Чтоб город Пальмиру сирийцам вернуть

Сергей на фронте в Сирии

Вчера целый день общался с корреспондентом BBC Ильей Барабановым, который упрекнул меня, что я, мол, борюсь за своего друга Сергея Морозова, которого даже официально наградили, а он и английский информканал, на который  он трудится, хотят помочь «тем парням, которые гибнут в Сирии сейчас, и которым присваивают посмертно только липовые вагнеровские медальки, которые никто не признает». На что я возразил, если таких парней как Сергей Морозов узаконят в Самаре, потом это движение пойдет и в других частях России, откуда добровольцы ехали на Донбасс и в Сирию.

Хорошо, что во фронт тех, кто отстаивает права наших ребят прошедших Сирию и Донбасс, встают и некоторые официальные медиа. Такие как Социальная газета, где 17 февраля вышел этот очерк:

Поколение людей серебряного возраста хорошо помнит песню «Гренада» на слова Михаила Светлова, в которой есть такие строчки: «Я хату покинул, пошел воевать, чтоб землю в Гренаде крестьянам отдать».

А по отношению к человеку, о котором я хочу рассказать, эти слова надо несколько перефразировать: «Он дом свой покинул, пошел воевать, чтоб город Пальмиру сирийцам вернуть».

Самарец Сергей Морозов погиб под Пальмирой два года назад, 9 марта 2016 года. Погиб, закрыв своим телом от осколков мины командира. За этот, действительно, подвиг Указом Президента РФ Владимира Путина он посмертно награжден орденом Мужества. Этот посмертный орден стал уже третьим. Первые два ордена Мужества Сергей Морозов получил за отличия в боях на Донбассе.

В результате наш земляк сейчас – единственный самарец, который является трижды кавалером этой боевой  награды.

Родился Сергей в год принятия последней советской Конституции, в 1977 году. Отец  — Николай Анатольевич более четверти века работал бригадиром сварщиков на нашем судостроительном заводе, награжден орденом Трудового Красного Знамени. Мать – Наталья Ивановна опять же бригадир, но кондитерского объединения «Россия». Словом, совсем обычные советские родители.

И, судя по биографии Сергея, они дали ему даже в «лихие девяностые» самое настоящее советское воспитание. Рассказывая о жизни Сергея, отец говорит, что тот был самым обычным пацаном: учился как все – не отличник и не двоечник, но с самых младых лет много занимался спортом. В шесть лет увлекся дзюдо и самбо, успешно выступал на городских и даже областных соревнованиях. А в десять лет стал еще заниматься и водно-моторным спортом. И на 10-й спартакиаде народов РСФСР в своей возрастной группе занял второе место.

И хотя Николай Анатольевич никак не выделял какие-то особые черты или качества Сергея, основное из них красной нитью проходит через всю его недолгую жизнь. Это качество — стремление к  справедливости, стремление защищать сирых и убогих.

После окончания вуза он открыл организацию  по оказанию бесплатной юридической помощи инвалидам и малоимущим жителям Самары. Потом стал волонтером антинаркотического проекта «Жизнь» и акции «Волга против наркотиков», участником социального проекта «Детские площадки». В 2004 году организовал добровольную дружину, которая следила за порядком на территории детских садов Железнодорожного района.

награды Сергея

Столь активная жизненная позиция привела его и в политику. В 2010-м году он попытался стать депутатом Самарской городской думы. Но за время избирательной кампании, по словам отца, на него было вылито столько грязи, что он решил плюнуть на всё и подался в казаки.

Но не в те ряженые, которые иногда сверкают лампасами и в нашей Самаре, а в настоящие, на Кубань. И, хотя по некоторым отклонениям в состоянии здоровья, Сергей не годился для службы в армии, казакам он, похоже, сильно пригодился.

— Через какое-то время во время очередного приезда в Самару он похвалился – я теперь REX и расшифровал – разведчик экстра-класса, — вспоминает Николай Анатольевич. —  Так и началась та часть его казацкой биографии, о которой он рассказывал очень мало.

В конце 2014 года  REX приехал в Самару с медалью «За возвращение Крыма». Оказалось, что он еще с февраля того года в составе подразделения Таманского отдела Кубанского казачьего войска на Турецком валу участвовал в защите Крымского полуострова от бандеровских экстремистов. Командуя разведывательным отделением, обеспечивал безопасность позициям казаков и «Беркута», в том числе действуя в «нейтральной» полосе, выставляя секреты и предупреждая провокации. За это и был награжден медалью Министерства РФ.

А после того, как киевская хунта начала карательную операцию против Донбасса, Морозов, как и многие другие казаки отправился на защиту самопровозглашенных народных республик. Сражался в подразделении войсковой разведки геройски, был дважды ранен.

— Это мы уже потом узнали, — вздыхает его отец, — а сначала Сергей говорил, что казаки занимаются лишь охраной руководства этих республик. А ранение он получил чисто случайно, якобы по неосторожности. И хотя я понимал, что все это не совсем так, а точнее, совсем не так, не спорил и не выпытывал подробности. Знал, придет время, сам расскажет, если сочтет нужным.

Увы, не рассказал. Да и его казацкие однополчане тоже что-то помалкивают. А два ордена Мужества за просто ранения не дают. Статус этого ордена предполагает совершение его кавалером, если и не выдающегося подвига, то чего-то близкого к нему. Тем более, что президентские указы на первые два ордена подписаны менее чем за полгода.

А с января 2016 года казачий разведвзвод, в котором вахмистр Морозов командовал отделением, дрался отчаянно, громя и местных террористов, и иностранных наемников. Последний его бой прошел под Пальмирой, где в окрестностях древнего города взвод проводил рекогносцировку.

…Казаки тогда попали в огневую засаду, и в первые же мгновения боя один из них был тяжело ранен. Сергей и командир взвода, организовав отход подразделения, лично вынесли тяжелораненого бойца и, разместив его в безопасном месте, вернулись на позиции. В этот момент начался минометный обстрел. И буквально в последнее мгновение Сергей сумел закрыть собой командира взвода, приняв на себя почти все осколки от разрыва мины. Ценой своей жизни он спас командира, что, в конечном счете, и обеспечило успех всей дальнейшей операции.

Атаман Таманского отдела Кубанского казачьего войска Иван Безуглый, прощаясь со своим казаком, отмечал: «Несмотря на тяжелейшую боль утраты, подвиг Сергея Морозова говорит, что казачество живо, и будет жить. И мы приложим все силы, чтобы все наши хлопцы росли такими же героями, способными пожертвовать всем ради своих братьев и ради своей Родины».

Вот таким парнем был Сергей Морозов. Вся его жизнь – это настоящий пример для подражания, как говорили раньше. Но сегодня, когда даже из утюгов то и дело слышатся слова о необходимости воспитания патриотизма у нашей молодежи, о нем мало кто знает в Самаре. Хотя именную улицу в новом микрорайоне, как минимум, он заслужил своими подвигами. Но такой улицы нет. А в 64-й школе, которую он закончил, нет даже никакой таблички с упоминанием его имени, не говоря уже о соответствующем стенде или музее.

Но я все-таки надеюсь, что в Самаре найдутся те, кто увековечит память об этом человеке, который был нашим современником, ходил по одним улицам, а потом ушел в бессмертие…

Аркадий Соларев, Социальная газета, 17 февраля 2018 г.

One response to “Чтоб город Пальмиру сирийцам вернуть

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s