Как в Куйбышеве Академгородок не появился

Воспоминания секретаря обкома КППС Николая Панова

С первого дня работы в Обкоме  КПСС моей голубой мечтой стало открытие  в области институтов фундаментальной науки и академического центра,  подобного новосибирскому.

У идеи открыть в Куйбышеве академические институты нашлись  как сторонники, так и противники. При посещении ЦК КПСС я получил  разъяснение: «Создание центра в Сибири было определено как важная  государственная задача, были выделены большие деньги. Вам подобного  не видать».

Я понял, что надо найти союзников. Уже первая встреча с единственным  в то время в Куйбышеве действительным членом АН СССР Н. Д. Кузнецовым  была продуктивной. Николай Дмитриевич давно был одержим подобной  идеей и уже пытался ее реализовать. Беседовал на эту тему с президентом  АН СССР Келдышем, который ставил вопрос так: «Пришлите к нам  молодого доктора наук, мы на него посмотрим, убедимся, что он  подходит как руководитель будущего центра, тогда будем говорить  дальше».    Дополнительным требованием было наличие у будущего кандидата  желания полностью посвятить себя новой работе.    Выбор пал на молодого доктора технических наук Игоря Александровича  Бережного, работавшего в одном из КБ авиационной промышленности. Он поехал на смотрины к академику Келдышу и с успехом выдержал  экзамен.    Мне Бережной тоже понравился. Он, несомненно, был одаренным  человеком, мыслящим масштабно, с большим размахом. Разрабатываемое  им научное направление носило явно выраженное инженерное значение.

С другой стороны, имелся выход в квантовую механику, а следовательно  — на фундаментальную физику. Можно будет организовать специальную  кафедру в будущем университете. Жизнь показала, что расчет был  верен.

«Для института потребуется небольшая площадка с выходом на  летное поле. Основным заказчиком выступит Министерство авиационной  промышленности, договоренность есть» — вводил меня в курс дела  Бережной. «Попахивает Нью-Васюками», — мелькнуло у меня в голове.

Невероятное оказалось очевидным. Сначала был получен небольшой  участок в непосредственной близости от заводского аэродрома авиазавода,  и на нем в кратчайший срок развернута первая «зародышевая» база  будущего института. Для сооружения первого корпуса лабораторий  требовалось значительное расширение площади за счет соседей.

А соседство — свино-откормочный комплекс. Его надо было переносить.

про дружбу Бережного с обкомом больше других знает Нехорошев

про дружбу Бережного с обкомом больше других знает Нехорошев

Когда я сказал об этом Орлову, он заметил: «Задача эта непростая,  пол-Безымянки кормится мясом свинооткормочника, но я обещал помогать  науке и слово сдержу». Последовало поручение Николаю Семеновичу  Бузаеву изучить вопрос и доложить.

Я обрадовался: Бузаев — заместитель председателя облисполкома  по сельскому хозяйству — был умен и эрудирован. Мы с ним отправились  в гости к Бережному, чтобы посмотреть обстановку на месте. С  интересом смотрел Бузаев на незнакомую аппаратуру, слушал пояснения.

Поход явно удался. Соседство лазерной техники и свинохозяйства  действительно трудносовместимо — мухи заели. Бережной тут же  заверил Бузаева, что строительство свинарников на новой площадке  будет профинансировано. Бузаев сказал мне, что ему очень понравилась  лаборатория, и он сделает все возможное, чтобы перенести свинокомплекс  на другое место, конечно, не в ущерб производству мяса для Куйбышева.

И, надо сказать, что обещание свое выполнил. Это была первая,  но впечатляющая победа!     В одну из встреч академик Н.Д. Кузнецов передал мне перечень  институтов, которые, по его мнению, надо открыть в области. Вот  этот список:     1. Институт технической механики.    2. Институт технологии нефти.    3. Лаборатория экономики.    4. Лаборатория кибернетики. 5. Филиал или самостоятельный институт экологии Волжских водохранилищ.

Панов на рыбалке за Волгой 1956

Панов на рыбалке за Волгой 1956

После создания институтов и лабораторий АН СССР планировалось  организовать совместный с вузами и отраслевыми НИИ совет и добиваться  создания Поволжского отделения АН СССР.    Потребовалось много нервов и сил, пока первая академическая  ячейка появилась в Куйбышевской области. В то время на Волге  ниже Казани вообще академических институтов не было.

Калдыш, Капица, Басов.

Однажды зазвонил прямой телефон В.П. Орлова: «Я только что  говорил с президентом Академии наук Келдышем. Он приглашал на  заседание президиума академии наук, будет среди прочих и вопрос  об открытии в нашей области академического института. Я сказал,  что занят, вместо меня приедет секретарь обкома Панов и выступит  на президиуме. Приедете в Москву, позвоните Келдышу. Вам и карты  в руки». Я полетел в Москву буквально на крыльях.

Меня радовала возможность встречи с выдающимися учеными, о  которых я только слышал. Когда я зашел в зал бывшего шереметьевского  дворца на Ленинском проспекте, у меня зарябило в глазах от высокого  собрания.

За столом восседал Келдыш — главный теоретик космических программ. Рядом с ним сидел академик Н.В. Котельников — правая рука президента  академии.    Наш вопрос был далеко не первым и не вызывал особого интереса. «Вот Куйбышевский обком ставит вопрос об открытии академических  институтов. Куйбышев не только промышленный центр, но и центр  по выполнению космических программ, — сказал президент. — К нам  прибыл секретарь обкома Панов, послушаем его».

Я выступал кратко. В завершении заверил в том, что область  примет самое активное участие в создании материальной базы. Все  это вызвало определенный интерес. Последовали вопросы.

Потом Келдыш предложил обменяться мнениями. Горячо поддержал  академик П.Л. Капица, ленинградский академии В.М. Тучкевич выступил  против. Мотив его неприятия идеи: и так денег у академии недостаточно,  а тут новые институты.

В перерыве ко мне подошел академик Н.Г. Басов: «По-моему,  начинать надо с создания филиала института ФИАНа АН СССР. У меня  есть контакт с Бережным, кстати, он заработает очень приличные  деньги на лазерной посадке самолетов». Это было начало моего  знакомства с этим выдающимся человеком — нобелевским лауреатом,  которое вылилось в доброе товарищество.

Пользуясь добрым отношением Басова, я неоднократно заезжал  в руководимый им ФИАН, был в его лабораториях, общался с учеными.

Однажды Басов поделился своей заботой: «Надо аспирантов послать  в Горький — отвезти Сахарову зарплату, забрать материал, который  он наработал. Он наш сотрудник». Потом добавил: «Сахаров никогда  не был антисоветчиком».

Академик Н.Г. Басов оказал нам кадровую и материальную поддержку. Именно он подобрал и направил в Куйбышев талантливого ученого  и замечательного человека — молодого доктора наук В.А. Катулина,  к сожалению, так рано ушедшего из жизни.

Сегодня, когда нет в живых Бережного, трагически погибшего  в Москве в результате терракта, и Катулина, надо отметить их  выдающуюся роль в развитии лазерного направления и вообще академической  науки в Самаре.

Дальнейшее развитие технической составляющей академической  науки в городе было связано с политехническим и авиационным институтами. Ректор авиационного института в то время В.П. Лукачев поставил  на это направление науки способного ученого В.А. Виттиха, к тому  времени доктора наук. Внесли свой вклад и политехники, используя  свои связи с институтом машиноведения АН СССР и академиком К.В. Фроловым.    Труднее получилось с экономическим, нефтехимическим направлениями.

Предстояло наладить отношения с академиком Ю.А. Овчинниковым,  который возглавлял в АН СССР отделение химии природных соединений  и полимеров. Я не был с ним знаком. Помню, впервые я увидел его  в Москве 8 марта. Высокий, красивый, молодой, он вбежал с большим  букетом цветов и начал их раздавать женщинам, влюбленно смотрящим  на него. Сколько я ни пытался, у меня так и не получился тогда  капитальный разговор с молодым преуспевающим академиком, хотя  обещаний он дал по телефону много. Пришлось применить тактику  многократных телефонных звонков и, надо сказать, она себя оправдала.

Как награду для себя я воспринял следующее событие. На одном  из собраний академиков, куда я был приглашен как «свой человек»,  была встреча с академиком Овчинниковым. «Пойдемте, я познакомлю  вас с нашим новым президентом академиком Анатолием Петровичем  Александровым (он сменил Келдыша)».    «Вот секретарь Куйбышевского обкома, — представил меня Овчинников  Александрову, — он меня окончательно «добил», и мы выходим с  предложением открыть в Тольятти академический институт». К величайшему  сожалению, это были последние встречи и с Овчинниковым, и с Александровым  — вскоре их не стало.

Реклама

10 responses to “Как в Куйбышеве Академгородок не появился

  1. Приходилось в КБАС неоднократно видеть академиков Котельникова, Жаворонкова, Басова и Прохорова — кстати, миллиардер Прохоров очень похож на однофамильца-лазерщика…

  2. Недострой за центральным автовокзалом разобрали уже лет десять назад. А там вроде академия наук должна была быть. Но делать фетиш из нашей академии наук не надо. Кто знает чем занимается институт открытых систем на ул. Ленинской рядом с синагогой. Мне это напоминает старый анекдот где рукоблудие прикладная физика а игра в карты прикладная математика.

    • это Виттиха контора

      а Академгородок должен был занять ту площадь сад- города, где сейчас частный сектор разросся — эту площадку покойный Яровой спулил

  3. А кто такой Виттих? Чем он занимался или занимается, чем знаменит? Если можно поподробнее про его контору и помещения. Как дошло до того, что самарское отделение ассоциируется разве только с игрой в преферанс.

  4. Владимир Андреевич Виттих — Человек Легенда — один из самых значимых и выдающихся Ученых (с большой буквы)! нашего многострадального Города на реке… Создатель научной школы…
    К сожалению, подавляющее большинство его публикаций (до перестройки, естественно) отсутствует в свободном доступе. А то что на виду — для малограмотных гуманитариев, а также и многих не очень удачливых выпускников инженерных вузов, коих у нас процентов 95, если не более, выглядит «рукоблудием» и «игрой в карты».
    Но и сейчас, даже те его работы, которые можно найти в библиотеках и и-нете, работы связанные, например, с обработкой изображений — выглядят вполне основательно, практично и для непосвященного малопонятно, естественно. Не хочу говорить за других участников Блога, но лично для меня его разработки — вне понимания из-за скудности моего образования… 😦
    Вот, например, в появлении так горячо всеми нами любимых снимков из космоса, от черно-белых, времен 70-х, до современной Викимапии — есть ощутимый вклад В.А.Виттиха… Даже, кажется, один из снимков участка кладбища в Зубчаге (материалы следующего поста) 🙂
    Очень интересна и необычна концепция Виттиха о Равновесии Открытых Систем. Данная концепция актуальная для самых разноплановых направлений фундаментальной и прикладной науки.
    Например, Гипу Гаповичу, на заре его «юности», использование положений теории Виттиха, позволило разработать матаппарат и логическое обоснование рекультвации карьеров 🙂 Докторанту Перфилию — оценить состояние Обустроенного участка Территории и убедить всех, что «особо опасный отход» на самом деле далеко не так опасен… 🙂
    Да, вот еще что… Некоторые проблемы, освещаемые на Вашем уважаемом блоге, тоже подпадают под теорию Владимира Андреевича. Например — «три кризиса в Самарской науке» или «Блог-система» 🙂
    Виттих также попытался создать новую научную дисциплину. Как она называется, увы не помню. Да и не очень-то ее понимаю. Вернее, совсем не понимаю 🙂

  5. Играл, и играл замечательно. Когда он в перерывах свой большой научной конференции садился за рояль — из зала многие говорили — ну их, эти доклады, поиграйте ещё! Лет 7 назад сюда приезжал в рамках тура знаменитый флюгельгорнист Игорь Широков — они играли в молодости в Новосибирске, ездили в Таллин на международный джазовый фестиваль, там Широкова присмотрел тоже еще молодой Кролл и забрал в свой профессиональный состав. Виттих и Широков не виделись лет сорок. Обнялись, Широков достал из кофра флюгельгорн, Виттих сел за рояль… я не почувствовал, что это репетиция. Играли с ходу как будто только вчера расстались. Широков умер в 2014 году. 20 августа хоронят Владимира Андреевича Виттиха. Прощание с 10 до 12 в его институте (Садовая, 61).

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s