Слава Украине! — над Самарой (часть 6)

Завальный любит обихаживать чиновниц от культуры

Александр Завальный — один из самых больших путаников в среде официальных самарских краеведов, сначала в его статьях белочехи — каратели, спустя некоторое время — освободители. Путаница и с украинцами. Сначала он в своей книжке рассказывает, как большевики привечали пленных западенцев — жителей ныне антироссийской Галиции, а уже через несколько страниц он же снова «плюется» в сторону кровавой Москвы.

Что творится в голове этого человека трудно представить. Скорее всего, как типичный интеллигент живущий в ареале русской культуры он построил себе некий идеальный образ (это оказалось образом незалежной жовто-блакитной республики), а потом невзлюбил все, что мешало реализации этой самой утопии. Большевиков, еврейских комиссаров, посланных на Украину, венгров, путавшихся под ногами и т.д.

Это не настоящая жизнь — это националистическое фэнтези, национал-большевизм в отдельно взятом хуторе. Такое можно приготовить только на костре из покрышек, пылающем в голове одного человека. Только так относясь к творчеству Завального можно еще как-то воспринимать опубликованное им в 1996 году. Еще интересно читать у Завального про попытки Комуча и чешских карателей, захвативших Самару, наладить контакты с петлюровцами на Украине.

Кабытов еще один деятель покрывавший Завального все эти годы

Что же на самом деле происходило на Украине дает понять Доклад операционного отделения германского восточного фронта о положении на Украине в марте 1918 г.

Ко   времени   вступления   немецких   войск   на   Украину   там   царил полный хаос… Внутреннее положение Украины более всего напоминает состояние Мексики… В стране нет никакой центральной власти, захватывающей более или менее значительную территорию. Вся страна разделена на целый ряд отдельных областей, ограничивающихся пределами уезда, города, а иногда даже отдельными селами и деревня­ми. Власть в таких областях принадлежит различным партиям, а также и Отдельным политическим авантюристам, разбойникам и диктаторам. Можно встретить деревни, опоясанные окопами и ведущие друг с дру­гом войну из-за помещичьей земли. Отдельные атаманы властвуют в областях, подчинения которых они добиваются с помощью своих при­ближенных и наемников. В их распоряжении находятся пулеметы, ору­дия и бронированные автомобили; как и вообще много оружия раста­скано  населением.

украинские синежупанники 1918 г. созданы немцами

Нельзя сказать, что большевики опираются лишь на оставшиеся в Украине русские войска и на пришедшие из Великороссии банды; они имеют и много сторонников на Украине. Все рабочие настроены боль­шевистски, как и значительная часть демобилизованных солдат… Украинская самостийность, на которую опирается Рада, имеет в стране чрезвычайно слабые корни. Главным ее защитником является небольшая группа политических идеалистов. В народе часто можно встретить полное отсутствие интереса к на­циональной самобытности. С другой стороны, и украинцы не являются сплоченной политической группой… Рада, власть которой усиливается со времени  прихода  немцев с каждым днем, все же опирается теперь, как, по всей ве­роятности, еще долго и в будущем, на немецкие штыки.

Ну, а теперь творчество создателя националистического фэнтези Завального:

В первые месяцы 1918 года большевики создали в Самаре несколько национальных комиссариатов, в том числе и украинский…

Мы давно не вспоминали об украинцах-военнопленных. С приходом к власти большевиков бывшие солдаты и офицеры германской и австрийской армий получили фактическую сво­боду, возможность создавать свои организации, проводить демонстрации и митинги. Некоторые из галичан оседали в Са­маре, кто — надолго, кто — до поры до времени. Причем, отно­шение к России у них несколько отличалось от взглядов во­сточных украинцев. Не вкусив всех прелестей царского режи­ма, «западники» порой романтично смотрели на великое сла­вянское государство, ведущее борьбу с враждебной славянству Австро-Венгерской империей. Показательно в этом плане на­писанное Дмитрием Васильевичем Гембаровским прошение в Самарский ревком о выдаче документов на свободное прожи­вание в городе.

галицийские рагули 100 лет спустя

Автор — уроженец села Калагаровка в Галиции, он был взят в плен в 1915 году в Перемышле. До июля 1916-го находился в лагерях под Ашха­бадом и Ташкентом. Во время переезда в Пермь заболел, отстал в Бузулуке от эшелона и перебрался в Самару. Зная рус­ский язык, устроился помощником писаря на сборном пункте воинского начальника. Дважды безрезультатно подавал прошения о принятии в русское подданство. И вот, обращаясь в очередной власти в январе 1918 года, он мотивирует свою просьбу не рассуждениями о пролетарском интернационализ­ме, всемирной революции и социальном происхождении, он апеллирует к идее общеславянского единства: «… Я, как славянин…, живя в Австрии под гнетом немцев и во второй линии — поляков, всегда стремился к соединению с Россией, где и в доказательство Вам будет массовое число пленных австрийских солдат-славян, попавших в плен, чтобы не проливать кровь со своими братьями-славянами».

И при­мечательно, что на местном уровне аргумент сработал. На сле­дующий день прошение украсилось визой: «Выдать удостове­рение». Правда, стоит добавить, что к своему письму Гембаровский приложил два свидетельства о приличном поведении. Получив необходимый документ, он ходатайствует теперь о русском подданстве. Не собираясь порывать связей с родиной, Гембаровский готов способствовать национальному просвеще­нию в Галиции. Предполагая, что после войны она, вероятно, так и останется в составе Австрии, он хочет поехать туда как «свободный российский республиканец», находящийся под за­щитой Российской федеративной республики. 7 июня, за день до падения советской власти в Самаре, Гембаровский обретает, наконец, долгожданное гражданство.

таким видели сепаратизм в России в 1917 году

Мощный национальный порыв самарских украинцев после Февраля 1917 года разбился о большевистский переворот и Брестский мир (о как Завальный сочиняет — Центральная рада торопилась подписать сепаратный мир с немцами, а виноваты негодяи- большевики -ИК). Деформированное сознание граждан ра­зорванного на части и расколотого на классы бывшего госу­дарства Российского накладывалось на психологию народа, чья Родина страдала под пятою оккупантов. Не каждый мог выдержать такое потрясение. Слишком велики были мартов­ские надежды и слишком мрачной оказалась октябрьская дей­ствительность ( тут просто рыдать вместе с Завальным хочется — ИК). И если кто не испытывал особых огорчений от политических перемен, так это те из пленных украинцев, ко­торые захотели получить советское подданство или остаться в России, и уже не имели для этого никаких препятствий. Но разве могли они думать, что присутствуют при рождении од­ного из самых зловещих режимов в истории человечества (как сильно сказано — в каждом украинском националисте сказочник умер — ИК)?

МЕЖДУ КРАСНЫМИ И БЕЛЫМИ

В мае 1918 года против советской власти выступили легионеры сформированного Временным правительством чехословацкого корпуса. Сражавшиеся вместе с русской армией против германских и австрийских войск чехи и словаки после заключения Брестского договора решили продолжать борьбу с врагом. Чтобы избавиться от ставших ненужными союзников коммунистическое правительство в конце концов согласилось отправить их во Францию через Владивосток. В обстановке взаимного недоверия, всяческих слухов и попыток перетянув часть легионеров на сторону большевистского режима 60 чехословацких эшелонов потянулись на Дальний Восток. Совнарком потребовал от легионеров сдачи оружия и основным пунктом его приема назначил Пензу. Однако мирная процедур передвижения была сорвана. Стычка представителей пензенских властей с чехословаками привела к захвату города легионерами. Вскоре чехи двинулись в сторону Самары. Высланные им навстречу войска потерпели тяжелое поражение у Липягов 8 июня практически без сопротивления легионеры вошли Самару (да так чехи постреляли из орудий по русскому городу — ну убили людишек, по оценкам Краеведова около 1000 человек, подумаешь — это же не украинцы — ИК).

мирные чехи в России были карателями, в 1968 году советская армия в Чехословакии ничего подобного не делала

В городе была установлена власть Комитета членов Учредительного собрания (Комуча). Кстати, после разгона собрания его члены хотели переехать в Киев, но он был захвачен советскими войсками. И вот судьба определила им Самару Подчинившее своему контролю территорию нескольких губерний самарское правительство стремилось достичь компромис­са между различными классами и группами и вывести Россию из хаоса гражданской войны. В первые же дни Комуч провоз­гласил восстановление демократических свобод и местного самоуправления,  приступил к формированию  внеклассовой, неполитизированной армии (той самой армии, что «баржи смерти» и «поезда смерти» охраняла — ИК). Возглавившие правительство эсеры подчеркивали приверженность идеалам Февраля 17-го года. Четыре месяца, допуская ошибки и срывы, Комуч балан­сировал между двумя политическими крайностями тогдашней России, четыре месяца тщетно искал точки соприкосновения, четыре месяца пытался спасти страну.

на баржах смерти КОМУЧ и чехи демократию защищали

В Москве в июле 1918 года создается Коммунистическая партия Украины, а на самой Украине крестьянство, стонавшее от немецких поборов и унижений, поднялось на партизанскую войну. Украина превращается в огромный повстанческий ла­герь. Чувствительные удары по немцам наносят отряды леген­дарного Н.И.Михненко (Махно), вспыхивает мощное восста­ние в Звенигородке. В оппозицию к Скоропадскому встал из­бранный главой Киевского губернского земства Петлюра и руководимый им Всеукраинский Союз земств. 27 июля 1918 года популярный земский лидер был арестован гетманскими властями.

Самарские газеты почти ежедневно публиковали вести с Украины… Приезжавшие из охваченной огнем Украины сра­зу оказывались в центре внимания самарцев. Вот идет заседа­ние Бугурусланского уездного крестьянского съезда. Выступа­ет вернувшийся с Украины житель Ставропольского уезда. Со слезами на глазах рассказывает о зверствах немецких войск (а между тем тем такие же слезы на глазах и у самарцев, испытавших зверства чехов в Самаре, но их Завальный не замечает — ИК) и призывает помочь украинскому крестьянству, ибо оно «одно не в силах бороться со своими душителями-немцами». В ответ естественная бурная реакция делегатов.

В самарском «Олимпе» читает лекцию о положении на Дону и Украине мичман Зайцев: ненависть к немцам громадная, восстала вся Украина. Но о Самаре и восстановлении власти Учредительного собрания украинцы «почти ничего на знают. О выступлении чехословаков — совершенно ложное представление»

Через месяц ситуация заметно меняется, и Комуч получил известность на Украине. Во всяком случае, украинский консул Бочило просит самарское правительство признать его полномочия на всей территории, управляемой Комучем. В начале августа в Киеве собралось свыше 30 членов Учредительного собрания с надеждой перебраться через фронт в Самару. А 21 августа в Самару прибыл уполномоченный от населения Ружинской волости Сквирского уезда Киевской губернии Гладышко. Он подал заявление в Комитет членов Учредительного собрания, где обрисовал бедственное положение украинских крестьян. Ряд сел, пишет Гладышко, не признает ни гетмана ни большевиков. Их население продолжает считать себя российскими подданными и выбирает уполномоченных, который дает наказ  рассказывать  иностранным консулам правду об Украине.  Немцы охотятся за такими ходоками,  избивают отправляют в Германию на работу в шахтах. В случае необходимости   Гладышко  готов  был  предоставить   Комучу   копия имеющихся у него документов и свидетельств о немецких бесчинствах на Украине (вот время было классное для всех Остапов Бендеров — любой авантюрист мог выдать себя за сына лейтенанта Шмидта или ходока с Украины — ИК).

гражданская война — идеальное время для разных авантюристов, память о них переживает века

Без сомнения, подобные выступления и обращения нахо­дили живой отклик в сердцах самарских украинцев, и как ни короток был век Комуча, они воочию убеждались, что есть в России силы, стремящиеся избежать братоубийственной войны и поддерживающие справедливую борьбу украинского народа. На особую миссию формируемой в Самаре Народной армии указывает в своем воззвании к населению советской республи­ки и Комитет членов Учредительного собрания: «Наши вой­ска — это не белая гвардия, защищающая буржуазию, наши войска — это народная армия Учредительного собрания, от­стаивающая свободу и народовластие от насильников и слева и справа.»

Аргументируя необходимость собственных вооруженных сил, агитационно-просветительный отдел Комуча использует для убедительности «украинский материал»: «Малороссией-Украиной германцы уже завладели, и мы видим, что они там делают. Посадили, вроде своего приказчика, гетмана Скоропадского, возвратили землю помещикам, да еще заставляют платить за убытки, которые те понесли. Хлеб у крестьян отби­рают и отправляют к себе в Германию, а платят за него чуть не в пять раз дешевле, чем он стоит…

Стоном стонет вся Украина; поднялись крестьяне, разбе­жались по селам, вооружились топорами, вилами, кто чем попало — отбиваются, сколько могут, от германцев. Но что поделать без армии?

Вот, чтобы нам не дождаться того же, чтобы помочь исте­кающим кровью нашим братьям на Украине, надо немедленно собрать сильную Народную армию». (Да, пропагандисты белых пускались во все тяжкие, чтобы набрать народ в армию — ИК)

В украинской политике традиционно хватает проходимцев всех мастей

 

продолжение следует

 

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s