Они поднимали акцизы…

почти 20 лет они задавали правила жизни в Самаре

почти 20 лет они задавали правила жизни в Самаре

Еще недавно, до массового отравления «Боярышником» в Сибири некоторые граждане наивно полагали, что хронические алкаши массово сгинули в России в 1992 — 1999 годах. Погибли смертью храбрых, сражаясь с изобилием дешевой спиртосодержащей жидкости, обрушившейся на них с приходом первого всенародно избранного гаранта.

Да, так уж повелось, что первые демократы и Борис Николаевич в их числе очень уважали горячительные напитки. Об этом не расскажут в мемориале Ельцина, но до сих пор по Самаре ходят легенды кто именно из самарских демократов поил Чубайса за Волгой в 1990 г., когда дефицитная водка отпускалась либо по талонам, либо молодоженам. Отличился в начале «сухих» 1990-х и конкурировавший с Титовым депутат — демократ Горсовета Михаил Кожухов, влетевший по пьяни на своей тачке.

Продолжала принимать на грудь демократическая власть и после своей окончательной победы в 1991 году. Так, неслабо было, например, спрыснуто прибытие в Самару в 1990-х годах речным транспортом наследников помазанных Романовых. Об этом факте в музее Самары с удовольствием вспоминали даже на недавнем юбилее такого трезвенника как Челышев. Бурно было отмечено в январе 1998 году и посещение нашего города князем Голицыным. Сам князь в сопровождении многочисленных клерков, хорошо принявший на грудь еще мазаловского «Родника» в трапезной Покровского собора после этого даже соблаговолил посетить мэрию Самары и пообщаться с Лиманским.

Хотя водяру госслужащие иногда неожиданно жалели. Журналисты, которых в 2000 г. угораздило попасть вместе с чиновниками на одну «Москву» по случаю открытия Птицефабрики в Рождественно всю обратную дорогу глотали слюни — на их глазах государевы слуги все время поглощали горячительное под разнообразную закуску из индеек (тогда они были в тренде). «Акулам пера», несмотря на холод, не предложили даже по стакану, а только намекнули, что свое они могут наверстать потом на презентации.

Вообще же в Самаре замечено, что в лихие 1990 гг. чаще всего пьяных чиновников, как и братву тянуло догуливать поближе к Волге. Особенно, когда в закрытом помещении уже все тайное уже было перетерто, а водки и закуски оставалось море. Хотелось, так сказать, поближе к электорату. Хотя и здесь были возможны варианты — одни чиновники предпочитали кафе на набережной, другие — детские площадки. Так, например, при Титове жители нескольких домов в районе Самарской площади почему-то считали, что небольшой скверик рядом с Энергетическим колледжем облюбовали сотрудники Губернской Думы, которые не только там принимали на грудь, но и могли оправиться… .

ну поехали ...

ну поехали …

Возможно в данном случае важное значение имело недоброе отношение электората к чиновникам….

Хотя прежде думские киты из воротил бизнеса, не особо стесненные в средствах гуляли широко. И задолго до «Артефакта». Так, по слухам, еще после избрания первого состава Губернской Думы в 1994 г. коллеги раскручивали руководителя «Самараагробанка», а заодно и депутата Пузикова не просто выдать ходокам на несколько ящиков водки, а именно нераспечатанный денежный «пресс». Толщиной см 20-25. Дескать, не тебе же Витальевич скупиться? Стол был, ну сами понимаете…

Именно про ныне обрезанную Думу в народе и ходило наибольшее количество разговоров по поводу хорошей выпивки. Так, злые языки утверждали, что когда в конце 1990 годов один из народных избранников уходил прямо на рабочем месте в запой, то к нему допускалась только помощница. Ну, там туловище перекантовать, рот подтереть. Хотя при вся остальная часть Думы гадала, как же она там бедная часами возле бездыханного тела высиживает. Потом после недели запоя этого депутата еще дня три одолевал радикулит…

В отличие от первых самарских депутатов первый Президент России не скромничал. Даже на чужой территории. Так, отдыхая в 1999 году в легендарном «Волжском Утесе» он стесняться не стал и как, утверждали злые языки, исхитрился хряпнуть 2-3 стакана местной водки. Втихаря от главной леди государства.

Ведь главным для любого чиновника было, что — это бухать так, чтобы ничего не заметили. Или же наоборот.

Я вот, например, во время службы в Белом доме даже на мероприятиях, проводимых нашим ведомством в Филармонии умудрялся перед глазами Константина Титова, который лично наблюдал за этим процессом, подменять в своей рюмке водку минералкой.

Так, что не чиновникам было осуждать Бориса Николаевича.

Тот же Коржаков — написал книгу о пьянстве Ельцина, а сам приехал в Самару в июле 1998 года собрал местную элиту и всех удивил. Наши говорили потом — мы такими дозами потреблять и одновременно вести умные разговоры не можем. А Коржакову хоть бы что. Прикорнет немного и снова как живой. Еще на рыбалку съездил. В трусах на память с самарскими туземцами пощелкался — без комплексов человек. Через три недели после визита Коржакова — в стране дефолт произошел.

Вообще прежде после стакана люди очень на многие вещи по другому смотрели. Идет как-то человек по Белому Дому, а навстречу ему Константин Алексеевич Титов, тогда еще губернатор. И говорит так задушевно и ласково: что — то давно не виделись. Ты, зайди завтра с документами, после обеда — дело есть.

В обычной ситуации, что человек от такой неожиданности делать будет. Правильно — валерьянку для храбрости пить. А человек из аппарата с утра грамм 100 коньячка принял и легче. Тем более, что потом выясняется -действительно по делу звали, а не на аутодафе.

Хотя некоторых чиновников пьянство до добра не доводило — к концу правления Лиманского у него, например, только крепкие бойцы остались. А все почему? Да потому, что осенью 1997 года новоиспеченный глава администрации Самарского района спустя три месяца после своего назначения ночью переехал нескольких налогоплательщиков на улице Аврора. При этом первоначально утверждалось, что Зубков был несколько не в себе. Другие чиновники, в т.ч. и женщины были уже крепче.

Водка — предмет не только подакцизный, но и уважаемый. К тому же водка иногда раньше очень выручала по части создания правдоподобных легенд отсутствия какого-то служивого человека на рабочем месте. Скажем человек баллотировался в Губернскую Думу, проиграл и исчез. Все спрашивали — где он? Лучший ответ на подобные подковыры — запой. Коротко и ясно. Все понимают и сочувствуют. Вот если работяга уйдет по тому же адресу — ему не поздоровится, а если чиновник — ну, это святое! Пожалеть надо!

Однако расписывая все прелести чиновничьей бухаловы, я сразу уточняю — так было до 2012 г., после этого разговоры про образцовое и наоборот подпольное пьянство самарской политической элиты как-то поутихли. В моду вошел спорт. И даже блогеры, которых в 2013 году пригласили в Саранск, уже спокойно могли отказываться от горячительного за гостевым столом. Короче пил только тот кто искренне этого хотел, никаких обязаловок.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s