас можно просчитать интервал между разными волнами в движении энтузиастов -краеведов Самары. Она равняется примерно 20 годам, именно столько времени, к примеру, прошло между Емельяном Гурьяновым, в 1980 гг. описывавшим старую Самару, и теми кто пришел в эту нишу в жирные нулевые годы.

Реклама

10 responses to “По этапам. Как загибалось провинциальное краеведение

  1. Это процесс сугубо объективный. Подъём краеведения всегда приходится на время собирания камней. А сейчас время разбрасывать

  2. Что-то не понял причину разноса ТСФ. От того, что они не занимаются Сызранью, хуже ни они, ни их дело не становится. Или они виноваты в том, что живут в Самаре, а в Сызрани не нашлось организатора? Или надо ехать туда, живя в Самаре, в которой в самой объектов чуть более чем полно? В маленьком Бузулуке организатор нашёлся, в Сызрани нет — никто в том не виноват. Люди любят место, где живут, и непонятна критика, что они вдруг не едут в сёла или на другой конец области.

    • это не разнос, а размышления
      никто ни в чем не виноват, но ребята Ширниной тоже все были из Самары, однако ездили по другим районам, а психология где родился — там и пригодился — очень странная для молодежи. тем более что на ТСФ приезжают из других городов — им без разницы где работать в Сызрани или Самаре, тем более, Сызранский район — это старейший исторический анклав Самарской области, в отличие от новодельной Самары

      • Насколько знаю, из других городов приезжали перенимать опыт — ну а так как работы ведутся в Самаре, то и они приезжали сюда. Не знаю, мне кажется странным ехать в чужой город, когда у себя бардак.
        Интересность и историчность Сызрани бесспорна, сам бы охотно туда съездил на осмотр всякого исторического. Надо велоэкскурсию что ли летом замутить…

        • Сызрань — новодел, она сгорела в начале 20 века почти полностью, в Сызранском районе барские усадьбы — Паша Попов и Вадим Кондратьев о них писали, там же помещики были очень серьезные в отличие от самары

  3. Хороший пост. Всегда интересовался зданиями и строениями Самарской области ранее 19 века. Их у нас крайне мало.

  4. Эту тему нужно поддерживать субсидиями из бюджета. Краеведение не доходный сегмент и так убыточной культуры. А сейчас в области денег на культурные проекты нет, а по линии грантов Президента нужно быть кандидатом юридических наук чтобы за грант отчитаться. Вот и повисла тема на голом энтузиазме, а среди молодых людей бессеребреников не наблюдаем. Хорошо хоть Вы Игорь Александрович системно по этому вопросу работаете!

    • были и бессеребренники- Вадим Кондратьев, Сергей Зацаринный, Павел Попов, они пахали и не пиарились как черти

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s