Болгарский SS против Красной Армии

история освобождения Болгарии нужна только нас, в Болгарии ее стараются давно забыть

история освобождения Болгарии нужна только нам самим, в Болгарии ее давно стараются забыть

Красочные плакаты в Самаре, напоминающие о былой дружбе с Болгарией — дело хорошее, но еще в XIX веке главнокомандующий русской армией генерал Тотлебен говорил: Мы вовлечены в войну мечтаниями наших панславистов. Освобождение христиан из-под ига — химера. Болгары живут зажиточнее и счастливее, чем русские крестьяне; их задушевное желание — чтобы освободители по возможности скорее покинули страну…

А еще мало кто знает, что болгарские эсэсовцы во 2 Мировой войне ожесточенно дрались против Красной Армии уже после капитуляции фашистской Германии и убивали наших парней после Дня Победы.

Читайте сами:

Утром 6 мая лётчик Петр Бочев доложил, что на подступах к городу собрались советские войска — танки с пехотинцами на броне и многочисленные гаубицы. Спустя несколько часов он снова вылетел и не вернулся — по заверению некоторых людей, он был сбит и погиб в битве. В 9 часов утра начались первые выстрелы — болгары столкнулись с частями той самой 46-й армии, которая вторглась первой в Болгарию. Именно против неё они начали вести самые агрессивные бои, и это упорство (а также стойкость немецких эсэсовцев) не позволило советским частям продвинуться в Штоккерау. В 6 часов вечера стрельба прекратилась: болгары уничтожили 14 танков и две самоходки, а всего 46-я армия потеряла 29 единиц бронетехники. Более ста советских солдат погибли от рук болгарских легионеров, тридцать попало в плен. Рогозаров разместил пленных в подвале торгового склада, отнял у них одежду и запер их там. Также болгары умудрились из реактивного противотанкового ружья «Офенрор» сбить штурмовик Ил-2, который по неосторожности снизился. Потери болгар составили 98 человек убитыми и 46 пропавшими без вести. Раненых удалось эвакуировать в германские госпиталя, однако после их захвата русскими частями семь человек были казнены по обвинению в государственной измене в Софии 29 сентября 1945 (среди них был и Георги Малков).

Ночью болгарская бригада начала отступление на запад. Рогозаров приказал казнить пленных, однако поручик Хаджилалчев отказался это делать, за что был разжалован в рядовые, но не отстранен от командования своей ротой. Оставшиеся в Штоккерау подразделения СС должны были удерживать его еще в течение суток (что они и сделали, продержавшись в городке до исхода 7 мая), в то время как на Болгарскую бригаду командованием 2-го танкового корпуса СС была возложена задача занять и подготовить к обороне город Хорн, ключевой пункт следующего оборонительного рубежа корпуса.

В последние дни войны передовой подвижный отряд 7-й дивизии РККА (дивизион самоходных артиллерийских орудий, две роты автоматчиков и саперное подразделение), которым командовали майор И. А. Рапопорт и майор М. К. Гордиенко, получивший задание выйти на линию соединения с американскими войсками, переправился через реку Иббс в районе Кюммельсбаха, где военнослужащие отряда захватили три исправных танка «тигр», брошенных немецкими экипажами. Поставив трофейные «тигры» в авангард колонны, отряд продолжил движение к городу Амштеттен, при этом благодаря наличию немецких танков отряду удалось какое-то время идти рядом с отступавшими частями противника, нагоняя и перегоняя их. Обогнав подразделения отступавшей венгерской дивизии, отряд Рапопорта догнал ещё одну группу отступавших по дороге военнослужащих противника, которая состояла из румын и болгарских эсэсовцев, стремившихся сдаться американской армии. Разглядев на бортах самоходок десант из советских автоматчиков, румыны и болгары бросили оружие на дорогу и разбежались в стороны.

Бомбардировка при Цирсдорфе и исчезновение 2-го батальона

До Хорна было 60 километров, и Рогозаров ожидал, что его войска прибудут в Хорн к утру. Однако по шоссе двигались многочисленные отступающие немецкие войска, что затруднило движение. Утром бригада оказалась в Цирсдорфе, где на мосту образовалась пробка. В этот момент в небе показались советские самолёты Пе-2, которые сбросили бомбы и начали стрельбу из пушек и пулемётов. Мост был разрушен, в этой бомбёжке погибла большая часть немцев и несколько болгарских легионеров, в итоге половину артиллерии пришлось бросить. Но ещё большей утратой был 2-й батальон, который исчез в полном составе. Пропал и его командир, капитан Богоров, который бросился на его поиски. Отстало немало немцев и из других подразделений.

Как оказалось, большая часть 2-го батальона в страхе разбежалась, а строй сохранила только рота поручика Хаджилакова. В составе 17-го корпуса фольксштурма его солдаты скрылись в горах Западной Австрии, где до 12 мая вели бои. Когда две трети личного состава уже были уничтожены (некоторые всё-таки разбежались), Хаджилаков принял решение распустить свою роту и по поддельным документам пробраться в Бургас. Выжившие солдаты перешли в зону американской оккупации, а кто-то осел в Австрии.

и ведь кто-то правда может поверить этой рекламе

и ведь кто-то правда может поверить этой рекламе

Бои в Хорне

К 12 часам 7 мая остатки бригады, в которой было всего 300 человек, прибыли в Хорн. А вот 2-й танковый корпус СС так и не добрался до города, ибо был оттеснён на юг. Защищать рубеж принялись войска 43-го корпуса под командованием генерала Карла Людде. Полковник Рогозаров и штурмбанфюрер СС Бриллинг были приняты генералом и получили заверения, что немцы будут защищать город до последнего солдата, а болгары вольются в его оборону. Болгарам доверили защищать замок Вайсгартен, который принадлежал князьям из рода Баттенбергов — рода первого болгарского князя Александра I.

Перед боем полковник обратился к солдатам с речью, призывая их защищать город до конца и постоять за честь болгарской армии и болгарского народа. Бойцы исполнили песню «Откол зора зазорила», а девушки-легионеры возложили на ступени замка букеты цветов. Стоян Попьянков после войны писал, что болгары готовы были вступить в бой сразу же после речи полковника. По окончании церемонии были арестованы и расстреляны подпоручик Ангеличков и один подофицер, которые пытались сдаться в плен красноармейцам.

Но вечером 7 мая Людде не выдержал и тайно вступил в радиопереговоры с командованием 46-й армии, заключив тайное соглашение о капитуляции утром 8 мая. Занятие города затянулось на день «благодаря» вступившим в бой немецким частям. Советское командование обещало свободный проход болгарам в зону ответственности американской армии, если те разоружат эсэсовцев и выдадут их Красной армии. Над болгарской бригадой нависла реальная угроза пленения своими же союзниками. Но кто-то из офицеров штаба генерала Людде около полуночи сообщил обо всем полковнику Рогозарову. Тот немедленно поднял бригаду по тревоге и при поддержке нескольких десятков находившихся в городе гестаповцев попытался захватить штаб генерала и изолировать расположение верных ему солдат вермахта. Вскоре в городе начался бой, который затянулся до трёх часов утра следующего дня.

Болгары не смогли захватить город, у них было убито двадцать человек. Запаниковавшие легионеры побежали на северо-запад, бросив всю артиллерию и весь автотранспорт. На рассвете они скрылись в лесу, где полковник Рогозаров дал им привал. Новости о грядущей капитуляции повергли солдат в отчаяние, и Пауль Бриллинг, не желая сдаваться в плен, покончил с собой. Ещё три человека умерли от ранений, и их вместе с Бриллингом похоронили в братской могиле. Ещё несколько человек поспешило на восток сдаваться в плен русским войскам. Командир бригады не позволил ротмистру Замфирову стрелять в них и приказал немедленно свернуть привал. Уцелевшие офицеры направились в зону ответственности американских войск, где могли рассчитывать на лучшие условия капитуляции, чем перед Красной армией.

Прорыв на Запад

Ослабленная бригада направилась к Гмюнду. Пару часов спустя они заметили самолёт По-2 из ночного бомбардировочного полка 5-й советской воздушной армии. Командир артдивизиона капитан Лебибов сбил самолёт из пулемёта MG-34 самолёт и захватил его экипаж — двух молодых лётчиц. Однако болгары отпустили девушек, перевязав им раны и оставив на попечение священника деревни Будвассер. Там девушки дожидались прибытия советских войск. В той же деревне легионеры взяли несколько повозок и лошадей, обменяв их у жителей на свои грузовики, у которых кончилось горючее. Сложив на телеги раненых, которые не могли передвигаться самостоятельно, бригада продолжала свой марш на запад. Ночь с 8 на 9 мая застала её южнее города Цветль, где она оказалась совместно с бежавшими немцами.

Утром советская артиллерия начала обстреливать колонну. Пошли слухи, что красноармейцы перекрыли путь на запад. Легионеры и немцы заняли круговую оборону, но в течение часа стреляли только по двум лёгким танкам. Вскоре болгары отправили в разведку три патруля под командой ротмистра Замфирова, поручика Црвенича и фельдфебеля Ковачева. Вернувшись, те доложили, что по шоссе на Гмюнд в направлении чехословацкой границы движется советская бронетехника и пехота на грузовиках. Болгары оказались в тылу у противника, и пробиваться на запад уже стало проблематично, а сдаваться в плен болгары не желали — советские войска отправляли без вопросов в лагеря всех членов национальных формирований СС. Однако полковник Рогозаров нашёл выход из этой ситуации.

Он приказал трем десяткам наиболее светловолосых легионеров переодеться в форму, снятую с захваченных в Штоккерау пленных, и вооружиться трофейными автоматами ППШ. Остальные, спрятав под одеждой ручное оружие (гранаты, пистолеты, ножи), должны были изображать пленных. Построившись в колонну, окруженную переодетыми пленными, бригада двинулась на запад, имея в замке подводы с ранеными и спрятанным на дне стрелковым оружием. Впереди шёл Рогозаров, который свободно владел русским языком. Он был облачён в форму советского капитана. В течение дня несколько механизированных колонн советских войск обогнали бригаду, но все считали, что автоматчики куда-то ведут пленных «фрицев».

Вечером в нескольких километрах от чехословацкой границы путь болгарам преградил небольшой отряд советских мотоциклистов-разведчиков. То ли направление движения колонны показалось подозрительным, то ли переодетых легионеров выдали их немецкие сапоги, но мотоциклисты направили на болгар свои автоматы, а командовавший ими офицер подошел к Рогозарову и потребовал предъявить документы на сопровождение пленных. Полковник выхватил пистолет и убил офицера, но сам был сражён насмерть автоматным огнём. Легионеры с трудом перебили сопротивлявшихся и захватили двадцать человек в плен.

Капитуляция

Ивана Рогозарова солдаты похоронили с высшими почестями и поспешили дальше. В ночь на 10 мая в районе Ческе-Веленице им удалось пересечь границу. Авангардный патруль под командой ротмистра Замфирова, выдвигавшийся на трофейных советских мотоциклах, столкнулся с чешскими партизанами. Нескольких удалось захватить в плен, но Замфиров ограничился только их поркой и отпустил выпоренных чехов.(тогда уж выпоротых, если на то пошло) Выйдя на окраину населенного пункта Тргове-Свини, Замфиров нашёл разведчиков 3-й американской армии. В 10:30 утра он подписал капитуляцию в штабе американского танкового полка, после чего вместе с американским капитаном он выехал в расположение бригады и объявил своим товарищам условия капитуляции. Построившись в последний раз, двести пятьдесят последних легионеров торжественно простились со своим боевым знаменем, после чего знаменосец подофицер Радойнов сжег его. Спустя несколько часов болгары прибыли в нужный район, сложили оружие и подняли белый флаг. Они также передали всех советских пленных и вскоре были переправлены в тыл 3-й американской армии. Так закончился короткий, но тяжелый боевой путь Болгарской противотанковой бригады СС.

Думаете, что против русских воевали только фашисты — болгары? Ничего подобного — ветераны партизанского движения в Болгарии 1940 годов, офицеры армии и МВД в 1964-1965 гг. готовили переворот против руководства Болгарии. Цель была оторваться от СССР. В 1965 часть заговорщиков расстреляли, а в 1990 г. они были реабилитированы горбаческими сторонниками в Болгарской компартии.

Читайте здесь.

Понятно, что в России привыкли видеть в болгарах братский народ, а себя его освободителями. Только, судя по всему эта история нужна нам самим, а болгары ее стараются забыть. При каждом удобном случае. Да, и вообще во время освободительного похода в Болгарию в местное ополчение с грехом пополам набралось 7 тысяч человек.

Реклама

6 responses to “Болгарский SS против Красной Армии

  1. Прям настоящие арийцы. И за рейх воевали позже в 80-ые проводили политику балканизации местных турок в результате в Турцию сбежало несколько сотен тысяч мусульман. Мне что интересно- правда ли что в рейхе всех славян считали унтерменьшами как нам рассказывала пропаганда или болгары не славяне? Тогда на что они рассчитывали или это нас дезинформировали?

    • страна управлялась немецкой династией Кобургов http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/History/Mon_Evr/25.php
      армейская верхушка тоже была прогерманской

      а в болгарском SS служили только добровольцы, часть была сформирована после того как Болгария перешла на сторону антигитлеровской коалиции

  2. На самом деле полковник Рогозаров не был убит, он находился в американском лагере в плену до 1948 года. Несмотря на два заочных смертных приговора на родине, американцы болгарам его не выдали. Он из Германии принимал участие в деятельности болгарских «лесных братьев», именуемых «горянами», и скончался в 1956 году во Франкфурте.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s