Закат страны по стандартной схеме

И раньше предполагал, что энергетический закат любой страны связан прежде всего с моральным состоянием его населения. Особенно упадком духа и пресыщенностью элиты.

На днях в руки попала книга Татьяны Гончаровой «Эпикур», рассказывающей не только про жизнь знаменитого философа древности, но и про общее состояние Древней Греции между ее завоеваниями космополитическими Македонией и Римом (III век до н.э).

Прочитайте сами, что там происходило и помните, что история развивается по спирали.

Не ставя перед собой суперцели любое государство в реале обречено. Особенно же общество должно требовать дисциплины от своей элиты и активного участия в общественной жизни, если же элита рвется в Прагу и Лондон, надо гнать ее пинками от кормушек. А всякая там благотворительность с гитарой и т.п.- это всего лишь жалкие отмазки.

Итак как загибалась 2300 лет назад когда-то легендарная Греция:

…Аристотель констатировал, что греческое общество теперь состоит только из господ и рабов, завидующих друг другу и презирающих друг друга… Большинство их обитателей, не имеющих постоянных средств к существованию, отчаявшихся и озлобленных, ненавидело своих более удачливых соплеменников, пожалуй, даже больше, чем македонян. И, казалось, достаточно любого, даже самого незначительного предлога, чтобы вспыхнула та «война всех против всех»…

Эти новые богачи (хозяева ремесленных мастерских, приисков, трапедзиты, ссужавшие деньги под …проценты, перекупщики хлеба), проворачивающие свои дела по всей Греции и за ее пределами, не имели чувства родины. Они отнюдь не считали себя гражданами какого-то определенного города, если даже родились и выросли там, и тем более не рассматривали как соотечественников ту обнищавшую и на все готовую толпу, которую они просто боялись. И если когда-то богатые и знатные люди считали своим долгом заботиться о менее обеспеченных согражданах, а также рассматривали как почетную обязанность литургии (устройство зрелищ, проведение праздников и торжественных жертвоприношений), то теперь состоятельные и преуспевающие стремились под любыми предлогами уклониться от всего этого, готовые… скорее бросить свое достояние в море, чем поделиться со столь презираемым ими сбродом. В отличие от Мильтиада или же Кимона (людей богатых, знатных и привезших с войны против персов огромную добычу), которые, подражая спартанцам, вели скромный образ жизни и чтили традиции, новые богачи любили жить в роскоши… и откровенно презирая обветшавшие обычаи своих предков. И если мудрейшие из законодателей прошлого особенно выступали против внешнего выражения общественного неравенства, против выставляемой на показ и на зависть роскоши как против одной из самых страшных общественных язв, то теперь эти язвы разрослись настолько, что грозили распадом общества…

Каждый теперь все больше предпочитал жить сам по себе, держаться подальше от политики и общественных дел (тем более что занятия политикой, как правило, плохо кончались), надеясь найти в частной жизни, в семье, в кругу близких и родных понимание и поддержку — все то, чего было больше не в состоянии дать им общество. И если столетием раньше греческие мужи проводили большую часть времени, свободного от ратных дел, в общественных местах — в Совете, Собрании …, то теперь они полюбили сидеть дома, стараясь в нехитрых делах и заботах повседневного быта обрести какое-то новое счастье, маленькое и тихое. То счастье, которое было просто немыслимым, показалось бы измышлением слабоумных или же больных их снедаемым жаждой деятельности предкам, предприимчивым, общительным, уверенным в себе и в своем будущем.

История поворачивалась так, что большой, настоящей жизни свободных людей у эллинов больше не было…, маленькие же дела, грошовые заботы, необходимость каждый день приспосабливаться, чтобы выжить и уцелеть, делали столь же ничтожными и их помыслы. Ибо, как писал об этом… Демосфен, «нельзя… если занимаетесь мелкими и ничтожными делами, приобрести великий и юношески смелый образ мыслей, равно как и наоборот, если занимаетесь блестящими и прекрасными делами, нельзя иметь ничтожного и неизменного образа мыслей»….

И поэтому безразличие ко всему на свете, кроме выгоды сегодняшнего дня, кроме собственного самосохранения, становится постепенно определяющим отношением к жизни, а в отношениях между людьми воцаряется… «бессовестность»… Уважение граждан друг к другу утрачивалось, по мере того как они превращались все больше во что-то более близкое рабам, чем свободным, никто уже не дорожил ничьим мнением, и каждый считал для себя возможным делать все, что ему заблагорассудится и что еще позволяли все более сужающиеся рамки их общей несвободы. И еще более странным может показаться то, что именно в этой печальной обстановке общественного и нравственного упадка находилось немало таких, которые продолжали взывать (и взывать все более громко и страстно, по мере того как нарастала деградация) к справедливости, совести, честности и прочим добродетелям, которых оставалось все меньше в скудеющей эллинской реальности. Они уже не были свободными в прежнем, …понимании этого слова, и поэтому на глазах друг друга при взаимном презрительном удивлении утрачивали моральные качества свободных людей, но они еще не были рабами и поэтому болезненно переживали собственное неостановимое падение и пытались его как-то приостановить.

Как жить, чему следовать в отношениях между людьми, считать ли извечными и непреложными хоть какие-то нравственные принципы или же лучше все это раз и навсегда отринуть и позабыть?.. И, может быть, самое правильное — это… «жевать бобы и не знать хлопот», отбросив как несуществующие все прописные истины и не оправдавшие себя добродетели? И не предъявлять к своим соплеменникам слишком высоких требований, относиться к ним так, как киник Кратет… понимающий, что неоправданно и тщетно искать высокой нравственности у голодающих. «У бедных своя мораль, — утверждал этот философ, — мораль более подлинная и естественная, потому что самые отвратительные пороки, и самый страшный из них — жадность, рождает собственность, деньги. Это так просто и между тем так трудно — поделиться с ближним, поддержать неимущего и накормить голодающего», — смеялся Кратет. В сребролюбии, скаредности он видел причину многих общественных бед, жадность представлялась ему чем-то вроде душевной болезни, некой язвой, разъедающей психику изнутри и превращающей человека в нелюдя.

 

Реклама

16 responses to “Закат страны по стандартной схеме

    • и не только — часть провинциальной элиты РФ в 1990 годы тоже привыкла относится к своей земле как к кормовой базе

        • в 1990-е быть космополитами в элите было не стыдно, сейчас это открыто не декларируется
          да и кормовая база поумнела и начала говорить

          • у вас это где? Беларусь или Украина? Если Украина — то наличие в информационном пространстве таких людей как Шарий — это даже не луч, а прожектор надежды, если Беларусь, то тут сложнее — я ситуацию подробно не мониторил

          • так он за рубежом делает больше, чем те кто внутри — ведь каждый день что-то выпускает, я две недели как его открыл и сейчас все просматриваю — это супер, причем мужик и не стесняется того, что он раньше был не ангелом
            он помогает найти точку равновесия Украине, потому что ее качнуло так что бортом корабль черпает и ведь что жутко — тут в РФ есть прикормленная местными олигархами такая же мразь как и вас — причем больше всего ее среди медийщиков — так что Шарий прав когда мочит эту публику вообще не стесняясь

          • Я Шария смотрю с его первого ролика перед началом войны (2014). Он молодец. Но в стране «свобода слова» и право на жизнь имеет только одна точка зрения. За инакомыслие преследуют на всех уровнях. Не удивительно, что внутри страны «тишина».

          • а евросуд — принимает жалобы с Украины, они имеют массовый характер? или люди просто бегут из страны

          • Я тонкостей не знаю. Думаю, что Европа на это смотрит сквозь пальцы и преследует свои интересы. Люди бегут, молчат или приспосабливаются. Сейчас правят бал «воинствующие патриоты». Им можно всё без исключения. Травля и самосуд не пресекаются никем в государстве.

          • а вот любопытно — вы к примеру знаете всех кто сейчас зверствует и кто им помогает на территориях — если процесс пойдет про который говорят и Шарий и Вассерман (каждый по своему) люди дадут убежать этим деятелям в эмиграцию или как-то возьмут их в оборот?
            Будапешт 1956 года может повторится на Украине? Психологически накал очень серьезный? И действительно ли произошли массовые аресты обычных людей, не имеющих отношения к элите и возможностей откупиться от карателей

          • Господа, даже не хочу эту тему развивать. По нескольким причинам. Ничего не будет.

          • ок, просто не отвечайте на то что не хотите
            а что будет или не будет Бог знает

  1. Ну, Вы историк и, наверное, поэтому транспонируете события древности на наше время. Но мне, не искушенному в Истории, всё-таки кажется, что это не совсем корректно.
    С Украиной, действительно — закат. Потому что — это слабая страна, новодел, третий мир. Но вот что касается великих держав, а Россия, как не крути, держава великая, закат в наше время, вряд ли наступит. Как и в Европе, как и в Штатах. Скорее не Закат, а временный Откат. Но потом всё равно всё выправится.

    Хотя, конечно, мысли иногда и не очень хорошие одолевают.

    • часто Украина отзеркаливает нашу жизнь в более жутком варианте — рекомендую просмотреть https://www.youtube.com/channel/UCVPYbobPRzz0SjinWekjUBw
      очень объективно и без украинофобии, которая обрыдла
      суть наших либерастов — там показана очень хорошо, разложение в очень многих сегментах жизни полное

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s