Слава Украине! — над Самарой (часть 2)

чтение Олеся Бузины все поставило на места

«Профессиональными украинцами» называл убитый нацистами в Киеве писатель Олесь Бузина тех деятелей украинской интеллигенции, которые расшатывали российскую государственность, иногда по собственной глупости, а иногда на «западные гранты».

Для тех кто забыл напоминаю — Германия и Италия как единые государства состоялись только в конце 19 века (менее 150 лет назад), в начале 19 века солдаты наполеоновской армии из разных департаментов Франции с трудом понимали друг друга — настолько большими были языковые различия (между Гасконью, Нормандией, Бургундией, Эльзасом).

Однако Россия (ни имперская, ни советская) никогда не стремилась разделить, развалить Германию, Италию или Францию на какие-то кусочки в которых разные этнографические и фольклорные группы воевали бы друг с другом. И поэтому Россия не поддерживала сепаратистов в этих странах, даже после поражения гитлеровской Германии во II мировой войне.

В Германии тоже много диалектов (как русский и украинский), но Россия никогда не пыталась разорвать эту страну на части из-за этого

В обратку «профессиональные украинцы» (особенно из числа западенцев) при поддержке с Запада, сначала Австро-Венгрии, затем Польши и III Рейха и наконец США и ЕС стремились нагадить большой России. Всегда и везде — и внутри Украины и внутри самой Великороссии.  И так было начиная с I мировой войны, когда австрийские Габсбурги хотели посадить на трон в Киеве представителя своей династии.

Писатель Олесь Бузина смеялся— деятели Украины, стремившиеся оторвать Малороссию от России после февраля 1917 года так и не смогли создать в том году национальную армию, имея целую орду бывших военнослужащих Российской императорской армии – по происхождению украинцев (в том числе, 700 генералов, 60 тысяч офицеров и почти 2 млн. солдат)

Австро-Венгрия хотела посадить на престол в Киеве Вильгельма Франца Габсбурга-Лотарингского (фото сделано в 1948 году в советской тюрьме — туда он попал за поддержку бендеровцев)

А ведь скольку форсу и базара было весь 1917 год по всей Империи, включая Самару. Толпы бездельников с оружием в руках, не работали и де-факто не служили, жрали крестьянские хлеб и сало и только без устали митинговали, болтали, пели песни, читали какие-то лекции и носили веселые картинки с портретами давно умерших людей.

Вот как восторженно описывает самарский «соловей украинского национализма» Александр Завальный ту сепаратистскую вакханалию, которая происходила тогда на Средней Волге, а еще из этих восторгов можно понять тот трепетный пиетет, с которым Завальный относится к чехам времен начала 20 века — они на пару  с «профессиональными украинцами» тогда Россию дербанили:

 

— Пробуждение национального самосознания среди украин­ских военных не осталось без внимания со стороны самарской украинской интеллигенции, которая решила организовать для солдат цикл лекций на украинском языке (даже на большей части Украины, входящей в Российскую империю, в то  время газеты на украинском языке, созданном незадолго до этого, не пользовались популярностью — ИК ).

Первая из них со­стоялась 6 мая в биоскопе «Триумф» и была посвящена теку­щему моменту.  В театре «Модерн» на улице Льва Толстого выступил  один  из  идеологов  Самарской  украинской  Рады Ю.Н. Еремеев-Суховий (тут у сепаратюг оказывается даже свои идеологи были — ИК).

чехи в России оказывается были против «ограбления» Чехии после войны

Совместно с чехословацкой организа­цией   украинская громада (общество, община) устроила лек­цию-митинг «Мир без аннексий и контрибуций по отношению к украинцам и другим славянским народностям в Австрии» (о как беспокоились о Галиции и Чехии, а вышло все наоборот — чехи ограбили Россию  — ИК).

Выступавшие украинцы, как и остальные славяне, поддержали русскую революцию и ее лозунги. Можно не сомневаться: они искренне верили, что Россия поможет им добиться справедли­вого мира в войне, которую они считали общеславянским де­лом.

Кстати, о войне и патриотизме. На очередном митинге в «Триумфе» украинцы — военные и гражданские — постановили:

«Так как нашей матери-Украине первой приходится погибать от лютых врагов, оборонять ее и биться с врагом так, как би­лись наши деды и прадеды, пока или сами не будем, или из­бавимся от врагов».

22 мая на Воскресенской площади со­бралось пять тысяч украинцев, которые решили ходатайство­вать перед властями о скорейшей отправке их на украинский фронт отдельной войсковой единицей имени гетмана Доро­шенко. Пройдя по улицам Самары в образцовом порядке, с развернутыми знаменами и музыкой, солдаты и офицеры пе­редали свое ходатайство в Комитет народной власти, Советам военных и рабочих депутатов (заметьте — просили не Временное правительство в Питере, а какие-то местные власти — это даже не смешно, они бы еще земские управы попросили —  ИК).

Спустя некоторое время ук­раинцы напоминают о своей просьбе. И добиваются лишь од­ного: отправки именно на Юго-Западный фронт, против «исконных врагов — венгров и австрияков» (не отсюда ли непонятная самарцам ненависть Завального к венграм? ИК).

у Украины всегда были и проблемы по границе с Венгрией

Не меньший патриотизм проявляло и гражданское укра­инское население. Жители Покровска пожертвовали на нужды армии весь запасной мирской хлеб в количестве 12 тысяч пу­дов…(жертвовали то на фронт, а не поддержку сепарюг — ИК)

Наконец, долгожданный для украинских солдат и офице­ров день наступил. Вечером 6 июля Самара торжественно провожала на фронт воинскую часть, сформированную ис­ключительно из украинцев. На вокзале собрались представи­тели Самарской украинской Рады, хор рабочих Трубочного завода с революционными знаменами, горожане.

Выстроился хор, и, волнуя украинские сердца, поплыла над перронами песня «Засвисталы козаченьки в похид с полу­ночи». Ю.Н.Еремеев-Суховий в напутственной речи напомнил воинам, что триста лет сыны Украины проливали кровь за чужие интересы, теперь же украинцы добились чести «писать своей кровью свою историю» (о как интересно, оказывается, когда армия Российской империи 4 раза воевала в 18-19 веках с поляками, то украинцы в ее составе проливали кровь за чужие им интересы — ИК ).

13-й польский полк армии Наполеона. Десятки тысяч поляков в армии Наполеона — это оказывается не было проблемой Украины, ну-ну

Громовой боевой украинский клич «Слава!» покрыл речь представителя Самарской Рады. В ответном слове командир украинцев Лебедь поблагодарил Ра­ду (любопытный пример свинской неблагодарности — как-будто это какая-то общественная самарская организация экипировала, вооружила, накормила, обеспечила логистику, а не правительство России — ИК ) и провозгласил в ее честь «ура». Отъезжавшим украинцам вручили деньги на покупку портрета гетмана Богдана Хмель­ницкого, прославившего победами украинское войско.

На следующий день на фронт отправилась вторая украин­ская воинская часть. Ее знамя украшала надпись «Душу и тило положимо за свою свободу и докажемо всему свиту, що мы, браття, козацкого роду». Украинцам также были переданы деньги для приобретения портрета другого знаменитого воина — кошевого атамана Запорожской Сечи Ивана Сирко. Радост­ные и взволнованные солдаты подхватили на руки и стали качать представителей Самарской Рады. Пусть нас не удивля­ет этот энтузиазм и восторг. Он не был казенным и дутым. Украинцы ехали сражаться за свою Родину, за революцию, за славянство. Для них война действительно была Великой Оте­чественной, как официально называлась она в тогдашней Рос­сии…..

Шестопалова и Завальный — лучшие друзья, вы удивлены?

Прочитали феерию Завального, который любит Украину дистанционно…

А теперь стряхните его лапшу с ушей — вот что пишет киевлянин Олесь Бузина о конце этих самых национальных формирований, на создание и переброску которых были потрачены деньги из казны России:

«Украинизированные» части разбежались без боя

Отказавшись от идеи создания собственных вооруженных сил, Центральная Рада согласилась летом 1917 года на план Временного правительства сформировать так называемые «украинизированные» части в составе русской армии. В первую очередь украинизировать решили 34-й корпус, переименовав его в I Украинский. В нем оставили только солдат-украинцев, а остальных – перевели в другие места службы. Полки корпуса носили очень громкие имена старых гетманов – Хмельницкого, Скоропадского, Сагайдачного и Полуботка.

Тем не менее, декрет Ленина о мире подействовал и на них. Зимой 1918 года все эти «гетманоносные» части расползлись по домам, узнав о демобилизации старой армии. Поколебавшись, кому подчиниться, — большевикам или Центральной Раде – они выполнили тот приказ, который пришелся им больше по душе. И вместо того, чтобы защищать Украину, разворовали военное имущество и сбежали к женам и детишкам.

продолжение следует

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s