Cамарский речпорт в “нефтяных кознях» Российской империи и США

Блог «Город на реке Самара» регулярно обращается к теме Самарского речпорта, сыгравшего значительную роль в истории Самарского края.  Но кроме чисто «самарской» роли есть у него свой вклад и в глобальные темы, одной из которых являлось стратегическое противостояние России и Америки в конце 19 – начале 20в.в. в «нефтянке». С конца XIX века США и Россия боролись за место на международном нефтяном рынке, именно тогда нефтяники обеих стран начали глобальную ценовую войну. Баку, 19 век

В 1860-х в Российской империи начался процесс индустриализации, для которой необходимо было решить проблему искусственного освещения, что значительно повышало производительность труда на предприятиях.  Но с 1862 года на российском рынке стал господствовать керосин фирмы «Standard Oil» (90% мирового рынка – на том момент), привезенный из американского штата Пенсильвания. В то же время в российском Баку добыча нефти выросла до 26 тысяч тонн (что не имело значения из-за проблем с транспортировкой). Заработал нефтеперегонный завод купца Василия Кокорева, сколотившего до этого состояние на торговле алкоголем. (Кстати, Кокорев начал вкладывать «нефтяные деньги» в строительство железных дорог, создал крупнейший в России по размерам капитала Волжско-Камский коммерческий банк, и именно Кокорев наряду с Дмитрием Менделеевым активно лоббировал идею отказа от откупов в нефтяном деле и перехода на налоговую систему взаимоотношений государства с производителями).

братья Нобели

И тут в историю  вмешиваются братья Нобели, прибывшие в Российскую империю по своим оружейным делам, но занявшиеся «нефтянкой». Они успешно и дальновидно внедрили на практике изобретения российских инженеров. Форсунка инженера Владимира Шухова, работавшая на мазуте (который до этого просто выбрасывался) – улучшила показатели двигателей на ж/д и речном транспорте.  Кроме ж/д-маршрута «Баку-Батуми» был параллельно был построен и первый в России магистральный нефтепровод длиной 813 километров (инженер Владимир Шухов). Постройка и применение самоходных судов-танкеров для перевозки нефтепродуктов (инженеры-самоучки братья Николай и Дмитрий Артемьевы), тогда как американцы возили их в бочках, —  сразу вывели «нефтянку» Россию вперед. С помощью таких судов Нобели возили нефть и керосин по Каспию, и далее вверх по Волге. Часть продукции их товарищества шла в Санкт-Петербург, оттуда – в Ригу, и далее – на экспорт. Это привело к тому, что, т.к. цены на керосин как в России, так и европейском рынке резко понизились, а ассортимент нефтепродуктов расширился, — Россия вытеснила американский «Standard Oil» и со своего рынка, и с Европы.

Кроме того, по всей Волге Нобели создали  собственную инфраструктуру для обеспечения танкерных перевозок, т.н. «Нобелевские городки». Астрахань. Царицын, Самара и Нижний Новгород — здесь на прилегающих к Волге пустырях в конце 70-х годов XIX начали строить первые в мире огромные металлические резервуары емкостью в несколько сотен тысяч пудов, которые затем стали обслуживать курсирующую по Волге флотилию танкеров нефтяной компании «Товарищества братьев Нобель».   танкеры братьев

И тут Самара, имея перевалочную базу «нобелевского городка» на Стрелке рек Волги и Самарки, соединенную веткой с проходящей через город железной дорогой, внесла значительный вклад в завоевании Россией «китайского рынка» (весьма значимого – по тем временам до 60% мирового ВВП). Этому способствовало то, что для транспортировки нефтепродуктов на дальние расстояния, но уже по суше, компания «Товарищества братьев Нобель» разработала и впервые в мире стала использовать на практике металлические вагоны-цистерны, которые сейчас можно увидеть на любой железной дороге.

Построенные на берегу Волги (Самара и Батраки) пристани для нефтеналивных судов товарищества и соединенные с линией Самаро-Златоустовской железной дороги перевалочные пункты стали одними из крупнейших в России перевалочными станциями. Нефтепродукты, доставленные с Кавказа по Волге, перегружались на железную дорогу, и они далее шли по всей России и за ее рубежи как в западном, так и восточном направлении. Наверное, с тех пор многие страны и подсели на российскую «нефтяную иглу». Во многом – благодаря Самаре с ее портовым терминалом «река-ж/д».

Нелишне будет вспомнить и о первом в России примере социально-ответственного бизнеса, к коему имеет отношение Самара. В нашем городе контора «Товарищества нефтяного производства братьев Нобелей» была создана в 1883 году, когда решением городской управы на берегу Волги (у пос.Щепновка) было выделено место под нефтяные резервуары. В Самаре при складах «Товарищества братьев Нобель» к 1914 году уже было построено шесть одно- и двухэтажных жилых домов с печным отоплением, в которых располагались 10 квартир для служащих и еще свыше 20 отдельных комнат для рабочих, которые могли пользоваться общими кухнями. На территории базы работал водопровод, питающийся от собственной скважины. При этом трубы водоснабжения и канализации к тому времени провели даже в квартиры специалистов, что в Самаре начала ХХ века было невиданной роскошью. И все это не считая столовой и прочих учреждений быта.

Такие вот были времена…  Используя  возможности Реки и связанный с ней производственно-транспортный функционал, это естественное конкурентное преимущество от Природы – Россия закономерно выходила вперед в мировых делах.

6 responses to “Cамарский речпорт в “нефтяных кознях» Российской империи и США

  1. Я помню как горели эти нефтеналивные баки. Год точно не помню, но кажется 1956 или 1957. Я учился в школе № 72. Это угловое здание по диагонали от филармонии. Там давно этой школы нет, а под номером другая школа. Утром как всегда по дороге в школу сначала встретился с друзьями. Но по небу какраз с той стороны тянулся шлейф чёрного густого дыма. Ну очень много дыма. Ну какая тут для нас школа? Мы конечно рванули туда. Ну даже близко нам пройти к месту пожара не удалось — оцепление было жёстким. И правильно — только нас там не хватало. Зато ужасов про этот пожар потом по городу много ходило. Там же рядом жилой посёлок.

  2. Вообще-то, грандиозный пожар с многочисленными жертвами был в 1948, в музее МЧС есть целая диарама про него, как пишут во время него и сгорела почти вся Щепновка, может вы тогда.в д/сад ходили?

    • Нет. А в детсад я вообще не ходил. Я в Щепновке сам ни разу не был. Но вот с моста через Самарку (мы реку всегда звали только Самаркой) нефтяные баки,железнодорожные составы цистерны, и жилые дома видно было хорошо. По Волге в те годы всё время танкеры ходили и в Самарке стояли. А через мост мне приходилось ездить регулярно. Вот подъездные, потом несколько нефтяных баков, дальше за ними ближе к косе жилые дома. Еще жилые дома немного севернее баков. Я не знаю каким был посёлок до 1948 года. Может значительно больше. Но о пожаре 1948 года я ничего не знаю. Во время того пожара о котором я написал, мы не смогли через оцепление пройти далее далеко до самого пожара. И горят там дома или нет я своими глазами не видел. О чём и написал. Вот черного дыма над городом было много. Но рассказов о пожаре по городу было много и всё поужаснее. Но рассказы есть рассказы. Куйбышев-Самара любил ужасные рассказы. Одна только байка об окаменевшей девушке чего только стоит. Диорамы в музеи это мелочь, здесь иконы теперь пишут, памятники ставят, кино сняли. Так что пожар в указанное время всё-таки был. Да и после него жилых домов на самой косе не стало видно.

  3. Кстати, сейчас вид стрелки где Самара впадает в Волгу имеет несколько иной вид чем в те годы. Это связано с заполнением саратовского водохранилища.

  4. Страшная трагедия была… Я вечером пост нашел. Очень много пожарных заживо сгорело, когда один из резервуаров взорвался. И гражданские погибли, и двое детей речников. Одному год был, а другому полгода. Пожар произошел в июле 1948 года, когда в грозу молния по резервуару ударила. Всю ночь тушили.
    На городском кладбище есть братская могила и памятник установлен.
    Тогда стальные резервуары (еще довоенного изготовления) делать толком не умели, и систем защиты практически не было, особенно автоматического пенного пожаротушения на самой нефтебазе. Это сейчас сам резервуар, условно, стоит рубль, а защита к нему (автоматика, сигнализация, пожаротушение и все-все вокруг) — полрубля. Ну и ростехнадзор правильно зверствует, никогда не пропустят халявы. А в то время, база уже несколько десятков лет стояла, а противопожарных систем практически не было. Как пожарники не ругались, а Куйбышевнефтеснаб денег на » пенку» не выделял, всё экономили что-то. Вот и доэкономились.
    Там, в посте, еще про женщину-пожарного офицера рассказано. Лейтенант Раиса Куликова. Она руководила пожаротушением и тоже погибла.
    Сейчас в МЧС много женщин работает, но все больше с бумагами. А вот тогда — случай беспрецедентный!

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s