Очень женские руководители Самары…»Леший» и «Пижон»

ну что, Леший, кончился ваш спор?

(поклонникам женоподобных руководителей в соцсетях посвящается)

«Самарские Известия» 1994, 4 июня, Владимир Наганов

Оба они очень нравятся женщинам. Но они нравятся разным категориям женщин.

Константин Алексеевич, еще будучи Костей холил свою прическу. Неизменно у Гаруса. А вот неуправляемые вихры городского головы дали повод чиновному люду на следующий же день окрестить своего нового начальника «Лешим». Недавно Олег Николаевич пытался покорить необузданность своих черных кудрей. И, по-моему, от этого не выиграл.

По-модному паруситься стали брюки у Сысуева год с небольшим, если не позже. Костик еще лет тридцать назад на «броде», так называлась тогда самая модная для прогулок улица Куйбышевская, слыл пижоном. И сейчас его можно было бы регулярно выдвигать претендентом на звание «самого элегантного мужчины Самары». Добавлю, что и в нынешних московских коридорах в Кремле, в «Останкино» наш Константин заставляет оборачиваться столичных «штучек».

Когда Олег Николевич возглавил город, то тут же сменил положенную ему представительскую Волгу, на скромные Жигули. Теперь сделал обратную рокировку, видимо поняв удобство представительской машины для первого лица, которому приходится постоянно встречать гостей, в том числе зарубежных, очень чутких к классу машин. Константин Алексеевич, кстати, тоже однажды «поскромничал»: уходя из города на область забрал с собой не очень высокоранжированный номер служебной Волги КШВ 65-21. Хотя вне сомнения мог бы сегодня красоваться на 65-01. Зато по Москве предпочитает гонять не на правительственных Волгах, а на иномарках своего друга генерального директора «ЛогоВАЗА» Бориса Березовского. И что-то частенько стал язвить по поводу местных фирмачей, которые ездят на службу на Мерседесах. Заедает, видимо, что не по чину.

В зарисовке о мэре города в газете «Самара» очень тщательно описывалось, как семья купила однажды «Вискас» для киски и потом все переживала из-за бреши в семейном бюджете. Губернатор может походя бросить: отдых в Словении обойдется в полтысячи долларов, это же сегодня не деньги. И потом журналист — недоброжелатель расценит это как «политический цинизм». Нам льстит, когда вождь бедных прикидывается бедным.

Самую важную Сысуев может подмахнуть оказавшейся под рукой шариковой ручкой. Титов достанет из кармана спецперо. Он знает, что и бумага будет долговечнее держать след от такого инструмента, да и на телеэкране оно «красивше».

И Титова, и Сысуева журналисты обожают. Но обратите внимание: Титов говорит длинно, по-книжному, порой стерильно. А у Сысуева свой, незаемный слог — лапидарный, с очень тонким, порой еле уловимым чувством юмора.

С заседаний у Сысуева вы выходите с информацией, с заседаний Титова — с обрывками познаний из новых экономических теорий.

Сысуев любит окружать себя людьми талантливыми и интеллектуальными. Титову ближе те, кто уже обременен научными или другими регалиями. Особо «западает» по представителям капитала и власти.

Олег Николаевич — известный спортсмен. Баскетболист. Футболист. Обратите внимание — это все командные «открытые», так сказать, игры. Константин Алексеевич зато частый посетитель теннисных кортов. В молодости показывал неплохие тройные прыжки. Нынче горд продемонстрировать сложнейшую карточную игру на семи колодах.

Однажды ко мне подошел человечек, любящий намекать на свою допущенность к столу, и на ухо спросил: «Ты знаешь, во сколько оценивается личное состояние Титова?» «Ну, и во сколько?» «В 4 миллиарда рублей.» «Нет, — говорю, ошибаешься». «А во сколько же?» — еще ближе приник к моему уху «допущенный». «В 4,5 миллиарда», отвечаю. Я потом пересказал этот эпизод Титову, тот так смеялся, что чуть со стула не упал. Я представил себе, что позволил такой же эпатажный ход в отношении Сысуева, и понял, что меня после этого никогда бы больше не пустили на порог его кабинета.

Константин Алексеевич очень любит слухи о себе: «Скоро Титова заберут в Москву министром. А может и вице-премьером», По-моему, он уже коллекционирует эти слухи. Как-то рассказывали, что Сысуеву донесли: «Вот, мол, Олег толкуют тебя на губернатора прочат». Так он сразу открещиваться стал. И не потому — думаю — что не «греет», а потому что не хочет числить себя причастным даже к слышавшим подобные слухи.

На днях вышел в газете «Волжская Заря» разворот, посвященный персоне Олега Николаевича как мэра и как кандидата на будущего мэра. Кто-то видел этот разворот приклеенным на свежеокрашенную скамейку на набережной Волги. И такой характерный след остался, будто чей-то зад припечатал собой фотоличность мэра. Этот факт, достигнув ушей Сысуева, заставил его чуть ли не запаниковать: это отношение ко мне. Руку на отсечение кладу, что случись что-то подобное во время предвыборной борьбы Титова, он бы коротко прореагировал: выпивали мужики, не во что было селедку завернуть, а потом на мокрую скамейку подложили.

Отчетливо помню неприятности прошлого года, когда в область и в город нагрянула комиссия Контрольного управления аппарата Президента с проверкой, под красивым названием которой читалось: а вот мы вам коррупционеры. Помню, как отчаянно бился Константин Алексеевич за своих мужиков, на которых «пала тень». И помню совершенно иной стиль сысуевского аппарата: там тут же открестились от человека, к которому заглянул на беседу московский проверяющий. Заместитель Сысуева, попавший под проверку, некоторое время даже не был уверен: продолжит он работать в городской администрации, или не продолжит. Самое интересное, что именно этот человек сегодня несет на себе самое тяжелое бремя, являясь координатором предвыборных маневров сысуевской команды.

Проверяют всегда тех, кто действительно работает, а не имитирует работу. Титов это давно понял, а вот понял ли это Сысуев?

У Олега Николаевича очень женское окружение. И не по полу, а по характеру. Это окружение любит свое слово произнести последним, так как, по логике дам и шпионов последнее лучше запоминается. Титов же любит советоваться. Но там советы в Филях носят чисто мужской характер. И потом все знают: Константин Алексеевич уже практически принял решение и больше экзаменует свое окружение, инициирует его соперничество, проверяет, кто не утерял способность к собственному суждению, разведывает: а вдруг у кого появились новые интересные источники информации.

Идентичная ситуация: окружение того и другого главы формулируют решимость хозяев идти на выборы. Титов своей рукой вставляет фразу: «Кого бы на эту должность не избрали…» Сысуев своей же рукой это допущение вычеркивает.

Я слышал не раз, как критикуют персоналии В Белом Доме и в старинном особнячке на пересечении улиц Куйбышева и Льва Толстого. Я бы в эти моменты предпочел меньшую зарплату городского чиновника.

Поговаривают, у Константина Алексеевича есть в крови столичная закваска, и тогда это объясняет его пышным цветом раскрывшийся дар царедворца, чуть ли не завсегдатая кремлевских кабинетов с самарскими бумагами.  Олег Николаевич, несмотря на его импозантность, в душе — дитя провинции. Мне сдается, он с большой охотой отсылает в Москву своих замов, нежли протирает начальственные ковры сам.

Самое главное качество первого руководителя — мужество принимать решение. Понимая, что оно может быть еще сырое, но оно нужно именно сегодня — завтра плохим даже будет самое лучшее. Так вот у меня такое ощущение, что Константин Алексеевич может переторопить, увлекаясь частным интересом, или рискнуть. Олег Николаевич может перетянуть резину, уклониться, наконец, уговаривая себя тем, что не со всеми успел посоветоваться.

Первое лицо области сообразило, что первому руководителю для того, чтобы остаться в людской памяти, нужно оставить после себя какой-нибудь грандиозный объект, и «пробило» идею строительства онкологического диспансера стоимостью аж в 50 миллионов долларов.

Зато первое лицо города первым уяснило, что нынче официальным зданиям надо придавать человеческое лицо, и населило мэрию детской живописью.

Экстравагантная первая леди области не боится, кажется, ничего — ни телекамер, ни гаишников, ни говорить колкости «премьерам» (пока режиссерам на премьерах их спектаклей). На месте положенном первой леди города, я чаще наблюдаю ее отпрысков. говорят, наши первые леди образовали какой-то совместный благотворительный фонд. Хм…

Да, они — разные, наши областной и городской лидеры. и все же в одном они — близнецы и братья. Они люди власти. Они рождены для нее. Другие около нее долго не задерживаются. Другие за нее так настырно не борются. И счастье наше в том, что при всей своей разнице наши лидеры — не антиподы. (А на нашей земле были такие примеры. И не в самом далеком прошлом). Наши лидеры в нужное время и в нужном месте умеют находить общий язык.

Я уверен, что они взаимодополняют друг друга, взаимооблагораживают. С Титовым я, например, хотел бы работать. С Сысуевым я хотел бы дружить.

+++++

Эссе-сравнение первых лиц города Самары и Самарской области — Олега Сысуева и Константина Титова, основанное на субъективных впечатлениях

One response to “Очень женские руководители Самары…»Леший» и «Пижон»

  1. Титов сменил много партий -типичный конъюктурщик даже Горбачев его подонком обозвал.Сысуев не любил рисоваться просто делал свою работу и не искал теплых мест для своих близких.Это мое субъективное мнение.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s