Слава Украине! — над Самарой (часть 4)

Знаменский еще в 1991 году говорил, что права человека выше прав национальностей

Почему «профессиональные украинцы» буквально упиваются вопросом своей национальности? Причем это касается не только тех кто проживает в границах Украины, но и тех кто живет внутри РФ. Тех кто работает в России (зачастую в бюджетных учреждениях) и получает различные преференции от российских властей. Почему в России эти люди живут всю жизнь с фигой в кармане?

Ответ на этот вопрос нашел в старом интервью, которое брал в августе 1991 года (еще до ГКЧП) с Андреем Знаменским для газеты «Самарские известия». Тогда же будущий американский профессор пророчески говорил:

— Чем больше демократизация, тем больше зазор между демократами и национал-радикалами… Возникает определенная параллель с ситуацией 1917 года когда демократическое Временное правительство валили с одной стороны большевики, а с другой — национал радикалы тех же Украины и Татарстана… Сказывается общий низкий уровень политической культуры… Национальность — частное дело гражданина. Высшие права не за нацией, а за гражданином. Права человека — выше прав нации».

Ну, а что думал на этот счет «певец украинского национализма» в Самаре Александр Завальный? В своей книге, выпущенной в середине 1990 годов, он постепенно переходил к цитированию пана Симона Петлюры, хотя  и признавал, что лозунги украинских сепаратистов не находили массовой поддержки на выборах у малороссиян, проживающих в Самарской губернии:

для Завального авторитет Петлюры был признанным еще 20 лет назад

— Разгон Учредительного собрания окончательно рассеял последние иллюзии относительно мирного, естественного раз­вития российской истории и обнажил подлинное лицо «рабоче-крестьянской» власти. «Между царской Россией и современной коммунистической, — писал позднее Петлюра, — для нас нет разницы, ибо обе они представляют собой только разные формы московской деспотии и империализма» (найдите различие между словами Петлюры и тем, что говорят сегодня нацисты в Киеве, спасибо г-ну Завальному, что он не побоялся открыто обозначить свою позицию еще 20 лет назад.  — ИК ).

9 января 1918 года Украина была провозглашена самостоятельным государством. А 26 января советские войска ворвались в Киев. (Завальный так и пишет ворвались, у Булгакова как вы помните по «Белой Гвардии» такая точка зрения на захват русского Киева петлюровцами — ИК). Центральная Рада и украинское правительство выехали на Волынь». Поставленная в безвыходное положение Рада приняла решение подключиться к проходящим в Брест-Литовске мирным переговорам. Она пошла на заключение соглашения со странами Четверного союза. На территорию Украины вводились германские войска (Завальный делает из националистов Украины страдальцев, хотя они с удовольствием пошли на сотрудничество с Германией _ИК).

В Самаре советская власть была провозглашена в ночь с 26 на 27 октября 1917 года. Губернский Совет крестьянских депутатов отказался выдвинуть своих представителей в созданный большевиками революционный комитет и выступил против передачи этому органу всей полноты власти. Эсеры и меньшевики также не пошли на сотрудничество с политиче­скими узурпаторами.

подписание мирного договора между «УНР» и Центральными державами 27 января 1918 — повстанцы Махно получили карт-бланш

5 ноября в Покровске в связи с захватом власти больше­виками прошло заседание городской Думы, на котором реши­ли усилить охрану города и не допустить погромов. На заседание явился комиссар военно-революционного штаба Гнездилло и предложил городскому управлению войти в контакт с военревкомом. Причем контакт, по мнению комиссара, должен был выразиться в надзоре и контроле за действиями Думы со стороны комитета. Разумеется, гласные отвергли такое «сотрудничество» и постановили «ни в какие сношения с комитетом большевиков не входить».

В ответ на другой день ВРК арестовал члена городское управы солдата Быковченко. От него безуспешно пытались добиться подписки в том, что он обязуется не произносить речей, порочащих комитет. Надо полагать, «военно-революционному» органу была крайне невыгодна публичная критика со стороны простого солдата. Тем не менее, сломать Быковченко не удалось, и большевикам пришлось выпустить его на свободу.

Потоки писем, заявлений, телеграмм, обращений, осуж­давших государственный переворот, захлестнул самарские газеты. Большевики приняли меры: объявили газеты контрре­волюционными и стали их закрывать. Затем арестовали 30 видных промышленников и финансистов и держали их в тюрьме, пока «капиталисты» не согласились на принудитель­ное денежное обложение. В промышленности, торговле, сельс­ком хозяйстве, кооперативах большевики вводят рабочий кон­троль, после чего обоюдная классовая ненависть пролетариев и предпринимателей была гарантирована (какое зверство со стороны большевиков ввести рабочий контроль на производстве, эти звери еще и 8 -часовой рабочий день ввели, странно, что Завальный про это не пишет — ИК).

город Покровск (ныне Энгельс в Саратовской губернии)

Среди большевиков встречались и украинцы (да ладно — даже не верится 🙂 Завальный пишет явную чушь, среди большевиков было много украинцев, а кроме большевиков на Украине существовали три другие коммунистические партии, включая одну еврейскую — ИК) . Но, не свя­занные с национальным движением, они подчинили свою жизнь интересам партии и проводили ее политику. Типичным примером может служить судьба Александра Васильевича Гавриленко. Он родился в многодетной семье рабочего одес­ского порта, выходца из крестьян Полтавской губернии. Окончив начальную городскую школу, работал на заводе и одновременно учился на вечерних технических курсах. В 1911 году 26-летний рабочий переезжает в Петербург. Здесь он включается в революционную деятельность, которая приводит его в Ригу, затем в Тулу, и наконец, в Самару. Шел второй год мировой войны. Устроившись токарем на гранатную фаб­рику Зимина, Гавриленко быстро выходит на связь с больше­вистской организацией. Ввиду грозящего ареста выехал в Пермскую губернию, работал на Лысьвенском заводе, а в 1916-м вернулся в Самару и поступил на Трубочный завод. В октябре семнадцатого становится одним из организаторов и руководителей самарской Красной гвардии. Позднее сражался с казаками атамана Дутова, был комиссаром 1-го Пугачевско­го полка. После гражданской войны занимал ряд ответствен­ных постов. В конце 1919 года его направляют в Одессу, где он работает председателем совнархоза. Потом — Ростов-на-Дону и снова Самара.  Гавриленко избирают секретарем губернской партийной контрольной комиссии. В 1924 году быв­ший красногвардеец переезжает в Москву. То ли характер у него был покладистый, то ли во внутрипартийные склоки ста­рался не лезть, но так или иначе, смог пережить свирепые сталинские чистки и умер уже после войны в 1949 году.

Коммунистическое правительство не решилось отменить выборы в Учредительное собрание. Новая власть чувствовала себя еще не очень уверенно. И пойти сразу на шаг, который грозил вызвать взрыв негодования в измученной войной и по­трясениями стране, она не могла. Демократические партии, видимо, не сомневались в своей победе на выборах и верили, что высшее законодательное собрание покончит с большевист­ским режимом. И действительно, в ноябре 1917 года в Учре­дительное собрание от Самарской губернии было избрано 12 эсеров и только трое большевиков. Украинцы смогли набрать всего 5240 голосов, в том числе 2600 — в Бугурусланском и 1530 — в Самарском уездах. Заметим, что это больше, чем у меньшевиков, социал-демократов интернационалистов или группы беспартийных крестьян. После выборов эсеры про­водят в декабре IV губернский крестьянский съезд, который принимает резолюцию о замене советской власти Учредитель­ным собранием. Решение о ликвидации большевистского прав­ления выносит и губернский всесословный съезд. Стремясь удержать ситуацию под контролем, коммунисты созывают I губернский съезд Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Съезд избирает исполком, а тот, в свою очередь, -губревком, где инициаторы съезда составляют подавляющее большинство.

Все острее в обществе обсуждается вопрос о мире с нем­цами. Начав в ноябре 1917 года переговоры с врагом, больше­вики 2 декабря подписали перемирие с Германией и ее союз­никами. Это вызвало негодование в украинской солдатской массе, которая надеялась на мир без аннексий и контрибуций и свободное развитие своей родины.  10 декабря «Волжское слово» напечатало воззвание украинской Рады 1-й армии: «Товарищи солдаты и крестьяне всех наций!.. Вас обманула кучка лжеучителей… Где демократический мир, обещанный большевиками? Этого мира нет. Большевики толкают демо­кратию на мир с немецкими капиталистами, чтобы чем-нибудь замазать глаза обманутому народу. Готовые дружески пожать руку злейшему врагу рабочих и крестьян императору Виль­гельму II, они объявляют войну свободной украинской на­родной республике… Товарищи, трудящиеся всех наций! Громко заявим свой протест против новой бойни, которую хо­тят затеять Ленин, Троцкий и Крыленко. Не верьте тол­кающим вас на новую войну, не верьте лживым уверениям, что Центральная Рада Украины поддерживает контрреволю­цию. Все это делается, чтобы затемнить ваш рассудок злобой и потом сделать вас покорным орудием в руках захватчи­ков» (украинские националисты пытались вести информационную войну на территории России еще 100 лет назад — ИК).

продолжение следует

Advertisements

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s