Наганов о Поларшинове, Поларшинов — об эпохе

Наганов

Наганов

Нашел отсканированную статью из старой Волжской Коммуны за 2002 год. Погуглил — такого варианта в рунете нет, а зря — очень любопытный и человеческий материал.

А еще в нем важно то, что здесь, как бы два героя — Владимир Наганов и Александр Поларшинов. Первый из них, так рано ушедший из жизни, я считаю уже незаслуженно забыт в Самаре. Спросил у Саши — выставлю ваше творчество в блоге? Валяй, говорит.

Выставляю.

Самарские пацаны — 4

Волжская Коммуна 2002, 14.09

А. В. Поларшинов (Александр Владимиров)

В начале 80-х гг. корреспондент газеты «Волжский комсомолец», газеты «Молодость Сибири» (г. Новосибирск), после Спитакского землетрясения в 1988-1990 гг. редактор газеты «На стройках Ленинакана», в 90-х гг. зав. отделом газеты «Культура», зам. редактора газеты «Седьмой канал», старший обозреватель еженедельника «Все & Все».

Автор очередных, четвертых «Пацанов» Александр Поларшинов годится в сыновья предыдущем мемуаристам Владимиру Шикунову и Геннадию Шабанову Два разных поколения У них есть и общие качества есть и различия.

Роднит этих журналистов острый взгляд и изящное перо Читатели «ВК» знают Поларшинова как Александра Владимирова, родоначальника рубрики «Кочка зрения»

О различиях пространнее Меня смущает обилие блатных словечек и рассказов о фривольных похождениях в опусе Поларшинова (А ведь он не из низов, а с самых верхов советского обществ — его отец руководил одной из крупнейших строительных организаций области) Конечно жаргонизмы нужно было бы убрать Но Допустим, Александр куражится Однако непреложный факт если Шикунов с Шабановым тоже захотели бы похулиганить, их материалы все равно не изобиловали бы феней в таком количестве Они ею просто не владеют Разные времена разные нравы, разные вокабуляры В 40-е и 50-е криминала было меньше чем в 60-е и 70-е Еще бы Если при Иосифе Виссарионовиче судили за колосок то Леонид Ильич не считая зазорным когда при малых зарплатах, стипендий и пенсиях приворовывают у государства Растаскивай госсобственности вон когда началось.

Да и нравы становились менее пуританскими уже при обладателе четырех золотых звезд героя.

Каждый журналист – дитя своего времени, его нерв, его голос. Читайте «Пацанов-4» и входите в новую эпоху, что поближе к сегодняшнему дню, который трудно понять, не осмыслив историю

Владимир НАГАНОВ.

Главный редактор «Волжской Коммуны»

Поларшинов (справа), Кожин (в центре), Нехорошев (слева)

Поларшинов (справа), Кожин (в центре), Нехорошев (слева)

НАЧАЛО 70-х Эпоха «Битлз», номерного портвейна и первых фирменных портков Именно тогда окончательно и бесповоротно сформировалось разделение самарской молодежи на фураг и хиппарей

Ну, с первыми-то все более-менее ясно Стандартный прикид бабайка на голове, олимпийка на туловище и широченные клеши ниже оного Стандартная короткая стрижка с неизменной челкой по самые глаза Стандартное образование — как правило, ПТУ, ласково именуемое «каблухой» Традиционный ареал обитания — танцплощадки с обязательной «Шизгарой», каковую не пощадили переделать на свой манер «В «Пушкарь», чувак, ты не ходи -Хиппуют тама хиппари. А приходи к нам за Овраг, Ты там всегда найдешь фураг». «За Овраг» — подразумевалось, в загородный парк имени Горького Впрочем, и в городском парке имени его же (нынешние «Струкачи») танцплощадка вечерами тоже не пустовала. Меж делом отмечу, что практически во всех городах бывшего Союза парки всегда были имени Горького Из чего следовало, что великий пролетарский писатель был большой не дурак культурно отдохнуть

Хотя с культурой на танцплощадке того же городского парка ощущалась явная напряженка. Само заведение располагалось возле бассейна «Чайка» и было обнесено забором из вольерных сеток Отчего за ним наглухо закрепилось название «зверинец», откровенно побуждавшее публику к адекватным действиям.

Ходили сюда в основном не плясать — потусоваться, себя показать да на других посмотреть. Высшим шиком считалось явиться на танцы в домашних тапочках на босу ногу. Крутизна аборигенов «зверинца» определялась шириной клешей и количеством заклепок внизу штанины. Находились большие оригиналы, Один паренек, к примеру, целый танцевальный сезон проходил в брюках с оборкой из елочной гирлянды и батарейкой в кармане Тут уж все местные барышни на него глаз положили.

В 70-х бал на танцплощадке правили некто Аман, Пардон и Мадам. Этим любая музыка была по барабану, они бдили, дабы чужие пацаны не лапали их знакомых чувих. Некоторые из которых, кстати, и сами за себя умели еще как постоять. Чего стоила здешняя королева Наталья Павловна, на весь городской парк прославившаяся умением драться псевдодамской сумочкой.

Древнее искусство кулачного боя вообще было у фураг в большом почете. Обитатели Рабочего городка (их еще называли «грэсовскими») регулярно ходили биться с «ленинскими» (производное от одноименной улицы). Братва с Буянова и Никитинской конфликтовала со шпаной из Запанского При этом все уважительно боялись каких-то мифических «ямских», будто бы живших едва ли не на городском кладбище

Когда кулаков в качестве аргументов не хватало, в ход шли солдатские ремни с напаянной свинцом бляхой До поножовщины и смертоубийства, впрочем, доходило редко Оттого, наверное, что дрались не из принципиальных соображений, а ради простого куража По-своему, должно быть, истолковав популярную в ту пору радиопесенку, что исполняли хор мальчиков и Бунчиков (был такой солист, именно так и объявляли, произнесите вслух — ощутите прелесть)

Не зря мы тренируемся

С давних пор, с давних пор’

Улица — на улицу,

Двор — на двор’»

В НАШЕМ дворе на Никитинской «шишку держали» Карп, Денис и Арбуз (два первых «погоняла» заполучили от фамилии, у последнего организм венчала здоровущая и абсолютно круглая башка) Меня, ходившего сперва в музыкальную школу, а после и в музыкальное училище, тут считали блаженным и потому не трогали Идешь, бывало, по двору с нотной папочкой, а эта несвятая троица у голубятни портвешком балуется:

— Санек, подыграй, а?

Ну, берешь гитару — известное дело, «восьмерка», три аккорда — и погнали’ «Тихо проплывает зона на экране, Нинка-малолетка на переднем плане:

Ножки глуховые, глазки

озорные..» Там еще припев был запоминающийся:

‘Я тя считал своим

идеалом,

А ты спала с другим под одеялом:

Вот под эту мятежную лирику мне прощалось многое, даже «не по понятиям» длинные волосы. Но горе было пришельцу с аналогичной прической. Таких в нашем курмыше обычно встречали фразой: «Ты че, демон, так оброс?», а потом пытались постричь с использованием любых подручных средств, как-то: ножей, осколков стекла et cetera Классовая ненависть, куда от нее денешься.

Ненавистью по отношению ко всем, на них не похожим, фураги страдали воистину классовой. В смысле, с начальных классов не для всех обязательной тогда средней школы. Почти в каждом классе имелся свой неформальный лидер. Не член совета дружины или там комсомольской организации — этих, за редким исключением, вообще за людей не держали. Находился человек, за которым якобы стоял большой «понт», и эта слава позволяла ему с минимальными усилиями терроризировать все учебное заведение По принципу «Гони, пацан, двадцать копеек Нету? А ты попрыгай — может, чего и звякнет, в натуре»

У нас в школе тоже такой был Володя Морозов. Пару лет назад встретил его — весь израненный, участник без малого всех последних войн и региональных конфликтов, кавалер множества наград

Что вообще-то большая редкость По большей части фураги моего поколения подались либо в зеки, либо в менты. Причем зачастую вторая категория плавно переквалифицировалась в первую Что характерно

Вспоминаю одну историю, приключившуюся достаточно много лет назад В районе площади имени Куйбышева прогуливал я одну девушку — в надежде, скажем так, на более тесное и плодотворное сотрудничество От нечего делать забрели в магазин «Сюрприз», а в нем — бывший одноклассник Судя по наколкам, отсидевший больше лет, нежели нам обоим в совокупности Вот уж в самом деле сюрприз’

— Санек, — кричит на весь магазин, -щас, в натуре, портвейну наберем, гадом буду, да за встречу и

Спутница моя ошарашенно хлопала ресницами С трудом отбившись от заманчивого предложения, уговорил ее заглянуть в функционировавший еще тогда магазин «Искусство». Дескать, успокойся, здесь таких не встретим. Зато встретили другого моего знакомого, он вообще нестандартной ориентации, проще говоря, «голубой».

— Кикуня, — говорит ласково, — сладулька, а чего это у тебя горлышко шарфиком завязано? Захворал, что ли, ласточка моя?

Короче, не станцевалось у меня тогда с вожделенной девушкой.

В НАЧАЛЕ 70-х и много позже Бродом именовался отрезок ул. Куйбышевской от Тарелки (пл. Революции) до Пушкаря (Пушкинский сквер за драмтеатром) В аккурат посреди означенного маршрута находились легендарные «Три палки» -кафе «Три вяза», воспетые, кстати, местной самарской знаменитостью композитором Марком Левянтом. Хотя здесь Марк малость и передергивает. Три вяза, что в его песне шелестят в старой части города, суть совсем другие деревья. Посаженные уже в 80-х взамен спиленных настоящих.

А вот вокруг изначально-родных те еще чудеса творились. Толпа человек двести Как на одесском Привозе, продается и покупается все папа, мама и ядерная бомба Неизменный милицейский «бобик» по наступлении сумерек с традиционным кличем через мегафон (без стандратного нынче GSM) «Граждане хиппи, разойдитесь» Обязательные облавы на фарцовщиков с конфискацией штанов, винила, сигарет и жвачки После — «телеги» по месту учебы (большинство самарских хиппи числились студентами), изгнание из комсомола и прочие немудреные санкции, власть по этому поводу свою фантазию небольно напрягала

Хотя большинство народа собиралось здесь (да и на Тарелке, и в Пушкаре) просто с целью потусоватъся Теперь, когда вся страна у нас по уши окунулась в так называемую рыночную экономику, уже невозможно растолковать, отчего за проданную по три рубля пачку «Мальборо» или «Винстона» тебе в 70-х запросто могли впанахать по году за каждый рубль Да, были настоящие дельцы, некриво на фарцовое имевшие Только их антикварно-валютные сделки к достаточно мирному сборищу на Броде фактически никакого отношения не имели Сюда люди собирались побалдеть Ну, заработать по ходу несколько рублей — разве это бизнес?

В тех же «Трех палках», помимо убежденно бунтующих хиппарей и охочих до наживы фарцовщиков, можно было наблюдать штатных и внештатных сотрудников органов. Одним из таких был некий Юрочка. «Иудиных» денег, видать, Юрочке не хватало, и оттого он подфарцовывал по мелочам Вот у него-то мы с Сашей сто рублей и заняли. Деньги по тем временам нормальные обед в находившемся напротив «Палок» «Сугробе» (кафе «Снежинка») по всей программе тянул рублей на пятнадцать.

Затея была проста, как мычание теленка’ сесть в поезд, покататься. С поездом все удалось Не повезло с попутчиками. Как назло, в мае того забубенного 70 какого-то года нашим составом возвращались со службы эстонские дембеля (были еще и такие). Забавные хлопцы, только нищие совсем. Короче, в столицу нашей Родины мы с Сашкой прибыли, имея то ли рубль двадцать копеек, то ли двадцать копеек без рубля. На двоих.

Кто бы другой растерялся, только не мы. В автоматической камере хранения Казанского вокзала вылезли из почти нетертых джинсов и продали их двум лицам сильно кавказской национальности Взамен получив 260 рублей плюс пижамные штаны и традиционно совков-ские синие «триканы» с вытянутыми коленками. Эдаким образом нарядившись и перекусив, очередной «Стрелой» отправились в Ленинград. Идея, кстати, была моя.

Почему именно в Питер? Не знаю. Ни родных, ни знакомых у меня в ту пору в Северной Пальмире даже быть не могло Будучи мальчиком «мажорным» и не по годам продвинутым, не единожды гостевал в теперешнем Санкт-Петербурге.

Первое время укладывались в норматив. Обеды в кафе «Фрегат», что на 8-й линии Васильевского острова. Ужин в ресторане «Кавказский» за одним столиком с Булатом Окуджавой (и ведь считал, что так положено, где мои семнадцать лет1). Общение с местными молодыми людьми и девушками, начинавшееся у Казанского собора и продолжавшееся по разного калибра «флэтам»

Что мы никакие не хиппи, мы с Сашкой осознали по окончании денег Когда последние 15 рублей шикарно извели на шампанское с бутербродами в буфете Эрмитажа и стали окончательно неинтересны вчерашним товарищам по образу жизни Пару дней прокантовав-шись по чердакам — в основном на Невском, где «при артобстреле сторона улицы особенно опасна», решили выбираться домой Без копейки Без документов

А Радищев-то не соврал Первая станция на пути из Питера в Москву и впрямь называется Любань Там нас и выкинули из поезда как безбилетников Зато попался на трассе добрый шофер-дальнобойщик, без проблем в течение ночи подбросивший меня и Сашку до первопрестольной

Где столичный барыга именем, кажется, Володя, еще тогда рассекавший по Москве на редком даже теперь «датсуне», одолжил нам денег на проезд до дома Где мы эти деньги с ходу потратили, надеясь перехватить до Самары столь же доброго дядю шофера, как и от Питера до Москвы Где доброго дяди не нашлось

ОТ СТОЛИЦЫ до Рязани мы выбирались пешком, изредка покилометрово пользуясь популами. Ночевали, помню, в Коломенском кремле тогда он был на реставрации). Еще в городе со странный названием Голутвин, на чердаке. В Голутвине, кстати, Сашка умудрился с открытия ярмарки спереть хлеб-соль, тем и харчевались.

Отдельное спасибо новокуйбышевскому водителю Толяну, подобравшему нас возле Рязани и доставившему в тогдашний Куйбышев. Лихой был мужик. Из еды у него имелось литр водки и кило пряников, а в кузове стоял точно такой ЗИЛ, каким Толян рулил (не иначе, запасной)

… Больше я не ходил на местный «Бродвей». Я повзрослел. Теперь вон и вовсе почти состарился. Понимаю, что овчина выделки не стоила, что дурь это все и чушь: фарца, хиппи, сомнительные половые подвиги. Вот уже и дочери от первого брака лет гораздо больше, нежели нам с Сашкой во время пешего похода из Питера в Самару.

Все я понимаю. Только порою жаль, что такого вояжа мне уже никогда не повторить. Ей-богу, жаль…

 

Реклама

11 responses to “Наганов о Поларшинове, Поларшинов — об эпохе

        • так кто-то и сегодня так живет, просто мы их не видим — у них другая туса, а вообще у капитализма больше порядка даже при самом бардаке

        • …у каждого времени своя эпоха)))А раз есть люди ,то будут и события…и обрастёт повествование мхом легенд и туманом домыслов)))

          • лишь бы было потом кому это описать живым текстом, а не форматом смс

      • Дим, я просто не понимаю, когда в зону забвения незаслуженно попадают интересные люди и их творчество

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s