К югу от «самарского Уренгоя» — часть 2

морские ворота Туапсе

морские ворота Туапсе

окончание

До самой темноты засиделся Перфилий в кабинете у Главного эколога, разбирая проектную документацию. Причем, посмотрит в чертеж и сразу же вниз к машине спешит, чтобы в «натуре» воплощенные на бумаге и в «цифре» решения сравнить. Раз десять туда-сюда мотался. Почти всю площадку завода объехать успел, а она, хоть и меньше, чем у волжских заводов, но то же не самая крохотная. Только за полночь удалось ему вернуться в гостиницу.

Мечтает наш Перфилий:

— Расскажу обстановку Клычу, а также и свои предложения по очистке выдвину. Ну, конечно же, можно, можно!!! мои штаммы применить. Загнать их в толщу через систему поглощающих скважин и дальше только ждать останется. Бактерии сами переведут нефть в безопасные для природы вещества. Чисто интуитивно даже, эту проблему я смогу решить. А интуиция в науке – незаменима. Важнее эксперимента, важнее любой теории. На то и называется подобное озарение – Рабочей Гипотезой!

И вот так, совмещая мечты «облаготетельствовать Человечество» со сладкими грезами о своей виолончелистке, даже забыв постучать, завалил Перфилий в номер к Клычу Клычьевичу.

А там картина! Сидит Клычуха за журнальным столиком, «на поляне» выпивка, разносолы, а в обнимку с ним две очаровательные южные барышни расположились!

— О-о-о! Коллега, наконец-то, а мы уже и ждать-то устали! Душа песни просит. Песни и Высокой Черноморской Любви! Вот девушки, позвольте представить! Перфилий. Молодой, холостой, незарегистрированный! А перспективный–то какой! С квартирой, машиной… И в бизнесе успешный. Срочно-срочно его в оборот берите!

— А которой из нас его в оборот брать? – Спросила «та что с краю»…

— Ну-у, девушки, это уж вам виднее! Вам приоритет!

Наш Перфилий Перфильевич постепенно спустился с небес на грешную землю. Как же так, на повестке стоит возможность решения важной научной и производственной проблемы, а тут… Вместо БИОХИМИЧЕСКОГО РАЗЛОЖЕНИЯ органики в аноксидных условиях – полнейшее МОРАЛЬНОЕ РАЗЛОЖЕНИЕ проглядывает! Как человек интеллигентный, Перфилий не смог сразу же одернуть старшего по возрасту и положению товарища, но желваки от Клычухиной наглости напряг.

— Клыч Клычьевич, завтра рано вставать. Еще до встречи в кабинете у Генерального, надо с его сотрудниками по отделам обсудить ряд принципиальных вопросов. И хотелось бы узнать ваше мнение о ликвидации загрязнений в толще земли под заводом. Есть у меня интересные мысли…

— Перфилыч, девушкам не интересны твои заумные рацеи, но давай в течение пяти минут, не более, обсудим. Да, впрочем, я примерно представляю, что ты собираешься предложить.

— Может быть, у меня в номере обсудим?

— Ну, можно и в номере. Девчата – посидите пока, пивка попейте, а мы мигом, одна нога там, другая здесь.

— Профессор, грандиозная, даже архиграндиозная проблема на заводе просматривается! И решение ее просто, как и всё гениальное. Исследования наших заклятых друзей из Питерской Техноложки выявили в толще пород под заводом целое море ядовитых нефтепродуктов. Расположено оно на таких глубинах, до которых ни один экскаватор своим ковшом не достанет. Вот если бы пробурить колодцы и в них под давлением закачать моих бактерий, а? Через год-другой эти маленькие, но очень агрессивные существа смогут даже без доступа кислорода пожрать-переработать все нефтяные загрязнения и, наконец-то освободить природу от того ужаса, который в недрах накопился. Я бы, конечно, с удовольствием с девчонками сегодня покувыркался, но вместо этого всю ночь Бизнес-план собираюсь составлять, а также дополнительные слайды презентации к утреннему совещанию у директора. А как вы на подобные решения смотрите? Включая и саму научную концепцию.

город на море вечером

город на море вечером

Клычу, несмотря на почтенные седины, не терпелось поскорее пообщаться на Калистрашины деньги с представительницами «самой древнейшей профессии». Тем более, что для девушек конец декабря не сезоном был, и в качестве питательной среды для поддержания своего благополучия они вынуждены были вместо курортников командировочных использовать.

— Мой юный друг, узнаю плоды пагубного влияние твоего учителя Гипа Гаповича. Во-первых, сам режим твоей работы крайне не здоровый, так как известно, что научная организация труда диктует творческому человеку необходимость хорошо отдохнуть перед серьезным утренним совещанием, включая как «лечебно – оздоровительные меры», так и последующий глубокий сон.

А во-вторых по твоей «гениальной» концепции хочу отметить, что если бы кто-то, не важно кто, изобрел микробиальный штамм, способный переработать нефтяные загрязнения на глубине, где постоянная ночь, лютый холод и бактериям не чем дышать, то вскорости мы бы получили «…чудище обло, озорно, огромно, стозевно и лаяй». Мы бы настоящий Ящик Пандоры открыли. Ведь переработав нефть под площадкой завода, такой штамм в скорости начал пожирать и мировые нефтяные запасы. И тогда не потребуется ни какой атомной войны, ни какого метеорита. Даже Зомби-апокалипсис покажется детской забавой.

Ты, мой юный коллега, думаешь, что до нас с тобой такие штаммы использовать не пытались? Однако многолетние исследования стариков, таких как Вернадский, Данилов-Данильянц, Яблоков, Чертес, Ягофарова и многих-многих других убедительно доказывают, что «…славного Роберта Бойля мнение ложно!». А использование бактерий в подобных условиях – просто лженаука и очередная попытка отмывания бабла!

Если вместо глин под заводом располагаются гравелистые породы, то на много проще разрушить нефтяную пленку, используя хорошо известные методы промывки, сначала, разумеется закачав в предлагаемые тобой колодцы-скважины специальный поверхностно-активный реагент. Причем, реагент должен быть неопасным для почвенных и водных организмов.

Внизу площадки можно заложить пластовый дренаж, который будет перехватывать омыленный подземный сток и направлять его на очистные сооружения, так тебе понравившиеся. Это для того, чтобы мылом и остатками промытой нефти речку и море на загадить.

Но главный вопрос, точно обнаружить места, где будут колодцы отрываться, чтобы избежать избыточные затраты при производстве буровых работ. А для этих целей у меня специальные программы объемного геологического моделирования имеются. Ты завтра свяжись с нашими самарскими математиками, а алгоритм, уж так и быть, я по скорому разработаю. Вот только с девчатами малость пообщаюсь. Да и ты подходи…

***

Всю ночь, забыв про сон, еду и даже, пардон, туалет, Перфилий Перфильевич, уткнувшись в ноутбук, творил презентацию, бизнес-план, а заодно и сметы на выполнение работ по очистке нефтезавода от загрязнений. Продумывал все риски, которые могут возникнуть во время утреннего совещания у директора. Даже перед зеркалом свое выступление отрепетировал.

За то Клыча Клычьевича, после «лечебно оздоровительного мероприятия» и последующего приема валидола, смешанного с пятьюдесятью грамм из своей баклажки-путешественницы, сморил короткий но крепкий сон. А утром, почти на свежую голову, Клычуха буквально за пятнадцать минут составил наброски своей, может быть и не грандиозной, но вполне работоспособной концепции по оздоровлению завода промывкой.

Оба деятеля успели распечатать свои черновики на принтере, любезно предоставленном работниками гостиницы. Встретились уже в кафе за завтраком и оба были довольны проделанной работой.

И когда в рассветных сумерках вышли подышать свежим морским воздухом в ожидании машины, неожиданно столкнулись с Гипом Гаповичем.

— Гипёша, какимим судьбами ?! Ты же, вроде, в Городе на реке остался, Новый год на даче встречать! – осклабился Клыч.

море, которое люди спасают от самих себя

море, которое люди спасают от самих себя

— Да вот, не смог утерпеть и вечерним рейсом, транзитом через Город на реке Кубани, к вам заскочил. Калистрат мне подъемных не выдал. Вот пришлось за свой счет полстраны пролететь. Дайте хоть вещи где-нибудь оставить, а вечером у меня обратный рейс через Москву.

В роскошный презентационный зал вся троица заявилась ровно за пять минут до назначенного времени. Доклады сотрудникам не очень-то понравились, так как слишком много дополнительных проблем возникало. Но, самое главное, высокое начальство было в восторге. В кабинете у директора даже сводный план мероприятий наметили, что бы и бактерии Перфилия, и реагенты Клыча параллельно использовать. И целую программу производственных экспериментов, и «дорожную карту» с восемью нулями, к великой радости Калистрата Дормидонтовича, «присутствующего» на совещании в режиме видеоконференции, озвучили. А руководство еще и «резервами» эту карту предложило дополнить, вполне кстати законно, так, что и комар носа не подточит.

— Ну-у, вот теперь-то уж точно мы геологическую среду под заводом оздоровим – радостно произнес один из топов – хотя бы с мертвой точки дело сдвинется!

И вдруг, как всегда неожиданно, в эйфорию совещания вмешался Гип Гапович.

— Дамы и господа, товарищи дорогие, коллеги! Мы сейчас один из чисто технических способов решения задачи обсуждаем, а проблему-то устранить не можем. А она, основная проблема в том заключается, как нам Черное Море в курортной зоне от нефтяных пленок защитить – не устранится!

Вот Клыч Клычьевич свою «химию» в почву лить будет, а Перфилий Перфильевич дорогими и не вполне безопасными бактериями, да дрожжами собирается отделаться. Да и Калистрат Дормидонтович уже целый проектный отдел озадачил…

А если после проведения всех мероприятий, даже с положительным результатом, снова на заводе Города на двух реках авария произойдет, и нефтепродукт в почву просочится. Как в этом случае быть? Не правильнее ли будет сам завод — источник экологический опасности — из курортной зоны вынести. Да и вообще все подобные предприятия, не только нефтеперабатывающие, по такому же принципу обустроить? Ведь Черноморское побережье Кавказа – здравница. Ну не всё же время людям турциями да египтами пробавляться?

Тут вся аудитория зашумела, а у Дормидонта лицо осунулось, да так, что даже на панели экрана заметно было.

На смартфоне Гипёши высветилась СМС-ка:

— Убью, поганца!

Уважаемые читатели, а вы как полагаете? Кто из моих вымышленных персонажей прав? Может быть, всё-таки, Гип Гапович, идейный борец за природу, даже в ущерб Экономике Страны?

***

Автор категорически порицает поведение почтеннейшего профессора Клыча Клычьевича, так как искренне считает, что он своим безнравственным и крайне безобразным поведением очерняет моральный облик работника Российской Высшей Школы! Но представленные на ваш откуп, уважаемый читатели, наброски опуса, пусть даже и графоманского, я старался выдержать в стиле критического реализма, где, как известно, жизнь описывается «без прикрас». Поэтому, не будем очень строго осуждать одного из самых главных моих персонажей.

И еще, чуть не забыл.

Все события и персонажи в опусе вымышлены. Любое сходство с реальными событиями случайно.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s