Как самарец, восстание в Пакистане поднимал

Сергей Левчишин

    Они возвращаются через десятилетия

       Сегодня вечером 1 канал ТВ начнет показ сериала о восстании в 1985 году пленных советских солдат, удерживаемых на территории Пакистана. Не знаю насколько там содержание официальной пропаганды будет уравновешено реальное правдой, но очень уж местами перекликается та война, с нынешней.

И тогда мы воевали по просьбе официального правительства Афганистана вроде бы с партизанами душманами, а почему то реально главным врагом был Пакистан, привечавший всякую сволочь типа военных инструкторов из США. И сейчас в Сирии вроде бы помогаем правительству воевать с запрещенным в РФ Исламским Государством, а потом наши ребята рассказывают, что Сергея Морозова в бою под Пальмирой убили не игиловцы, а турецкие спеназовцы.

Повторяется и положение наших ребят — 20 лет государству Россия понадобилось, чтобы признать подвиг тех пацанов, которые полегли в пакистанском местечке Зангали и сейчас российское государство раздавая правительственные награды тем россиянам, которые выполняют роль пехоты в Сирии отказывается от них после их гибели.

А теперь о том, что было тогда в Пакистане, где погиб уроженец села Черновка Кинель-Черкасского района Куйбышевской области Сергей Левчишин.

В конце апреля 1985 года в топе мировых новостей появилось сообщение, что в пакистанском местечке Зангали в лагере Бадабер советские солдаты, взятые в плен афганскими моджахедами подняли вооруженное восстание и все погибли. Официальная советская пропаганда тогда долго молчала. Хотя по линии КГБ СССР и других спецслужб сразу началась работа по выяснению подробностей этого восстания и имен его участников.

Один из участников этой работы, подполковник ФСБ в запасе самарец Музаффар Худояров потом рассказал журналистам, что первоначально, по горячим следам толком выяснить ничего так и не удалось. Завеса тайны Бадабера приподнялась лишь в следующем тысячелетии Именно тогда Худоярову удалось разыскать в Фергане единственного свидетеля той драмы Носиржона Рустамова — в 1992 году тому удалось вернуться в родной Узбекистан, где спустя 14 лет самарский чекист и нашел его. Рустамов и рассказал о том, что произошло в Бадабере.

орден пришел спустя 20 лет

Носиржон попал в лагерь, в начале 1985-го. Его вместе с несколькими другими нашими солдатами, недавно попавшими в плен, держали в подвале. Все они были закованы в кандалы. Ребят выводили на земляные или строительные работы, а иногда они разгружали ящики с оружием и боеприпасами. За работой пленных  следили надсмотрщики.  Общаться между собой им  запрещалось. Если кто-то из пленных, по  мнению надзирателей, не проявлял должного усердия, то на ночь следовало жестокое  наказание. Цепи на ногах затягивались до предела, и к утру из-под них буквально проступало мясо. Издевательства носили постоянный характер. И потому он вспоминает это время, как самое тяжкое и адское испытание.

Кроме этих пленных, закованных в цепи, в лагере было ещё  11 советских солдат, принявших ислам, которые жили в верхней казарме. Среди них были русские, белорус, украинцы. Но всех их звали уже  не Сергей, Коля или Юра, а Абдурахмон, Абдулло или Ибрагим. Они имели более свободный режим передвижения, пользовались у моджахедов доверием и те даже играли с ними в футбол. Эти парни называли себя невозвращенцами и говорили о том, что скоро выедут на Запад. Рустамов тогда не догадывался, что это, очевидно, была их тактика по вхождению в доверие к душманам для того, чтобы при удобном случае завладеть оружием. На самом деле так оно и произошло.

Воспользовавшись тем, что почти все моджахеды-охранники играли в футбол, лидер «невозвращенцев» — Абдурахмон обезвредил охранника арсенала. Другие сбили замки и стали выносить на крышу оружие и боеприпасы. А солдат и офицеров коммунистической афганской армии, которые были в плену вместе с ними, Абдурахмон распорядился выпустить за ворота лагеря и дал им команду укрыться в окрестностях.

Потом восставшие потребовали вызвать представителя пакистанских властей или международного Красного Креста и обеспечить выход всех пленных из лагеря.
Будущий президент исламского  Афганистана Раббани, один из тогдашних лидеров душманов, был тогда в Бадабере. Он не стал выполнять эти требования, а распорядился эвакуировать лишь «подвальных» пленных.

Худояров слева, рядом Левчишин Николай

Поняв, что их ультиматум отклонен, наши открыли сначала вялую, а потом и ожесточенную стрельбу из крупнокалиберного пулемёта, надеясь, что его грохот привлечёт внимание властей Республики Пакистан. Тогда моджахеды начали артобстрел. Вскоре раздался огромной силы взрыв, который уничтожил весь арсенал и унёс жизни всех советских пленных.

У Носиржона две версии взрыва. Первая – склад, напичканный боеприпасами, взорвался от прямого попадания снаряда. Вторая – восставшие сознательно уничтожили себя вместе со складом и моджахедами, поняв, что помощи уже ждать неоткуда. Взрыв склада с огромным количеством оружия и боеприпасов, возможно даже входил в планы Абдурахмона. Ведь взорвав арсенал, восставшие спасли бы сотни жизней наших солдат, против которых это оружие могло быть использовано.

Но это лишь версии, ни одной из которых уже не суждено стать вердиктом.

— После взрыва моджахеды привезли меня и других  пленных обратно в лагерь и приказали собрать и закопать части тел погибших, — рассказывал Носиржон Худоярову. — Мы собирали обрывки тел, сложили их в яму, вырытую экскаватором, и закопали. Моджахеды потом утрамбовали землю экскаватором, чтобы не осталось никаких следов и не разрешили даже прочитать молитву по погибшим. Но, несмотря на запрет, мы всё же помолились по исламским обычаям.

Рустамов тогда же рассказал, что до сих пор помнит место могилы и может его показать.

Музаффар Худояров вспоминал, что под руководством Комитета по делам воинов-интернационалистов при Совете глав правительств СНГ еще тогда начал готовиться к поездке в Пакистан, где Комитет планировал провести эксгумацию останков наших солдат для дальнейшей экспертизы и перезахоронения на Родине. Но в районе Пешавара начались боевые действия, и пакистанский МИД официально уведомил о невозможности обеспечения безопасности работы экспедиции. Остаётся только надеяться, что когда-нибудь всё-таки появится возможность организовать такую экспедицию, найти останки или хотя бы привезти землю с того места, где геройски погибли наши солдаты.

место в музее дали не сразу

Как же чекистам удалось установить, что самарец Сергей Левчишин, пропавший без вести еще в начале февраля 1984 года, более года находился в Бадабере и погиб там? Вот что рассказывает об этом Музаффар Худояров:

— Перед встречей с Носиржоном уже был список тех, кто предположительно находился в Бадабере, переданный пакистанцами. Я показал Рустамову фотографии солдат из этого списка, в том числе и Сергея. Носиржон уверенно опознал Абдурахмона – украинца Николая Шевченко и почти уверенно Левчишина – Ибрагима.

А потом стали известны показания одного из пленных офицеров коммунистической афганской армии, который был отпущен из Бадабера восставшими. Среди других наших пленных он называет русского с исламским именем Ибрагим и описывает его: волосы тёмные, глаза тёмно-карие, широкоплечий, среднего роста, есть отец, мать, брат, сестра, возраст около 20 лет. Эти приметы совпадали с приметами Сергея Левчишина.

решение собрания

И 25 июля 2006 года Президент РФ Владимир Путин подписал указ о награждении  Сергея орденом Мужества посмертно.

— Мы почти полгода ничего не знали о Серегиной судьбе, — рассказывал журналистам его старший брат Николай, проживавший в Отрадном. – Его призвали в армию в конце 1983 года. В январе пришло письмо, в котором он сообщил, что скоро отправится в Афганистан. А потом письма перестали приходить. И вдруг в начале лета начались разговоры о том, что Сергей чуть ли не перебежчик. Поэтому я пошел в отрадненский горвоенкомат. Оттуда меня отправили в Кинель-Черкассы. И только там после долгих и трудных переговоров в военкомате получил официальное извещение о том, что Сергей пропал без вести еще в феврале.

Уже потом, спустя годы, стало известно о том как и где он погиб. А еще через несколько лет маме вручили Серегин орден. И в 90 лет Олимпиада Феофиловна  мечтала о том, чтобы если и не останки Сергея похоронить, то хотя бы горсть земли привезти с его могилы и положить на могилу отца, который так и не дожил до известия о том, что его сын признан героем.

Сергей Морозов кавалер 3 орденов Мужества, погибший в Сирии в 2016 г., по мнению чиновников, места в музее пока не заслужил

Затем через десятилетия после гибели Сергея Левчишина память его была увековечена в музее Центрального военного округа, где есть его персональный стенд, главным экспонатом которого является орден Мужества. А школа – восьмилетка села Черновка, в первом классе которой он прочитал слова «мама» и «Родина» носит имя этого выпускника.

Использованы фото, которые предоставлены журналисту Аркадию Солареву Музаффаром Худояровым

Реклама

2 responses to “Как самарец, восстание в Пакистане поднимал

  1. В магазине «Сюрприз», что на углу Красноармейской и Молодогвардейской, в 90-е висел стенд в честь памяти солдата, погибшего в Афганистане (он там работал до армии). Сейчас там продуктовая «Пятерочка» и хозтовары «Семья», стенда нет. Собственник поменялся — это понятно, но неужели нельзя было оставить это скромное напоминание о погибшем солдате? В двух шагах парады проходят … Грустно

  2. А если хоть небольшую мемориальную доску с гор. властями обговорить?

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s